Юрист Гарри Погоняйло родился в тюрьме

Юрист Гарри Погоняйло родился в тюрьме

Без преувеличения можно сказать: Гарри Петрович - один из самых известных юристов Беларуси. Как правозащитник причастен ко многим судебным делам, имевшим большой публичный резонанс. В частности, к делам поэта Славомира Адамовича, журналистов ОРТ Павла Шеремета и Дмитрия Завадского, экс-председателя Национального банка Республики Беларусь Тамары Винниковой, экс-премьер-министра Михаила Чигиря, председателя ЗАО «Рассвет» Василия Старовойтова, депутата Верховного Совета 13-го созыва Андрея Климова и др.

Биография Гарри Погоняйло наверняка когда-нибудь послужит воспитательным примером для подрастающих поколений юристов. По ней можно изучать историю права СССР и самостоятельной Беларуси. Впрочем, от первого лица рассказывает сам герой материала:

- Родился в тюрьме. Есть такая в Архангельской области станция Плисецкая. Сегодня это замечательное место называется космодром Плисецкий. А тогда там были лагеря для репрессированных, которых гнали посевернее и повосточнее.

Мать моя, Погоняйло Лидия Филлиповна, родом из Беларуси. Вышла замуж за Погоняйло Ивана Федотовича, довольно скоро ставшего крупным военачальником. Он, в свое время, в Беларуси по соседству с Жуковым командовал полком. Вместе с Жуковым же они прошли через классы академии генштаба. Будущий маршал получил направление в генштаб ВС, а Погоняйло - в штаб белорусского военного округа под командованием Уборевича. Как раз по делу Уборевича он и проходил как враг народа.

Когда закрутилась репрессивная машина, мать поехала в Москву, чтобы встретиться с Климом Ворошиловым, другом семьи. В Москве ее заверили, что все будет хорошо, но встретили сразу по приезду в Минск. Поначалу приговорили к расстрелу, потом заменили расстрел лишением свободы и на пятнадцать лет отправили в Архангельскую область. Уже в лагере она встретила моего отца, Сафронова Петра Николаевича (он тоже отбывал наказание). И хоть я ношу фамилию матери, в свидетельстве о рождении все как положено - гражданский муж матери признал свое отцовство.

Три первых годочка от рождения находился на территории лагеря, потом был отправлен в дошкольный детдом. Так что свои три года я «отбыл». Блуждал по детским домам до окончания школы.

- Откуда такое интересное имя - Гарри?

- Матушка моя была воспитанницей тридцатых. Тогда, в молодом государстве победившей революции, было модно давать громкие имена. Громкое было время, громкая идеология, великая была советская нация, великие вожди, великие стройки. Детей нарекали звучно: Днепрогэс, Сталина, Вилена, Ким, Трактор. Иногда называли в честь известных артистов. Моя мать была поклонницей некого американского скрипача, которого звали Гарри. В честь него она и дала мне это редкое имя.

- Как воссоединились с мамой?

- После отбытия наказания (пятнадцать лет день в день), в 54-м, мать меня разыскала в детском доме. Но здоровье уже серьезно было подорвано, она много времени находилась в больницах. Кроме того, бывшей осужденной по такой статье было очень сложно найти работу, а соответственно, и прокормить ребенка. Что интересно, вначале хрущевской эпохи партия озаботилась сиротами. Выделили ассигнования на усиление питания, врачебную помощь. На севере я загибался. Проболел несколько раз воспалением легких. Врачи уже меня отправляли на тот свет. А тут грянула забота о детях. И нас, ослабленных, хилых, отправили в детские дома Крыма. Так в 54-м очутился в Крыму. В 61-м - закончил школу. В 57-м - отца и мать реабилитировали, мать получила в качестве компенсации квартиру в Минске. И я после школы приехал к ней. Устроился на завод, в цех карданных подшипников токарем-универсалом. Моим учителем был Аббат Галиано Антонио. Из тех, кого еще в детском возрасте в 34-м вывезли из Испании в период гражданской войны, распределили по детдомам. Освоил я на заводе профессию токаря-универсала, присвоили второй разряд. Существовала на заводе комсомольская организация, побыл там небольшим «вожачком». Затем, в 62-м, призвали в армию. Попал в краснознаменный учебный центр истребительной авиации войск ПВО. Три года отслужил, как надо. Но в то время у военнослужащих срочной службы, успешно прошедших подготовительные курсы, была возможность досрочно отбыть на места для поступления в вузы. И если они зачислялись в учебные заведения, их освобождали от прохождения дальнейшей службы. Я свой шанс использовал на все сто процентов. Поступил в Минске на юридический факультет БГУ.

