Валентина Минская, последняя белоруска из причисленных к святым

Она родилась в 1888 году в семье священника Феодора Чернявского. Третью по счету дочку окрестили Валентиной. Отец Федор тогда служил настоятелем в Свято-Николаевской приходской церкви в деревне Станьково Минского уезда. Жила семья в ближайшей деревне Коски. Хорошо жили – была своя усадьба и земельный надел, речушка рядом, сказочной красоты места. В этой усадьбе Валентина и провела свое детство и юность.

Семья была дружной и благочестивой. Мать Софья трудилась от зари до зари, девочки – Аня, Ксения, Валя и Оля – ей помогали. А вечерами отец учил своих девочек Закону Божьему. Валя с детства видела, какой должна быть настоящая жизнь православного: в молитвах, трудах, в радости и семейном благополучии, в вере и служении.

Все шло так правильно… Даже замуж Валентина вышла за человека, происходящего из духовного сословия, – за Федора Васильевича Сулковского. Это было незадолго до Первой мировой.

Супруг работал в Минском уездном правлении в звании коллежского советника. Молодая жена переехала к нему в город. Только начали обживаться, молить Бога о детях, как грянула война. Федор Сулковский принял в ней участие в качестве чиновника военного ведомства. Служил в Орше. В его функции входило решение вопросов, связанных с тыловым обеспечением действующих армий Западного фронта. По современным понятиям – должность хлебная. Но Федор был честным человеком. Не воровал, а значит, и Валентине, оставшейся в Минске, помочь особенно не мог.

А жизнь становилась все более тяжелой: война выматывала экономику, жизнь дорожала с каждым днем, и вскоре Валентине перестало хватать даже на еду. Чтобы как-то свести концы с концами, она окончила трехмесячные курсы – обучилась работе на печатной машинке. Эти знания позволили ей переехать к мужу – там была для нее работа.

Шел 1918-й год, надвигалась революционная смута. Заканчивалась бездарная и бессмысленная война. Жизнь в городе грозила серьезными трудностями, и молодые супруги решили: в деревне жить будет легче. Нужно ехать, тем более, что отец тяжело болеет, мать немолода, и нужно ей помогать…

Не прошло и года с момента переезда в Коски, как умер отец Федор.

Главой семьи стал муж Валентины. Поскольку другой работы для бывшего коллежского советника в деревне не было, Федор Сулковский занялся личным подсобным хозяйством. Завел скот, стал пахать землю и сеять хлеб. В двадцатые годы это давало семье скромную возможность обеспечить свое сущест­вование. Валентина помогала своему мужу вести хозяйство.

ТРАГЕДИЯ СЕМЬИ

А в 1930-м в Косках образовался колхоз. У Сулковских не было другого пути, как записаться в колхозники…И пошли по деревням «красные обозы», изымавшие у крестьян урожай. Федор оказался среди тех, кто стал протестовать против красного террора. И его сослали в лагерь, через три года отправили на вольное поселение в Астрахань, затем снова арестовали и выслали на Дальний Восток.

Валентина испытала все муки. Сослали в Казахстан мужа старшей сестры, Анны, священника Василия. В том же году расстреляли мужа Ксении, священника Сергия Родаковского. Через 66 лет его причислят к священномученникам. Но тогда время было страшным, и так легко можно потерять веру….

Валентина, оставшаяся без мужа, болеющая воспалением почек, ухаживающая за престарелой матерью, веру не потеряла. Можно только догадываться о том, что она пережила в эти годы... Болезнь на дни укладывала ее в постель, и уже непонятно было, кто за кем смотрит – старенькая мать за дочкой или больная дочка за старенькой мамой.

Но Господь не оставил их в беде. Племянник мужа Валентины (по нынешним понятиям – уже седьмая вода на киселе), работавший на одном из заводов в Нижнем Тагиле, стал высылать женщинам деньги. Каждый месяц – по сто рублей. До конца жизни матушка Валентина хранила отрывные талоны этих переводов. Помогали, чем могли, и сестры. Присылала деньги овдовевшая Анна. Ольга, так и не вышедшая замуж, учительница младших классов в Минске, делилась с родным порою последним…

Валентине было под пятьдесят, когда умерла ее мать.

Как-то приехала к ней проведать Ольга. Застала сестру лежащей в постели не первый день… И упросила соседей, Антона и Евфросинью, взять на себя труд по уходу за Валентиной.

ВЕРА – ТО, ЧТО НЕ ДАЕТ СЛОМАТЬСЯ

Потеря мужа, смерть родных, гибель последних священнослужителей Минской епархии, Вторая Мировая были пережиты Валентиной Феодоровной.

Страдания не сломили ее. Что поддерживало больную Валентину, что давало ей смысл жить? Сказано в святой книге: в немощи человеческой совершается сила Божия. Блаженная Валентина стала олицетворением особой преемственности, способности сохранять надежду в годы, когда, казалось атеистам, церковь могла погибнуть.

