ЭПОХА ВОССТАНОВЛЕНИЯ МИНСКА НАЧАЛАСЬ В 80-е ГОДЫ

На протяжении своей многовековой жизни Минск строился, разрушался, восстанавливался и снова строился. Даже в самые трудные времена в столице Беларуси не прекращалось строительство жилья и объектов социально-культурного значения. В последние годы повышенное внимание уделяется не только новостройкам, но и сохранению, восстановлению историко-архитектурного наследия. Об этом наша беседа с начальником отдела реставрации и реконструкции УП «Минскпроектстрой» Дмитрием Бубновским.

- После революции Минск разрушался в директивном порядке – поступали распоряжения взрывать культовые здания. После Второй мировой войны город лежал в руинах. Социалистический период отмечен сносом значительной части старого города, в частности, его сердца – кварталов Немиги. А с какого времени ведется отсчет восстановления исторического архитектурного наследия?

- Мечта о реставрации того, что осталось, была всегда. Но только в начале 80-х годов эта инициатива историков, архитекторов да и просто людей, любящих свой город, была поддержана на государственном уровне. До этого времени планировалось превратить Минск в образцовый социалистический город – и места старой застройке в нем, естественно, не находилось. В те годы старые здания эксплуатировались на износ и были обречены. Конечно, политика того времени не могла не отразиться на архитектуре. Будучи молодым архитектором, как–то зашел в мастерскую, в которой проектировался нынешний Дворец Республики. Не помню, правда, какое функциональное назначение для этого объекта в то время предлагалось - за длительный период проектирования оно изменилось несколько раз. Во всяком случае, первоначально планировалось разместить там музей Ленина. В этой мастерской со мной и поделились грандиозной задумкой: расчистить от старой застройки всю территорию от Октябрьской площади до Дворца спорта. В качестве обоснования идеи мне привели мнение коллег-москвичей, которые, приехав в Минск, удивились, что у нас в центре города еще сохранились старые здания. Так что все могло бы быть гораздо хуже.

- Дмитрий Семенович, первый опыт реконструкции старых минских зданий – Троицкое предместье. Говорят, ничего настоящего там не осталось, все – муляжи. Насколько вообще этот опыт удачен?

- Там действительно мало, что осталось оригинальным – просто не позволяли технологические возможности. Например, пришлось с нуля делать всю гидроизоляцию, а это не могло не повлечь существенного вмешательства в конструкции зданий. В Троицком предместье много методических недостатков, но это наш первый опыт.

- Сейчас идет активная реконструкция старых зданий. Как это осуществляется, и кто является собственником этих зданий?

- Говоря о реконструкции, надо понимать, что есть видимая часть – фасады, дворики, и незаметная – инженерные сети. Можете себе представить, в каком они были состоянии, сколько обнаружилось забытых веток, - все это полностью заменили. Использовались современные технологии и при строительных работах. Но ведь реконструкция затевалась для того, чтобы здания были прочными и нормально эксплуатировались.

На сегодняшний день проводится большая работа по урегулированию прав собственности на объекты недвижимости в исторической части Минска, почти все они принадлежат Мингорисполкому. Реконструкция таких объектов стоит огромных денег. Вновь созданное унитарное предприятие «Мінская спадчына» в настоящее время занято завершением работ на ранее начатых объектах, таких как комплекс домов на площади Свободы и проектными проработками на будущее. Этим же предприятием завершены работы по воссозданию ратуши.

- Безусловно, ратуша украсила наш город. К тому же, это больше, чем памятник архитектуры, ведь ратуша – символ свободы и независимости. Хотелось бы знать, насколько вообще корректно воссоздавать ранее разрушенные памятники архитектуры? В Москве уже давно так делают, есть варшавский опыт воссоздания Старого мяста, и у нас, вслед за ратушей, планируется воссоздание гостиницы «Европа».

- Работы по воссозданию памятников истории и архитектуры допускаются по всем международным канонам. Упомянутое Вами Старое място в Варшаве, когда-то разрушенное до основания фашистами, включено в список всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО. Наша ратуша воссоздана с максимальной степенью достоверности, включая место расположения. Что касается гостиницы «Европа», то не завидую авторскому коллективу, который будет ее проектировать. Предполагаю, что возражения со стороны активистов общества охраны памятников истории и культуры будут очень бурными. Планируемое место для «Европы» не является исторически достоверным – она должна была захватить часть бульвара. Но нельзя же вынести воссоздаваемое здание на проезжую часть. «Европа» - это не вариант воссоздания, а строительство новой гостиницы, такого своеобразного повтора старой по внешнему виду.

- Столичный проспект Франциска Скорины предложен для включения в список всемирного исторического наследия ЮНЕСКО. Велика ли вероятность, что уважаемая международная организация согласится с этим предложением?

