БЕЛОРУССКИЙ МИРОВОЙ СТАНДАРТ

Зрители волновались в гардеробе:
– Что же это такое происходит: совсем девочка еще, ей бы в куклы играть, а ее бросают такую маленькую в сомнительный мир модельного бизнеса…
– Как такое тощее выбирать можно, – возмущался грузный мужчина, – посмотреть не на что!

Подобные высказывания преследовали корреспондента «ЭН» от Дворца республики до самого подъезда, а дома ждали телефонные звонки тех, кто в записи смотрел ЭТО. В то же время очень многие, кто интересуется модой и мировым модельным бизнесом, признавали, что выбор был сделан очень удачно, по мировым стандартам. Такая разноголосица объясняется привычным «ну, не продумали немного». Оказывается, белорусский зритель был обязан сам догадаться, что выбирают не «Мисс» а подиумную модель. Очевидно, что в нашей стране, где модельный бизнес «сидит и помалкивает», не каждый сможет просмотреть конкурс «Супермодель» с пониманием дела.

ШИК, БЛЕСК, ПРОСТОТА!

Тем не менее, первое в Беларуси специальное действо по выявлению претендентки от Беларуси для поездки на мировые состязания прошло более чем на достойном уровне. Дворец республики преобразился в сад, где разгуливали красавицы, звучала симфоническая музыка, и кое-кто из эстрадных певцов в перерывах между показами даже пел без фонограммы. Пустых мест в зале не было, и даже не верилось, что так много людей искренне заинтересованы в будущем модельного бизнеса Беларуси. Но ожидаемая музыкальная программа быстро развеяла иллюзии.

Среди трех десятков претенденток, слава Богу, не нашлось случайных девушек. Все были стройны, худоваты, скажем прямо, высоки, милы и молоды. Кстати, уточнять возраст участниц посчитали не нужным. А зачем? Все просто: из передач предварительных кастингов белорусский зритель должен был догадаться, что участницам от 15 до 21 года. Минимум косметики и одежды, максимум светомузыки и нарядов на ведущей программы, которой при столь частой смене гардероба было бы уместно выйти перед началом летнего показа в купальнике. Движения конкурсанток были несколько робкими и скромными. И понятно: практически все они ни разу не пробовали себя в качестве модели. Правда, за исключением Ольги Вайнилович, девушки «Топлесс», при выходе которой зал шептал: «Точно, она и победит», потому что копия супермодели Доманьковой да и держит себя свободно.

Времена года сменяли друг друга на сцене с такой же скоростью, с какой конкурсантки дружно обнажались. Весна прошла под творения столичного ди-джея Даши Пушкиной. С наступлением лета девушки разделись до купальников, однако не вызвали у зала того фурора, который, недвусмысленно шутя, мечтал создать ведущий: привыкшие к «Мисс бикини» с формами, белорусы не увидели… ничего интересного. К тому же, поставленные рядом в очевидной весовой градации, девушки «здесь грудь есть» и те, у которых ноги той же толщины что и руки, смотрелись вместе как нелепая крайность.

Жюри удалилось на совещание. И пока оно отсутствовало в зале, можно было смело поразмышлять, а судьи кто? Как и думалось, ими оказались люди, имеющие прямое отношение к модельному бизнесу: музыканты, телеведущие, помощник президента, Сергей Нагорный, чье агентство моделей выступило непосредственным организатором проекта, супермодель Екатерина Доманькова, ради судейства конкурса отказавшая Versace в съемках, директор Национальной школы красоты Ольга Сережникова, фотограф Григорий Лившиц и представители Ford Models.

Наконец представитель Ford Models в Париже вышел на сцену объявить победительницу. Переходя с французского на английский (первый для пущей элегантности, второй даже и не переводили), представитель долго расписывал свое восхищение, вершиной которого стала 15-летняя минчанка Виктория Махота. Именно она и направится в 2007 году в Нью-Йорк убеждать тамошних судей в том, что белорусские девушки достойны и далее носить титул «Супермодели мира». Имидж белорусок как первых красоток планеты до Вики уже создала Катя Доманькова, единогласно ставшая «Супермоделью» в Нью-Йорке в 2006 году.

Вику удалось расспросить о ее планах на будущее и эмоциональном состоянии после победы.

– Первый выход был самый страшный: первый раз на поудиме да и еще перед таким количеством зрителей. А потом стало интересно: ходишь, улыбаешься всем, и самой очень радостно. За кулисами ждали журналисты, их было очень много, но я не чувствовала себя растерянной. (Смеется.) Даже сама удивилась.

– Вика, Сергей Нагорный сказал, что девочки, вышедшие в финал конкурса, никогда в агентства моделей не обращались и вовсе не считались привлекательными в собственных глазах и в глазах сверстников. И ты тоже гадкий утенок в прошлом?
– Я не могу сказать, что я считала себя гадким утенком. Многие направляли меня в модельные агентства, но мне это было не то чтобы очень нужно. В этом конкурсе решила поучаствовать, и вот что получилось.
Вике нисколько не страшно ехать в Америку. Если она выиграет финал, то станет «самым счастливым человеком на свете», а после непременно вернется в Беларусь к друзьям и родителям, хотя не исключает, что жизнь свяжет именно с профессией манекенщицы.

