Фельетон. ИМЯ И ВЫБОР

Требовательный голос в телефонной трубке:
– Але! Это Борисов говорит. Мне нужно выяснить…
Пока неизвестный собеседник нагружает меня своими заботами, я пытаюсь вспомнить, имею ли среди знакомых человека по фамилии Борисов. Наконец удается вставить фразу:
– Вы, Борисов, простите, из какой организации?
– Нет, Борисов – это значит город Борисов.
– Что, вот так весь город собрался у одного телефона и хором задает вопрос?.. Вас как зовут?
– Это неважно.

О, неизбывное свойство наших людей утаивать имя и фамилию! Наверное, это в генной памяти – нежелание «засветиться», «отметиться». Вопрос-то пустяковый, и ничего бы не произошло, если бы тот человек начал разговор со следующего: «Здравствуйте, меня зовут, допустим, Виктор Семенов».

В обществе, отошедшем от дикарства, так и поступают. Межличностный контакт начинается с представления: «Я – Жан Дюбуа (Джон Смит, Ян Ковальский)». Человек не находится изначально в настороженной позиции, не ожидает, что в ответ его могут треснуть дубиной по голове (да и сам никого не собирался треснуть) и потому открывает себя для доброжелательного конструктивного общения.

У нас же обычной репликой на вопрос об имени будет «это неважно». Но тогда логичной явится реакция: «Значит, и мне не важен разговор с вами!» Вот и не договорились люди ни о чем… А могли бы!

* * *

В недавнюю пору, когда выдвигались и регистрировались кандидаты в городской совет, в мою квартиру просигналили и уверенно сказали еще за дверью: «Откройте! Регистрация к выборам».

Вошел мужчина средних лет и с порога запустил монолог о том, что он выдвигается кандидатом в депутаты, что собирает необходимое количество подписей для регистрации, что программа у него такая-то… Далее, минуты четыре, происходило изложение программы, а в конце визитер заявил о желании записать паспортные данные членов нашей семьи.

– Нет, – просто ответил я.
– Почему?
– Не потому, что мне ваши устремления не нравятся. Да будьте хоть кем угодно! Но вы сейчас создали очень странную ситуацию. Вошли в чужой дом, отняли у людей время, потребовали их личные документы, но при этом умудрились ни разу не назвать свое имя и фамилию. А обязаны были это сделать еще на пороге.

– Ой, извините, забыл! Меня зовут…
– Значит так, гражданин Пофигмнекактебязовут! Лично я принципиально против того, чтобы люди с вашим уровнем культуры вообще входили в органы государственной власти. Поэтому прощайте.

* * *

«Кандидат» отбыл, а я не удержался и открыл в компьютере персональную базу о жителях белорусской столицы. Каких только диковинок ни встречается в полном алфавитном перечне зарегистрированных в Минске фамилий! От Абабкова (мое почтение, сударыня: вы – в полном смысле примадонна, что значит «первая дама») до Ящуров (позвольте пожать вашу руку, сударь: вы – атлант, подпирающий своими плечами глыбу из примерно 80 тысяч фамилий).

Конечно, если подходить строго, то из этого массива следовало бы исключить варианты с женскими окончаниями. Также существуют фамилии, которые различаются крайне незначительно.
Например, есть Каценеленбоген и есть Каценеленбогин. Или вот еще минские фамилии: Лисун и Ли-Сун. Почувствуйте, как говорится, разницу… Но, между прочим, как раз один-единственный знак может стать причиной больших проблем, если кто-то что-то напутает при оформлении, допустим, денежного перевода.

Интерес к фамилиям – это у меня давно. Не склонен обращаться к вошедшим снова в моду полумистическим теориям о том, что прозвание человека отображает саму его личность и влияет на судьбу, а просто люблю перебирать имена, словно разноцветные камешки на ладони. Делаю это, разумеется, очень пристрастно.

Вот, например, Николаев. Да простят меня все носители этой фамилии, но она подобна стакану кипяченой воды. Ну, был некий Николай, а от него пошли Николаевы.
Иное дело, скажем, Забияка. Или Перебеинос. Или Неслух. Или Правдивец. Или Клешня. Или Шиш. Хочется интимно взять человека за грудки и вопросить:

– Почема у тебя ТАКИЙ ПРОЗВАНЦЕВ? Что УТВОРОВ твой ПРАЩУР и ПРАДЕДУШКА?
Да, порой несладко живется тем, у кого фамилии Иродов, Какаль, Куркуль, Полицаев, Разгильдяев…
Но не унывайте, люди! Будьте горды своей непохожестью. Вы – хотя и шершавая, но самобытная авторская песня, а не гладенькая тиражированная попса.

Оставить комментарий