ДЕРЖАВНЫЙ ГРАДУС

Заметки к 110-летию IV государственной винной монополии

Часть II. Мы наш, мы новый пир устроим

14. БРАТЬЯ РАКОВЩИКИ – ПРАРОДИТЕЛИ «КРИСТАЛЛА»

В старом Минске семья Раковщиков была видной. В перечне недвижимости, которой она владела, значился выдающийся в своем роде дом под номером 19 на Губернаторской улице возле перекрестка с Захарьевской. Сейчас приблизительно на этом месте напротив ГУМа находится здание с закусочной «Макдональдс» (если совсем уж точно – близрасположенный навес подземного перехода).

На публикуемой фотооткрытке начала XX века изображен тот самый перекресток Губернаторской (Ленина), которая идет прямо в направлении Соборной площади, и улицы Захарьевской (ныне проспект Независимости). Справа – ограда сада Минской мужской правительственной гимназии. Далее на углу стоит трехэтажный дом Раковщиков.

Знаменит он тем, что здесь обосновался первый в Минске кинематограф Штремера, в котором сперва демонстрировались диапозитивы, а затем появились движущиеся немые киноленты. Историк Захар Шибеко отмечал: «Штремер, оборотистый делец, имевший, кроме Минска, установки в Петербурге, Киеве, Риге, Ростове-на-Дону, Митаве, Лодзи, одним из первых в Минске поставил собственную динамо-машину, работавшую на мазуте». И, помня о главной теме нашего рассказа, нельзя обойти тот факт, что в доме Раковщиков находился популярный ренсковый погреб, гастрономический и рыбный магазин Я.И.Гоушки (бывший Ф.М.Староневича).

Призрак дома у перекрестка вдохновил меня однажды на публикацию в интернете обзора экономики старого Минска, который завершался обращением: «Необходимо написание биографий отечественных промышленников, купцов, финансистов. В нашей истории отмечены фамилии Раковщик, Бамдас, Борутто, Брауде, Данишевский, Ельский, Имрот, Кугель, Лаппо, Леккерт, Лурье, Сутин, Тасьман… Откликнутся ли их разбросанные по свету потомки?»

Откликнулись! Получил я письмо из Санкт-Петербурга от Леона Соломоновича (внука) и Алексея Леоновича (правнука) легендарного Файвиша Раковщика. Выпускник биолого-почвенного факультета ЛГУ им. А.А.Жданова, ныне питерский ученый-биолог Алексей Раковщик выслал мне старые семейные фотографии, сопроводив их рассказом о своем прадеде.

Итак, о роли семьи Раковщиков в истории знаменитых Минского винно-водочного завода «Кристалл» и Минского дрожжевого завода. В 1891 году купцы Янкель и Зельман Раковщики основали на окраине Минска небольшое предприятие, которое выпускало дрожжи и спирт. Спустя два года по одобренному строительным отделением Минского губернского правления проекту братья Раковщики начинают строить в I части Минска на Нижне-Ляховской улице (район современной ул. Октябрьской) дрожже-винокуренный завод. Тот старый краснокирпичный корпус сохранился поныне.

После реконструкции в 1910 году на заводе появились динамо-машина, паровой двигатель мощностью 50 лошадиных сил, 75-сильный локомобиль, 25-сильный газогенератор. По стоимости средств производства предприятие занимало первое место в Минске. В 1913 году тут насчитывалось 148 рабочих, было выпущено продукции на 719 тысяч рублей. Подчеркнем, что завод работал не на одну только «злодейку с наклейкой», а, скажем на современный манер, комплексно входил в агропромовскую схему. Фирменные однофунтовые брикеты с дрожжами Раковщиков были не менее славной продукцией, чем зерновой спирт. И, кроме того, с 1912 года завод производил карамельную патоку.

Эпоха революций, гражданской войны и интервенции застала у руля предприятия братьев Павла (Файвиша) и Самуила Раковщиков. Очевидно, требует уточнения строка из истории «Кристалла» о том, что Раковщики владели заводом до 1917 года. Нет, все же – по 1920 год… После изгнания поляков из Минска 11 июля 1920 года большевики предложили Файвишу Раковщику занять место управляющего на его бывшем предприятии. Однако тот счел за благо уклониться и эмигрировал с семьей на польскую территорию.

Справочник «Спадарожнік па Менску» издания 1930 года меланхолически сообщал: «Гарэлачны завод (вул. 2-я Лекерта, № 15, тэл.65). Завод пабудаваны ў 1922 годзе на месцы ранейшага, які спалілі белапалякі. Зараз на ім працуе 47 рабочых у такіх аддзяленьнях: а) сьпіртовым склепе, б) купатным, в) мыйніку, г) разьлівачным, д) гарэлачным склепе, е) прыёмачным, з) рамонтнай майстэрні. Завод штодзённа вырабляе 600 вёдраў сьпірытусу».

Самое забавное здесь – сентенция о том, что «завод построен на месте прежнего». Как же так получилось, что и поныне «Кристалл» занимает корпус дореволюционной постройки?.. Впрочем, для большевистских пропагандистов обычным было вранье по методу «здесь ничего бы не стояло, когда бы не было меня».

Вначале Файвиш Раковщик обосновался в находившемся под Польшей городе Пинске, где в 1928 году родился его внук Леон. С 1929 года бывший владелец завода жил в Варшаве, работал в правлении дрожжевого треста. Очевидно, имел достаточный доход, поскольку, как указывают его потомки, содержал семью из семи человек, владел двумя квартирами.

Спокойная жизнь продолжалась до сентября 1939 года – начала Второй мировой. В ноябре 1939-го Файвиш нелегально вывез жену и троих внуков из немецкой зоны оккупации на советскую территорию. До июня 1940 года семья жила в Пинске, а затем была вынуждена переехать в Лунинец, поскольку беженцам из Польши запретили проживание в областном центре. Здесь Файвиш работал счетоводом и умер 30 января 1941 года после перенесенной хирургической операции. Дальнейшая судьба семьи – военное беженство. «К 1943 году внук Леон, мой отец, остался один, поскольку все остальные умерли или погибли», – завершил свой рассказ петербургский ученый Алексей Раковщик.

Последнее письмо Алексея Леоновича содержало трагическое известие: «Уважаемый Сергей Сергеевич, сообщаю о постигшем нас горе. В конце мая Леон Соломонович Раковщик погиб. На него напали на лестнице его дома, после чего через три дня он скончался в больнице от полученных ран. Папа был последним из тех, кто лично знал Файвиша Раковщика».

Вот ведь судьба: в детстве в оккупированной Польше этот человек спасся от гестаповцев, но суждено ему было погибнуть от теперешних питерских отморозков…
Примечательный факт из биографии Файвиша Раковщика: в 1920-30-е годы он работал в дрожжевом тресте в Польше. Но известно, что в этой же стране поначалу находился в эмиграции знаменитый Владимир Смирнов – сын основателя водочной фирмы, директор торгового дома «П.А.Смирнов в Москве», владелец (в Польше, а затем во Франции) торгового дома «Петра Смирнова Сыновья» («S-te Pierre Smirnoff F-ls»).

Были ли знакомы Файвиш Раковщик и Владимир Смирнов? Выскажем предположение, что они ко всему и сотрудничали, поскольку оба до революции были влиятельными членами Российского общества винокуренных заводчиков…

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о