МОДНЫЕ БЕСЕДЫ

Шоу быстро подошло к концу, победительница стремительно удалилась за кулисы, что определенно исключает заранее продуманный сценарий ее победы, золотой дождь подмели веником, в гардеробах остались пересуды.

Корреспондент «ЭН», устав раздавать объяснения друзьям, почему так да этак, побеседовала с Сергеем НАГОРНЫМ, одним из организаторов проекта, и Ириной СЕНЧЕНКО, независимым экспертом по модным делам. Две беседы вполне дополнили друг друга, вытеснив корреспондента.

– Соглашусь, это был действительно триумф студии моды Сергея Нагорного. Мне конкурс действительно понравился, и Виктория очень хороша, но дружелюбно я позволю себе порассуждать, – говорит Ирина Сенченко (И.С.). – Мне кажется, особенно на всесильном телевидении, нужно правильно освещать тему модельного бизнеса, объяснять почему, что и как, чтобы было меньше кривотолков вокруг этой красивой, а во многих странах престижной профессии.

– Я считаю, что мы, путешествуя по городам для отбора девушек и записывая телевизионные передачи, сделали все, чтобы зритель сориентировался, кого мы выбираем: не «Мисс», а супермодель, – отвечает Сергей Нагорный (С.Н.). – И я, и все специалисты не раз рассказывали об условиях первого конкурса моделей. Именно поэтому мы набирали девочек хрупких и худеньких.

(И.С.): – Кстати, цикл телевизионных передач с кастингов этого конкурса расстроил меня. Мне до сих пор непонятно, зачем нужно было выявлять артистические таланты у всех девушек? Сложилось впечатление, что ОНТ подыскивало для своей базы данных красивую массовку. Уверена, теперь телеканал создаст какой-нибудь проект с участием всех, кто не попал на сцену Дворца республики. Или группа «Тяни-толкай» набирала себе девочек для подтанцовки. Все как-то забыли, что от модели требуется молча выйти на сцену и по сценарию режиссера быть просто вешалкой. К чему так унижали девочек на кастингах, заставляя их мяукать и плясать вприсядку? Никто не задумывался, что у большинства останется плохое впечатление. Робких могло обидеть любое неосторожное слово из уст тех, кто сидел в жюри отборочного тура. К сожалению, в большинстве это были не профессионалы, а телеведущие и люди шоу-бизнеса.

(С.Н.): – У нас было много задач. Со стороны агентства было важно отобрать хороших девочек. С другой стороны, для ТВ надо было создать шоу. Естественно, если бы жюри состояло только из профессионалов и молча смотрело бы то на девочку, то на ее параметры, зрителям это было бы неинтересно. Поэтому для отбора пригласили известных людей, которые, разговаривая с девушкой, раскрепощали ее, и даже если они заставляли ее попеть, думаю, это было интересно и зрителю, и девушке. Не согласен с тем, что девушки уходили расстроенными, слез я не видел. Наоборот: ведь с ними пообщались очень известные люди.

(И.С.): – Многие считают, что девочки-модели слишком юны, чтобы работать. Но если она уже выросла больше 170 см и ножка у нее 40-41 размера, то зачем ждать совершеннолетия?

К тому же в 15-16 лет любая девушка может самостоятельно ответить, нравится ли ей работать с компьютером или ей нравится сцена, не боится ли она ходить по подиуму, любит ли она переодеваться в красивые дорогие платья. Это такое же самостоятельное решение, как и поступление в вуз на желаемое отделение. Почему-то, когда дети выбирают себе специальность для учебы, родители не несут за выбор ответственность. Девушка может решать самостоятельно, работать ей моделью или нет. Однако родители все же должны найти ей хорошего менеджера, которому можно доверять.

(С.Н.): – Жюри практически единогласно проголосовало за Вику. Сомнений нет, у нее есть все шансы победить. Модельный бизнес во всем мире – работа для молодых, которые уже в 25 заканчивают карьеру. Поэтому 15 лет – это идеальный возраст, чтобы ее начинать.

ПОСЛЕСЛОВИЕ ОТ «ЭН»

К сожалению, в обществе сложился не совсем приятный стереотип, мол, модельный бизнес, как и шоу-бизнес, – необычайно грязное и некрасивое (за кулисами) дело. Поэтому напоследок собеседников-профессионалов хотелось спросить о возможной судьбе Виктории Махоты.

– Я думаю, за ее судьбу можно быть спокойными, – говорит Ирина Сенченко, – потому что конкурс даже у нас в стране прошел при столь многочисленной аудитории, при участии помощника Президента в жюри. И говорить о том, «что ж с ней, бедной, там будет», несерьезно. Это совершенно гласный конкурс, и я уверена, что агентство, работающее с Викой, будет все контролировать.

– Мы с Викторией летим в Нью-Йорк, где будем продолжать вместе работать, – поясняет Сергей Нагорный. – Финальный конкурс будет освещать ОНТ. Если девушке удастся хорошо заявить о себе, то известное агентство Ford Models подпишет с ней контракт. Мы же будем постоянно беспокоиться о ее будущем.

Оставить комментарий