В 1950-х – первой половине 1960-х годов церковь жила в условиях массовой антирелигиозной пропаганды. Закрывали и разрушали храмы, советским гражданам внушалось, что через двадцать лет с церковью будет покончено навсегда, а по телевидению «покажут последнего попа».

А Валентина молилась. И совершала свой молитвенный подвиг ради утверждения в вере тех, кто не сдавался безбожному миру. «В этой молитвенной помощи состоял смысл служения блаженной Валентины Богу и людям в тяжкие времена», – пишут сейчас православные историки.

МОЛИТВА ВАЛЕНТИНЫ

Она видела мир с его духовной, невидимой грешным стороны.
К ней приходили, и она душою видела людей.
Она давала ответы на вопросы, которые никто не мог сформулировать, но которые заставляли страдать человека, пришедшего к ней.
Она не спрашивала ни о прошлом просителя, ни о будущем. Она его видела так же ясно, как все мы видим материальный мир.
Никто от нее не слышал простых ответов. Поучения Валентина облекала в форму иносказаний, притч. И смысл их был понятен только тому, на чей внутренний вопрос она отвечала.
Матушка Валентина рассказывала людям, что их ожидает, но только тогда, когда считала это нужным. Она не была гадалкой. Она не была знахаркой. Все эти дешевые чудеса – не в традициях православия.
Но Валентина молилась за раскаявшихся грешников – и они исцелялись.
Открывая сокровенное в душе посетителя, она утверждала в нем веру в Христа, призывала к покаянию и спасению.
Матушка Валентина старалась привить человеку духовный навык упования на милость Господа, на помощь Его Пречистой Матери и помощь святых угодников Божиих.
Одно было условие в ее собственной помощи: нужно было не просто искать чудес или телесного исцеления, нужно было стремиться найти истину, вступив на путь покаяния и воцерк­вления.
Мало кто знает из молодых, что такое воцерквление. Отказ от мяса во время поста уже считают подвигом. А воцерквленный не только соблюдает посты и все православные правила. Он работает над своей душой, он убивает в себе даже намеки на греховные помыслы. Быть воцерквленным – тяжелый труд. Но он ведет к Господу.

ВОСПОМИНАНИЯ О СВЯТОЙ

До сих пор земляки и сельчане рассказывают о многочисленных случаях чудной помощи матушки Валентины. Для них этот человек был… обычным. Может быть, более мудрым, наделенным неким даром, но все же – обычным. Он ходил по их земле. Кушал то, что кушают все. Пил из одного с ними колодца…

Вся неординарность матушки Валентины в понимании сельчан заключалась в ее доброте и сострадании, в ее постоянной молитве. И, как полагается, в чудесах…

***

Впрочем, люди искренне верующие уже при жизни называли Валентину святой.
У каждого человека свой неповторимый путь. У Валентины был такой: через потерю близких и любимых, через страдания, через болезнь.

Сейчас церковь констатирует – есть свидетельства, что Блаженная Валентина молитвенно предстательствует о нас перед Богом и сегодня. И сегодня она укрепляет в вере и помогает тем, кто обращается к ней.
Но церковь предупреждает: «Сами по себе чудеса не являются главным признаком духовной жизни христианина, потому что верующая душа ищет вовсе не то, что способно ее удивить. Она стремится к Богу и ищет пути к Нему. «Тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах», – говорил Господь наш Иисус Христос.

Именно в свете этих слов Спасителя следует воспринимать и те свидетельства о матушке Валентине, которые сегодня открываются многим нашим современникам».

У БЕЛАРУСИ ПОЯВИТСЯ ЕЩЕ ОДИН СВЯТОЙ?

Гродненским епархиальным управлением на собрании духовенства епархии принято обращение к Синоду Белорусской православной церкви с запросом о возможности канонизации одного из выдающихся святителей церкви.

В епархиальном управлении рассказали, что в 1899 году после открытия Гродненской епархии во главе ее стал Преосвященный Иоаким как первый самостоятельный епископ Гродненский и Брестский. С его благословения был основан новый Красностокский женский монастырь под Гродно, а также построен грандиозный собор в Бресте. Преосвященный Иоаким управлял Гродненской епархией в течение шести с половиной лет. В 1900 году за успешную просветительскую и миссионерскую деятельность он был удостоен ордена Черногорского князя Даниила 1-й степени.

Во время Первой мировой войны епископ Иоаким сумел организовать и развернуть в Нижегородской губернии активную благотворительную помощь беженцам и русским солдатам. Практически при всех монастырях функционировали лазареты и приюты для беженцев и осиротевших детей. В 1916 году владыка Иоаким был возведен в сан архиепископа.

Последние годы жизни провел в Крыму. В 1921 году архиепископ Иоаким погиб от рук неизвестных бандитов, напавших на него с целью грабежа.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о