ПОЗИТИВОТЕРАПИЯ

Саша и Сирожа исцеляют без операций

Кто слышал, определенно не остался равнодушным. Поначалу ходили самые сумасбродные догадки о носатом и дурноголосом составе проекта: один из них Михалок, это точно; второй – это еще один вокалист «Ляписов»; да не-е, это Лявон Вольский; да ты что, это же Куллинкович. Имя «Саша» до сих пор не дает покоя белорусскому воображению. Нет, Саша – это вовсе не тот, о ком вы подумали. Саша – это даже не Алексей Хацкевич, который сделал Сашу популярным. Саша – это реально существующий человек, который, наверное, навряд ли и догадывается, что стал вместе со своим братом Сирожай известным на всю страну и далеко за ее пределами.

КАК РАЗНОЦВЕТНЫЕ КАМУШКИ: ЯРКИЕ И ЖИВЫЕ

Веселые, простоватые, но необычайно искренние и открытые Саша и Сирожа с паселку гарадского типа появились в Минске более 15 лет назад, правда, запели сочным, живым языком совсем недавно.

– Я тогда учился в школе изобразительных искусств и музыки им. Ахремчика, куда принимали талантливых детей со всей Беларуси. Со мной в одном классе учился Сирожа, мальчик из очень маленькой деревни Гродненской области. У него был брат Саша. Мой одноклассник был настолько колоритный, что мы с ребятами не сдержались и увлеклись производством комиксов о похождениях «Сирожы в горадзе»: то он на каратэ запишется, то на свидание пойдет. Так появились первые истории, – расплывается в улыбке Алексей ХАЦКЕВИЧ, художник и «Саша» в проекте. – А вообще нам всегда нравились такие ребята, мы с самого детства с удовольствием разговаривали языком конкретных пацанов с грани (с грани между деревней и городом). Ну, когда ситуация требовала серьезного отношения, мы общались нормально, но в своей компании разговаривали именно так. Это живенький язык, красивый, как разноцветные камушки. В великий и могучий, которым нам промывали мозги в школе, в Толстого и Тургенева всегда так хотелось ввернуть словечки, вроде «куплять».

– А у Сергея Михалка тоже учился в классе свой Сирожа?
– Не знаю, но когда я, поступив в «кулек», в 90-м познакомился с Сергейкой, мы ужо не тольки удваих так гаварыли.

– Столько времени прошло, прежде чем Саша и Сирожа стали национальным достоянием…
– Я уехал в Испанию, а Сергейка как раз в это время зазнаменитился с «Ляписом». Позже мы встретились, и я нарисовал клип для песни Михалка «НЛО». Получилось неплохо, и мы подумали, а почему бы, коль у нас уже есть цельные персонажи (Саша и Сирожа) не сделать про них мультики.

Хотелось создать что-то вроде белорусских Бивиса и Батхэда, грубо говоря. В результате получилось все совсем по-другому: даже не польские Лелик и Болик, а пацаны с поселка городского типа. Сделали, озвучили, взялись записывать сказки – делали это для себя и друзей и никогда не думали, что проект получит такое распространение. Вдруг мы сделали передачу, которая в тот момент была единственной на канале М1. Саша и Сирожа стали известны минчанам именно благодаря М1.

– Но вскоре пацаны перекочевали на БТ…
– Да, к сожалению, на М1 вообще ничего не платили. Хотя и на БТ ситуация была не до конца понятна, но в другом смысле: нас периодически проверяли, выискивая крамолу, к нам присматривались, а мы все объясняли: не надо ничего искать, не надо создавать аналогий там, где их нет, наш Саша – абсолютно другой человек. Наша программа выходила, как говорил Михалок, для безумных рыбаков и грибников: в воскресенье в 5.30 утра (сначала гимн, а потом – мы) и повторялась в понедельник, но так поздно, что сначала мы, а потом – гимн. Нас все равно рано или поздно прикрыли бы: тогда, помнишь, даже J-Морс запретили. Вскоре и нас сократили, как нерейтинговых.

