ИТОГИ СЕЗОНА 2005-2006 Г.Г.

Пятнадцать месяцев назад в «ЭН» появилась рубрика – «Право и дело». Цель – информационная поддержка для тех, кто отчаялся самостоятельно добиться справедливости в ситуации правового абсурда, т.е. «вот – право, а вот – дело».
За все это время на суд читателей было предложено более сорока историй.
И каковы же результаты?

ДЕЛО АНДРЕЯ МАСНЕВА

«Право на заслуженный труд» («ЭН» № 47 от 24.11.2005 г.) – так называлась история об отчаянных и безуспешных попытках Андрея Петровича Маснева восстановиться на работе после того, как его, спустя полгода после награждения почетной грамотой, 30 лет отдавшего любимой работе, за два года до пенсии «выбросили на улицу», не продлив трудовой контракт.

ПРОТЕСТЫ И ОТКАЗЫ

Все было потом: сердечный приступ, больница, исковое заявление в суд, разбирательство и решение «Отказать…». Однако наступившее было отчаяние сменила надежда и вера в справедливость. Ибо вскоре на данное решение суда последовал кассационный протест прокурора Зырьянова Д.И., который указал: «Из материалов дела следует, что у нанимателя претензий к выполнению истцом трудовых обязанностей за время работы на предприятии не возникало, в нарушении трудовой дисциплины он замечен не был. Непродление нанимателем срока действия заключенного 3 июля 2002 г. с Масневым А.П. контракта фактически лишило его возможности трудоустроиться. Если учесть предпенсионный возраст истца, он окажется невостребованным на рынке труда в современном мире. Таким образом, нарушается гарантированное Основным Законом РБ всем гражданам, проживающим на ее территории, незыблемое право на труд».

Тем не менее суды высшей инстанции дважды отклонили кассационные жалобы Маснева и прокурорские протесты в его защиту.
Был затем Андрей Петрович на приеме у генпрокурора, подавал жалобы в Верховный суд, писал жалобы замглавы Администрации Президента РБ…

«Я ДОВЕДЕН ДО ОТЧАЯНИЯ»

Прошел ровно год после нашей публикации. Вместо ответа на вопрос, что изменилось за это время, Андрей Петрович передал нам текст обращения и пояснил: «Мне нечего больше сказать. Осталась последняя надежда. Может быть, с вашей помощью меня услышат…»
«Уважаемый Александр Григорьевич!
Обращаюсь к Вам лично как к высшему должностному лицу и главе государства. Я бы очень хотел, чтобы мое обращение к Вам было доведено до Вашего сведения и Вы приняли по нему решение.
Дело в том, что я со своими заявлениями, жалобами и просьбами обращался во все инстанции судебных органов, прокуратуры, а также в Администрацию Президента. Ответы, которые приходят мне, являются однотипными, и складывается мнение, что никто не вникал в сущность моих обращений.

Я не просил в своих заявлениях каких-либо материальных средств или личных выгод, а лишь одного – не лишать меня возможности работать по своей профессии и иметь элементарные условия для жизни.
Мне 59 лет. Более двух последних лет я непрерывно добиваюсь восстановления справедливости в судебных органах и прокуратуре, прошу признать мое увольнение с работы в ИВЦ Министерства финансов РБ (произведенное приказом № 53 от 28.05.2004), необоснованным и восстановить меня на работе, привожу убедительные доказательства незаконного перевода меня на контракт и увольнения по истечении его срока, однако никто не берет в расчет мои доводы – ни суд Московского р-на, ни Минский городской суд, ни Верховный суд РБ.

Я ДОВЕДЕН ДО ОТЧАЯНИЯ, БОЛЕЗНИ МОИ УСУГУБИЛИСЬ, А СРЕДСТВ НА ЛЕЧЕНИЕ НЕТ.

В своем обращении к Вам, Александр Григорьевич, я не привожу подробных обстоятельств моего увольнения и причин несогласия с увольнением. Они подробно изложены в материалах гражданского дела к РУП «ИВЦ Минфина» РБ и моих неоднократных заявлениях-жалобах.

Я хотел лишь, чтобы Вы лично обратили на меня внимание как на гражданина Республики Беларусь, отдавшего все свои лучшие годы добросовестному труду и оставшемуся в предпенсионном возрасте «без вины виноватым» и выброшенным.
Поручите, прошу Вас, соответствующим органам и службам, пусть разберутся и восстановят мои права на труд и на нормальную человеческую жизнь.
С уважением А.П. Маснев».

«РОДИНА СЛЫШИТ, РОДИНА ЗНАЕТ…»

Вряд ли данное обращение станет новостью, откровением для Президента.
Ибо еще в ноябре 2004 года, выступая на совещании по социальным вопросам, Александр Лукашенко отмечал: «Серьезную обеспокоенность у меня вызывают отдельные факты, связанные с применением контрактной системы найма. Вы и руководители предприятий требовали от меня ввести эту контрактную систему. Ввели. Сегодня немало поступает жалоб о том, что отдельными руководителями контракты используются для увольнения тех работников, с которыми у них не сложились межличностные взаимоотношения. Их попросту увольняют по истечении срока действия контракта. А фактически выкидывают на улицу людей, которые могут открыто сказать что-то в глаза. С точки зрения Трудового кодекса все получается вроде бы законно, и суды в таких случаях не находят оснований для восстановления людей на прежней работе. Наиболее часто в таких ситуациях оказываются женщины, имеющие малолетних детей, люди предпенсионного возраста. Считаю, что необходимо тщательно изучить практику применения контрактной формы найма и выработать дополнительные меры защиты трудовых прав граждан, работающих на контрактах. Предвзятого отношения к работникам, основанного не на оценке личного трудового вклада, а на субъективном отношении руководителя, быть не должно!»