- Проспект Скорины уникален. Нет больше в мире такого колоссального ансамбля зданий в стиле сталинского ампира! На сегодняшний день здания проспекта Скорины приняты государством под охрану. И здесь тоже все не так просто. Качество среды фасадов еще более-менее сохранилось, а вот с интерьерами повезло гораздо меньше. Вспомните деревянную резьбу в бывшем овощном магазине на улице Комсомольской! А что теперь? Евроремонт. Время безвозвратно забирает архитектурные элементы…

- Вообще-то трудно представить, что когда-то нынешние безликие блестящие зданьица станут памятниками архитектуры. В сталинском ампире есть что-то надежное, вечное, как и в феодальных замках…

- Помпезность – далеко не единственное средство архитектурной выразительности. В нашей беседе мы совсем не затронули тему такого направления архитектуры, как конструктивизм. Этот стиль превратил Минск в столицу. Все атрибуты столичного города: Оперный театр, Дом правительства, Академия наук, корпус геофака БГУ, Национальная библиотека, обсерватория - построены в этом стиле. Причем тогда, в середине-конце 1930-х годов, кроме белорусских архитекторов, в нашем городе работали московские и ленинградские специалисты. Белорусские мастера всегда активно использовали цвет. Здание Национальной библиотеки первоначально было темно-серого цвета с ультрамариновой столяркой, обсерватория – насыщенного желтого. Русские архитекторы предпочитали пастельные тона – геофак был базальтового цвета, здание Дома правительства – серебристо-серого.

Так или иначе, история отберет те объекты, которые станут ее достоянием. И при этом ни один период не будет обделенным.

- Дмитрий Семенович, очень много было споров относительно строительства паркинга на улице Немига. Теперь ведется подготовка к его строительству. Может, все-таки можно было бы обойтись без паркинга и не закрывать им старые здания?

- История паркинга началась с объявления конкурса. В нем принимали участие архитекторы, а жителей Минска через прессу пригласили посетить Союз архитекторов и в специальной книге выразить свое мнение относительно строительства. Оказалось, никого это не волновало. Когда победитель конкурса получил заказ на разработку, начались интриги, дискуссии в прессе, сбор подписей известных людей. Проект паркинга был в трех экземплярах, один из них находился у меня, местонахождение двух других я знал доподлинно. Почитав прессу, я уточнил у коллег, кто к ним обращался для ознакомления с проектом. Оказалось, никто, зато все со знанием дела комментировали то, чего не видели. Но это так, воспоминания…

Что касается целесообразности размещения паркинга, то он там очень нужен. Вот Вы говорили, что очень любите старый Минск. А часто бываете в Троицком предместье?

- К сожалению, нет, хотя мне там нравится сувенирная лавка и «Венок», но к нему трудно подойти, и машину рядом не припарковать. Лучше уж пройтись по Раковской – там есть пару магазинчиков, а в хлебной лавке - свежие булочки с кофе…

- Вот Вы и ответили на свой вопрос о целесообразности паркинга. Судьба всех исторических строений на улице Интернациональная, Революционная, Комсомольская зависит от этого паркинга. Будут места для машин – пойдут инвестиции в реконструкцию этих зданий. Не будет инвестиций – они будут тихо умирать. Ведь не секрет, что Троицкое именно из-за плохой доступности потихоньку деградирует. Я часто встречаюсь с коллегами из Германии. Во времена ГДР историческая часть города Галль была очень престижным местом. Потом, когда поменялся образ жизни людей, появилось больше машин, торговля перекочевала в пригородные гипермаркеты. Все это привело к оттоку капитала из исторического центра - он стал пустовать. И там тоже есть проблема: что разместить в старых зданиях, чтобы вдохнуть в них жизнь? Редко посещаемые и, тем более, пустующие здания очень быстро приходят в упадок. Основная проблема исторического центра Минска в том, что некогда единый градостроительный комплекс ныне рассечен на 4 части мощными транспортными артериями. Максимальная нейтрализация отрицательного воздействия такой ситуации будет основной проблемой при разработке проекта комплексной реконструкции исторической части города.

- Существует ли единая концепция восстановления старого города?

- Конечно. Буквально 14 июля глава государства подписал указ, которым утверждена концепция реконструкции, развития и функционального использования объектов недвижимого имущества и территории исторического центра Минска. Этим документом определен единый заказчик по реконструкции, развитию и воссозданию застройки, а также благоустройству исторического центра столицы – Минский горисполком. Финансироваться эти работы будут из бюджетных средств с привлечением внебюджетных инвестиций на конкурсной основе. А первым шагом в выполнении указа будет проведение конкурса на лучший проект развития исторического центра Минска.

Оставить комментарий