Песни адвокатов

- Кстати, после вуза начинал я работу адвокатом в Костюковичском районе. Правда, отработал там только полтора года. Активность и результативность начальство оценило: уговорили перейти работать в суд. Так в 1971 году и стал судьей Быховского района. Неженатый я был, непартийный и молодой. Секретарь райкома Дмитрий Комар (в прошлом судья с десятилетним стажем) как-то вызвал и сказал: «это не дело, а как партия будет руководить судом? Нам беспартийный судья не нужен. Мы вас с удовольствием примем в партию». Вот так из карьеристских побуждений и вступил.

По своей военно-учетной специальности после окончания вуза был зачислен в административные службы, затем получил очередное звание старшего лейтенанта и был приписан к военному трибуналу одной из танковых дивизий под Бобруйском. И с учетом этой специфики меня часто вызывали на военные сборы. Отношение к делам у военного трибунала было выше, принципиальнее и тверже, и контролировалось жестче, нежели это было в общих судах. Использовали меня и как следователя военной прокуратуры.

Школа военной юстиции помогла вырасти профессионально.

Если у судьи дело в три тома, не меньше трех томов должно быть и у меня - адвоката. Иначе каковы шансы убедить судью в своей правоте? Если я иду с кассационной или надзорной жалобой к судьям Верховного суда, я обязан их убедить. Естественно, по уровню, по квалификации, я обязан быть не ниже их, а, может быть, в чем-то и выше. Полагаю, такие профессиональные установки и позволили мне состояться как адвокату (как я себя тешу).

После Быхова был Минск, Министерство юстиции, где отработал 14 лет.

Затем возглавил юридическую консультацию Советского района. Кстати, старался не создавать палочную дисциплину, давал вольную волю, чтобы адвокаты могли свободно передвигаться в поисках клиентов. Творить, где им удобнее, лишь бы дело делалось, и на жизнь зарабатывалось. Потихоньку адвокаты приняли как своего. До сих пор уважительно относятся. Был до слез тронут: коллеги специально организовали мое шестидесятилетие, пригласили в ресторан. Сделали для меня большой праздник. Хорошо повеселились, попели наши боевые песни…

- Какие у адвокатов боевые песни?

- Фольклорные, народные, конечно же, тюремный фольклор. И «Таганку» поем, и «Товарищ Сталин - вы большой ученый», и «Клаву», и студенческие песни. Вообще, адвокаты - это такая среда, которая очень любит повеселиться. Посидеть, попеть, побалагурить, потанцевать, может быть, снять стресс. Среди адвокатов много интересных людей.

Женский парад

- Сейчас я пенсионер, но продолжаю работать на общественной ниве. Женат. Имею двух взрослых детей и трех внучек. У меня полный женский парад: и дочка, и внучки, и жена, слава богу.

Жена по профессии метеоролог. Но когда мы переехали из Быхова, где я работал народным судьей, в Минск, и родился второй ребенок, утроилась в ботанический сад НАН. Сейчас работает в школе. Занимается делопроизводством. Возле директрисы, на компьютере, спокойно и размеренно, без особых нервных перегрузок.

- Чем занимаются дети такого героического отца?

