В БЕЛАРУСИ СДЕЛАЮТ ПО-БОЛЬШОМУ

Илья Олейников вызвался первым обесчестить девственную Беларусь

До чего же нам повезло! Теперь у нас есть возможность поучаствовать в создании настоящего искусства: на сей раз к нам из Москвы привезли не лишь бы что (бюджетное и многосерийное про криминальную столицу России), а, с позволения сказать, грандиозный проект.

«ПРОРОК» ИЛИ ПО-ДРУГОМУ КАК-НИБУДЬ

Как сообщил Илья ОЛЕЙНИКОВ, автор и исполнитель главной роли, задачи стоят самые скромные: «Мы хотим перевернуть мир, сделать проект, аналогов которому еще не было на постсоветском пространстве». Участие в проекте белорусских актеров, относительная белорусская дешевизна всего реквизита, исключительная добросовестность белорусских работников-технарей да получат когда-нибудь всемирное признание, конечно, не с пометкой «Made in Belarus», а просто: «совместный российско-белорусский проект И.Олейникова (Россия)». Но какая нам разница? Минские актеры и певцы – от гламурного уже Петра Елфимова до просто самоуверенных талантов – часами простаивают в очередях, чтобы только прослушаться и, может быть, попасть в постановку.

Кстати, в России мюзиклы почему-то не прижились: то ли позиции родной оперетты настолько сильны, то ли буквальные перепечатки западных постановок своей проблематикой совершенно не взволновали души славян. У «Пророка», судя по всему, иная судьба. Во-первых, визуально его реализует всемирно известный Януш ЮЗЕФОВИЧ, режиссер-постановщик многочисленных мюзиклов и музыкальных шоу по всему миру, а также единственного успешного российского мюзикла «Метро». Во-вторых, проект затронет проблемы близкие не только нашему зрителю, но и любому современному человеку.

– Действие спектакля произойдет на фоне символической свалки цивилизаций, времен, надежд и идей. Переломные времена в истории человечества всегда были очень болезненными, поэтому подтверждение нравственных истин хотя бы в такой творческой форме нам кажется достаточно интересным и важным, – рассказывает Николай ДУКСИН, народный артист России, автор либретто. – Все знают, что есть такие понятия, как «дружба», «любовь», «предательство», «милосердие», «жизнь» и «смерть», но немногие помнят, что это такое.
В мюзикле обострены характеры и отношения людей, отторгнутые обществом, не нашедшие себя в сегодняшнем мире, отброшенные на «свалку».

Илья Олейников (И.О.): – Если мы доведем эту работу до конца, и все получится, как задумано, то мы будем играть этот спектакль везде, потому что люди, независимо от их национальностей, не смогут остаться равнодушными к его проблематике.
Николай Дуксин (Н.Д.): – Для начала мы отыграем 25 премьер в Беларуси, а потом уже поедем в Россию и за границу.

КОГДА И ПЕТЬ, И ПЛЯСАТЬ ОХОТА

И.О.: – Именно поэтому мы хотели бы собрать три полноценных актерских состава для этой постановки. Я очень хочу пригласить Мишу Боярского на роль пророка и Олега Басилашвили на роль старца. Они, правда, еще не в курсе, но, я надеюсь, согласятся работать с нами.

Януш Юзефович (Я.Ю.): – Мы подбираем людей под уже создавшиеся образы. Кроме этого, драматический актер, чтобы попасть в постановку, должен великолепно петь и двигаться как танцор.

Н.Д.: – Меня поразило количество талантов в Беларуси. Я, признаться, боялся, что будет не из кого выбирать, а тут так много претендентов, что я даже не знаю… К тому же мы договорились с местным телеканалом делать нечто похожее на реалити-шоу отборного тура для «Пророка» в Минске и по областным городам Беларуси.

И.О.: – Многие спрашивают, почему я Юре Стоянову не предложил роль в «Пророке». Он, конечно, может сыграть любую роль, но для него в этом спектакле ничего не было.

Когда я писал эту историю, меньше всего думал о том, что в ней будет Юра играть. Я и сам не очень хотел в ней участвовать, тем более, в главной роли. Но вышло так, что для пробной записи я нашел все голоса, что мне надо было, а пророка не смог найти, и мне пришлось спеть самому. Но зато когда я спел, то подумал: «Боже мой! Как же я хорошо пою!» – и вставил себя в эту историю.

Н.Д.: – Ты вообще молодец, и музыку такую написал хорошую.

И.О.: – Мне хочется, чтобы меня считали вообще актером, а не только комическим веселым парнем. Ну а про то, что я композитор, вообще не говорю. Тут недавно наш продюсер, очень богатый американец, который занимается постановкой мюзиклов в Лас-Вегасе, сказал, что ничего подобного тому, что он делает в США, в России быть не может.

Во мне, естественно, вспыхнула боль за собственную отчизну. Диск с первичными записями совершенно случайно был при мне, мы его поставили, и через 20 минут американец плакал. Он встал, налил себе стакан водки и, попросив прощения за сказанное ранее, уговорил меня свозить «Пророка» в США. Мне было приятно в кои-то веки победить Америку.

Н.Д.: – Да, но ты не забудь, что сначала мы отыграем сезон в Беларуси. Это удивительно, насколько Беларусь девственно чистая, по сравнению с Россией…

И.О.: – И мы решили обесчестить ее первыми!

Н.Д.: – Чистая, по сравнению с Россией, где мюзиклы ставят все кому не лень, и все они проваливаются.

И.О.: – Кроме «Метро» Януша.

Я.Ю.: – Да мне и самому интересно поставить «Пророка». Я ради него отодвинул постановку на Бродвее оперы «Саира», которую написал Роджер Вотрес из «Пинк Флойда». Так что я здесь надолго. Чувствую, что все затраты здесь и осядут.

И.О. (посмеиваясь): – Не столько твои затраты, сколько наши.

Н.Д.: – Кстати, относительно бюджета. Примерная стоимость проекта составит более полутора миллиона долларов США. Можно представить себе грандиозность шоу. Мы планируем использовать самые современные по выразительности технические средства и световые спецэффекты. Но, как обычно, бюджет – это болезненный вопрос, потому что режиссерские замыслы всегда входят в противоречие с продюсерскими.

И.О.: – Я вспомнил историю еще тех времен, когда премьер-министром был Черномырдин и была такая партия «Наш дом – Россия». Черномырдин пригласил нас с Юрой в инициативную группу, где также были Михалков, Зыкина, Мордюкова и другие.

На одном из собраний Зыкина пожаловалась, мол, что это такое, Виктор Степанович, все партии готовятся к выборам, а у нас еще не налажена агитработа. Черномырдин, клянусь, встал и сказал: «Если делать что-то, то по-большому». Вот и нам уместно сказать, то мы собрались делать по-большому!

Оставить комментарий