РИСКОВАЯ ЗАБОТА

«Обеспечу безбедную старость в обмен на наследование квартиры»

В нашей жизни известно немало случаев, когда за одиноким стариком ухаживали не родные дети, а совершенно посторонние люди или молодые соседи. Но не за спасибо или из-за милосердия, а в обмен на обещание упомянуть в завещании. Мол, после моей смерти квартиру завещаю попечителю Н. Но иногда оказывалось, что у дедули уже было несколько подобных попечителей, а у бабули имелись и другие наследники. В таких случаях лучше сразу заключить договор пожизненного содержания с иждивением. Эта сделка привлекательна для двух сторон. Но есть и определенные риски.

ИЖДИВЕНЦЕМ БЫТЬ РЕНТАБЕЛЬНО

Сегодня нередки газетные объявления «обеспечу безбедную старость в обмен на наследование квартиры». Да, каждый ищет свое и не всегда это может быть обманом или аферой. «Ухажер-содержатель» хочет легально и законно получить крышу над головой, хотя и после смерти рентополучателя. Одинокие старики (даже при живых сыновьях и дочерях) хотят достойно дожить. Но равноценен ли такой «размен»? Ведь не от хорошей жизни заключаются такие сделки. А вдруг попечитель «поможет» уйти в мир иной?

– Новая глава Гражданского кодекса «Рента и пожизненное содержание с иждивением» была принята 7 лет назад, – говорит заведующая первой Минской областной государственной нотариальной конторой Лилия МОРОЗ. – И уже начинает по-настоящему работать, как-то гарантировать пожилым людям не только присмотр, но открывает другие возможности лучше пожить хоть на старости лет. Да, они испытывают материальные затруднения, но при этом располагают жилплощадью. Почему не воспользоваться шансом? Тем более по статье 555 Гражданского кодекса договор пожизненного содержания с иждивением подлежит обязательному нотариальному удостоверению и государственной регистрации. А сам термин «рента» означает всякий регулярно получаемый доход с капитала, имущества или земли, не требующий осуществления предпринимательской деятельности.

Конечно, куда там, к примеру, 75-летней бабе Клаве регистрироваться в качестве ИП. Но с заключением и регистрацией договора ей не только на хлеб с молоком заработать можно, но и на подарки забывшим ее детям, и на отдых на море.

ЧТОБЫ ЖАДНОСТЬ НЕ СГУБИЛА

Эти услуги и деньги возможны и реальны, дополняют юристы. Если правильно оформлены документы. Ведь, согласно статье 572 ГК, по договору пожизненного содержания с иждивением получатель ренты – гражданин передает принадлежащий ему жилой дом, квартиру или иную недвижимость в собственность плательщика ренты, который обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением хозяина дома или даже указанного другого лица. А это обеспечение их потребностей в жилище, питании и одежде, а если требует состояние здоровья получателя ренты, то и уход за ним. То есть не только купить медикаменты в аптеке или свозить в поликлинику на обследование, но если надо и утку вынести, и из ложечки покормить. Договором может быть предусмотрена также оплата плательщиком ренты и ритуальных услуг.

В этом документе могут конкретизироваться также виды, порядок и периодичность оказания определенных услуг. К примеру, уборка жилого помещения 8 раз, а стирка белья 2 раза в месяц, приготовление пищи утром и вечером… Однако независимо от количества и вида услуг в договоре обязательно и необходимо записывать и устанавливать общую стоимость всего объема содержания. Без нее сделка не может считаться заключенной. Так, в расчете на один месяц она не должна быть меньше двух базовых величин. Заметим, что она возрастает пропорционально с увеличением размера БВ, как того требует ст.299 ГК. Заметим, что максимальный размер стоимостного выражения содержания законом не ограничивается. Возможно, если баба Клава записала 10 БВ в месяц – так тому и быть. Здесь учитываются не только расходы на покупку вещей и продуктов питания, но оценивается и оказание дополнительных услуг, и выполнение разных работ.

При серьезном нарушении «ухажером» своих обязанностей допускается в судебном порядке расторжение договора по требованию получателя ренты.

НАСЛЕДНАЯ ХИТРОСТЬ

В Минске таких договоров за год регистрируется не более пятидесяти. Хотя в столице живет более двух тысяч одиноких престарелых людей. А сколько судебных исков и споров? Увы, статистика с таким разделом не ведется отдельно. Мне удалось за последнее время разыскать до 10 таких конфликтов.

Семидесятилетний дед Микола заключил договор с нотариальным удостоверением, но не понес его в агентство по государственной регистрации и земельному кадастру (как ему подсказали родственники), не указал, что есть наследники. И «кинули» попечителя, как говорится, по полной программе. Ухаживал, кормил, возил в больницу, покупал продукты Петр Иванович, а хитрый Микола расторгает договор и со свидетельскими показаниями в суде доказывает, что его обрекали чуть ли не на голодную смерть. А что докажет Петр Иванович? Да, покупал, лечил, оплачивал коммунальные платежи, нес другие затраты, но документов-то не сохранил.

Два года шел спор и в суде Московского района Минска между сестрой умершего рентополучателя И.Т. и ответчиком Б.В., который и похоронил ее за свой счет, а истица хотела забрать обратно квартиру в центре столицы, указывая на психическое заболевание родственницы. Хотя старушка и была дееспособной. В конце концов, судья привела стороны к мировому соглашению: продаете квартиру и деньги пополам. Согласились.
Но не меньше вводят в заблуждение и стариков, обещая невозможное, обманывая и порой издеваясь…

Одну бабку нашли закрытой в подвале своего дома и без продуктов. Но ошибся несостоявшийся квартирант-наследник жилплощади. Там оказалась бабкина картошка, на которой она и продержалась несколько дней. Пока соседи не вызволили. Бывает, «спонсоры-ухажеры» кидают хозяев, как-то уговаривая их уехать в деревню. А там избушка на курьих ножках. Бывает и похуже – преждевременный уход из жизни. Но что здесь докажешь – старость. Хотя это уже другая сага – криминальная.

Оставить комментарий