- Старший сын заленился в учебе. Едва-едва его отправил в ПТУ металлистов при минском Автозаводе. Я ничего плохого не видел в том, что парень получит рабочую профессию, ведь сам начинал с нее. И думал, что парень дозреет до понимания того, что в нынешних условиях необходимо образование, высокая квалификация, чтобы достойно обеспечивать семью. Но он и сейчас работает на Автозаводе. Заработки средние, двое маленьких детей, денег не хватает, но что поделаешь…

А дочка пошла по моим стопам. Закончила с отличием юрфак БГУ, работает в частной фирме юристом и уже успела родить. Внучек зовут Даша, Валерия, Александра.

- Я видела на вашем столе фото «Дедушка, увешенный внучками».

- Да, это я с красотульками на дачном участке.

- Как вы сегодня себя ощущаете? Вы ведь фактически звезда юриспруденции.

- Вот звездой себя не ощущаю.

Наша профессия требует высокого профессионализма, а сегодня еще и гражданского мужества. И просто честности и порядочности. В системе, которая складывалась в нашей профессии, я работать не мог и был вынужден добровольно уйти из адвокатуры. Хотя именно ей посвятил многие годы. В Минюсте десять из четырнадцати отработанных лет возглавлял отдел адвокатуры. Кстати, успел поучаствовать в разработке законов о судоустройстве, нотариате. Очень плотно работал над проектом Закона об адвокатуре СССР, потом на основании этого закона мы разработали соответствующее положение для РБ после обретения независимости. Был избран первым президентом Союза адвокатов Беларуси. Используя право законодательной инициативы, мы сумели разработать проект закона об адвокатуре, в 1993 году он был принят. И поныне действует, но с серьезными изменениями, внесенными Декретом от 5 мая 1997 года.

Слава догоняла сама

- Я не делал себе имя сознательно: мол, хочу быть самым первым юристом. Люди сами ориентируются, как работает адвокат. Если болеет душой, сопереживает, действительно пытается помочь клиенту (с которым они проживают порою год, а то и три года профессиональной жизни), то ему доверяют.

Одна победа, вторая, третья. И уже в тюрьме начинают говорить: вот был соседом, а на нары после суда не вернулся. Кто был адвокатом? Петров? У тюремного народа это быстро расходится…

Опять же некоторые мои дела имели общественный резонанс, и потихонечку слава меня догоняла. Вел дело Славомира Адамовича, он привлекался к уголовной ответственности как автор стихотворения «Убей президента». В литературном плане стихотворение никакое - это был эмоциональный всплеск. За подобные же действия, я убежден, судить поэта нельзя. Затем были дело бизнесмена Саманкова, судьи Гмызы, г-жи Винниковой, Павла Шеремета и Дмитрия Завадского, дело Кебича. Я не отказывал журналистам в получении информации, часто резко и критично, но в пределах адвокатской этики, оценивал действия органов следствия, прокуратуры, судов, а порой и власть имущих. Все это привело к тому, что большие люди потихонечку прониклись и дали команду на «отстрел». В профессиональном смысле я нарушений не имел. Должность заведующего юридической консультацией сдал. Но все же готовилось мое исключение из адвокатской коллегии. Поэтому сам обратился с заявлением «по собственному желанию». И был принят в Московскую коллегию адвокатов, продолжил свою профессиональную деятельность в статусе адвоката российского. А сейчас у меня статус пенсионера. Занимаюсь общественной деятельностью. Веду дела исчезнувших. И, думаю, принципиально доведем мы это дело до логического конца.

Отправить ответ

5 Комментарий на "Юрист Гарри Погоняйло родился в тюрьме"


Sort by:   newest | oldest | most voted
MishinaSE@mail.ru
29.11.2007 04:05

Что известно о дальнейшей судьбе Сафронова Петра Николаевича?

Анонимно
05.12.2011 12:44

это мой дедушка! я Лера! :)

Анонимно
07.03.2012 07:50

А я Дима,Лера давай дружить)

Даша
18.08.2012 15:45

это мой дедушка! а Даша! :)

Анонимно
02.12.2012 09:08

Даша заткнись ты самая старшая а я средняя с Сашей и Варька самая младшая

wpDiscuz