С Масневым именно так и произошло.
Спор с руководством из-за решения ликвидировать производственный участок. Жалоба министру и поддержка. Затем вынужденное, под угрозой увольнения, подписание контракта. Через два года – продление, лишь… на 3 месяца. За 2,5 года до пенсии.

В феврале 2007 года Андрею Петровичу Масневу исполнится 60 лет. Его трудовая книжка по-прежнему находится на старом месте, где он проработал 30 лет. Он все еще надеется вернуться…

ДЕЛО ВЕРЫ РОСКАЧ

«Право на доказательство» называлась статья в № 34 «ЭН» от 26 августа 2006 года. Речь в ней шла о доводах, на основании которых родители и сестра погибшей женщины пытались доказать в судебном процессе, что обвиняемый в доведении до самоубийства муж покойной – виновен в более тяжком преступлении, а суицид – грубая фальсификация. Почти три с половиной месяца длилось судебное разбирательство, вызвавшее широкий общественный резонанс. И вот наконец прозвучал приговор…

20 ноября 2006 года суд Ленинского р-на г. Минска под председательством Гончара В.П., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению Олега Р. и оценивая собранные по делу доказательства, приговорил: признать Олега Р. «виновным в доведении лица до самоубийства путем жестокого обращения с потерпевшей и систематического унижения ее личного достоинства, и на основании ч.1 ст. 145 УК РБ назначить ему наказание в виде ограничения свободы сроком на три года с направлением в учреждение открытого типа».

С данным приговором потерпевшие (родители и сестра погибшей Веры) категорически не согласились. В ближайшее время они собираются подать кассационную жалобу в коллегию по уголовным делам Минского городского суда. На каких основаниях?

Вера СТРЕМКОВСКАЯ, адвокат, руководитель ОО «Центр по правам человека», представитель семьи Акимовых в суде: «Еще 23 октября я письменно обратилась к суду с просьбой приостановить производство по делу на срок до 1 месяца и предложить государственному обвинителю организовать проведение дополнительных следственных или процессуальных действий в порядке, предусмотренном УПК РБ. Причина? Собранных по делу доказательств недостаточно для постановления обвинительного приговора Олегу Р. Здесь речь идет прежде всего о соответствующем, то есть адекватном обвинении. Основания? Два документа, на которые ссылался представитель государственного обвинения при рассмотрении данного дела в суде, и на что суд должен был обратить особое внимание при постановке приговора и постановлении судебного решения.

Во-первых, это «Заключение № 1482», составленное судебно-медицинским экспертом, которым устанавливалась причина и обстоятельства смерти Веры Роскач.

Во-вторых, это «Протокол осмотра помещения», составленный 25 июля 2005 г. (в день трагедии) следователем городской прокуратуры.

Почему на анализе именно этих двух документов был сделан наш главный акцент? Ибо суд может рассматривать материалы дела только в рамках предъявленного обвинения и на основании тех доказательств, которые суду предоставлены. Суд не может выйти за рамки предъявленного обвинения и не может самостоятельно заниматься поиском доказательств. Для этого УПК РБ дает сторонам равные возможности и права для того, чтобы они представляли суду доказательства.

В моих замечаниях по этим двум документам (более чем на пятнадцати листах) я указала на целый ряд противоречий, доказывающих то, что эти главные документы не могут быть признаны достоверными и достаточными для постановления обвинительного приговора. При этом я также провела исследование других доказательств по делу, связанных в том числе и с другими экспертизами. Те экспертизы, о которых я просила, – это производные от самой главной судебно-криминалистической экспертизы на предмет определения, могло ли действительно произойти самоубийство через повешение при всех этих обстоятельствах.

Однако наша позиция не была поддержана судом, и приговор все же вынесен по доведению до самоубийства, с целым рядом, как мы считаем, процессуальных нарушений и неправильной оценкой доказательств. Поэтому мы обратились в коллегию по уголовным делам Минского городского суда с жалобой на предмет отмены данного приговора суда и с просьбой принять дело к своему производству по первой инстанции.

4
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Прокурор

Общий вывод этих статей: Всех расстрелять без суда и следствия. Все они жаждут крови. Этак конца и края не будет...

Правозащитник

Стримковская страшный человек. Для достижения своей цели, она пройдет по трупам. Человек, призванный защищать права человека, на самом деле их нарушает...

Психиатр

Каждый четвертый белорус рискует психическим здоровьем 10 октября 2007 Новость дня А в год около трех тысяч человек решаются на самоубийство. Сегодня в мире отмечается День психического здоровья. По этому поводу белорусские специалисты в этой области рассказали на пресс-конференции, как обстоят дела в нашей стране. - Если сказать очень просто - в республике примерно 500 тысяч человек, страдающих психическими расстройствами. Если учесть, что у каждого есть семьи, проблема психического здоровья касается как минимум двух миллионов граждан нашей страны, - рассказал заведующий кафедрой психиатрии и наркологии БелМАПО Роман ЕВСТИГНЕЕВ. - А психическими расстройствами в течение жизни страдает каждый четвертый. По прогнозам,… Подробнее »

Василий

Сам мудак брал взятки теперь хочет чтобы всех с должностей поснимали!