Сквозь тернии к звездам

Вспомним конфронтацию школьных лет, драку с глупым футболистом-одноклассником, словесные перебранки с учениками после перехода в новую школу и кирпичи, которые в институте лучшие подруги засовывали в сумку, – в общем, все самые яркие моменты учебного процесса, и опросим передовиков культуры на предмет «школьного изгоя». Были ли такие? И что с ними делали изверги?

АЛЕСЯ, солистка ансамбля «Сябры»:

– Не было такого одноклассника, наоборот, класс был дружный и даже над самым неуспевающим круглым двоечником никто не подшучивал и не издевался.

Александр КРИВОШЕЕВ (Помидороff), музыкант:

– Понимаешь, милая, у нас в классе издевались время от времени над всякими людьми разным образом. Объекты менялись. Одно время пытались издеваться надо мной. Но тогда было все честно – вышли после школы, драка, издеваться перестали. А так были обычные школьные издевательства – мелом что-нибудь на спине написать, кнопки на стул подложить. Это ж всегда так в школе бывает – сегодня не понравился, а завтра: «Дай списать!». Был один отличник-любимчик, чья бабушка учила нас русскому языку, – над ним издевались абсолютно все, даже учителя. Молодой человек по имени Михаил был не просто отличником и постоянно лез в любимчики к учителям, но никогда не давал списать, никогда не делился вообще ничем. Даже когда он собрал класс на день рождения, все игрушки были его. А когда в девятом классе в результате какой-то ерундовой потасовки после начала урока он бросился к учителю практически со слезами: «Варвара Яковлевна, мне вот этот мальчик пуговицу оторвал!» Учительница белорусского языка, которую я безумно люблю и уважаю, Варвара Яковлевна произнесла: «Да?! Какую пуговицу?» Он протянул ей пуговицу: «Вот, видите!» «Да, – говорит Варвара Яковлевна и отрывает ему еще одну. – Вот тебе еще одна пуговица. Что – будешь плакать?» Он опешил: «Да что вы себе позволяете?» На что она ответила: «А чтобы не ябедничал». И ничему его эта история все равно не научила.
Ну а самой распространенной мерой воздействия на учеников был бойкот, который иногда мог держаться по месяцу.

Илья МИТЬКО, вокалист группы «Леприконсы»:

– Да... и это был я! В начальных классах все смеялись над тем, что я левша. Сначала я очень переживал, а потом мне бабушка рассказала, что левша – это, наоборот, круто, и ребята мне просто подсознательно завидуют. В старших классах все, даже учителя, подкалывали меня из-за моего внешнего вида и увлеченности тяжелой музыкой. Физически не обижали. Слово всегда обижает больше кулака. Кулаки распускают люди, когда им нечего сказать, а на дураков не стоит обижаться.

Святослав ЯРМОЛЕНКО, артист ансамбля «Сябры»:

– У меня была в классе такая девочка, Лена Медведева, самая отстающая, медлительная, короче, последняя во всем – особенно подводила наш класс на «спортландии»... В классе ей, конечно, доставалось (словесно) практически от всех одноклассников, даже от ее родного брата-близнеца (он тоже учился в нашем классе). Но если кто из старшеклассников пытался над ней подшутить, то тут уже мы всей гурьбой становились на ее защиту!

АТМОРАВИ, эзотерический рокер:

– У нас был хороший класс, хотя Вашкевич (группа «Любовь и спорт»), с которым мы с 6-го класса учились вместе, вечно жалуется, что половина впоследствии сидела в тюрьме. Никаких таких вот козлов отпущения у нас не было, зато была сильная футбольная команда, волейбольная тоже. Мы даже в районе первое место заняли на любительских соревнованиях.

Дмитрий ВОЙТЮШКЕВИЧ, музыкант:

– Сложно сказать, я лет двадцать как закончил школу. Надо мной, в основном, издевались учителя. Учительница пения меня очень сильно била. Особенно по ушам, поэтому я такой талантливый. Но при этом она мне все отбила. Если бы не отбила, было бы еще больше. Я бы уже был Бетховеном.

Оставить комментарий