– Но зато украинцы оценили по достоинству.
– Мы там уже третий год вещаем, как лучший проект 2004 года и лучший сериал-2006. Сейчас и Россия заинтересовалась нами. Ефим Шифрин нашел нас и при встрече предложил писать ему монологи. Если мы согласимся, то наши творения будут озвучены под псевдонимом Юзик Килевич.

– Ну, Шифрин-то в отличие от М1 заплатит за работу…
– Не в деньгах дело. Нам важно продолжать двигать свои идеи. Например, в середине декабря возникнет первое на постсоветском пространстве интернет-телевидение «sosi-tv», которое можно будет смотреть не только в Беларуси, но и во всем мире. Мы обязательно будем и там участвовать.

– Но одними Сашей и Сирожей весь эфир не забьешь…
– В Минске много талантливых людей. Мы хотим дать им ход. Клипы Полины Смоловой показывать не будем. Мы хотим помочь самовыразиться людям талантливым, спокойным, непробивным, которые не могут пробиться сквозь засахаренную корку белорусского гламура, чтобы донести свое искусство до зрителей.
Святая простота, чистейший позитив

Многие знакомые корреспондента «ЭН» разных социальных статусов и возрастных категорий, люди, влюбленные в Сашу и Сирожу, до сих пор не могут определиться с тем, что именно их привлекает в творчестве пацанов.

– Скорее всего, это позитив, – говорит Алексей. – Мы не делаем чернуху, доступность которой понравилась бы всем. Нам очень весело, когда мы пишем песни для Саши и Сирожы, мы так смеемся. Многие, может, думают, что мы наркоманы какие-нибудь. Вовсе нет: Сергей вообще ничего не пьет и не курит, я иногда употребляю, но без фанатизма. Сочиняем абсолютно трезвыми, нам весело. Прекрасно, что и другим от этого не менее хорошо, чем нам. Был случай недавно. Выставляли мы свои комиксы в «Подземке». Вдруг подходит к нам очень солидная женщина и выражает почтение и благодарность. Дело в том, что у ее 16-летнего сына была проблема с глазами и он лежал в больнице, ожидая операции. Мама спросила как-то у него: «Ну, что тебе, сын, привезти?», а тот ответил, мол, принести мне плейер и диск «Саши и Сирожы». Он слушал его, смеялся, а через какое-то время поправился без операции.

– Как жилось в Испании? Говорят, местные сквоты там особенно гостеприимны.
– Да, в Испании было очень интересно жить и учиться живописи. А сквоты там действительно массовое явление. В ничьих пустых домах и бывших заводах живут не только путешественники и искатели приключений, но в первую очередь сами испанцы, для которых самостоятельная жизнь стоит запредельно много. Снимать или покупать жилье в Испании – ужасно дорогое дело. Первый сквот, в котором я жил, был бывшим кинотеатром. Нас было семеро, у каждого своя комната, общая библиотека, большой актовый зал, где ребята-музыканты репетировали, и даже тренажерный зал. Хоть это не был дворец, как многим представляется, все было бесплатно, и полиция почти не беспокоила, а напротив, относилась совершенно лояльно.

– Совсем-совсем не беспокоила? В Беларуси такие «рассадники антисоциальщины» и представить сложно.
– Я думаю, такой домик у нас взяли бы образцово-показательным штурмом с омоновцами. В Испании даже соседи относились к нам с пониманием. Почему бы не жить в доме, который пустует? Да и власти удобнее контролировать группу необычных людей, живущих вместе, нежели если бы они шлялись бездомными по улицам.

– Не жалеешь, что вернулся?
– Нет, нисколько. Немного раздражает наш климат, сырость. Вообще нельзя сравнивать, где было лучше – тут или там. Здесь все совсем по-другому: зимы и девушки красивые. Здесь все как-то проще, и зарабатывание денег в том числе: все больше удается делать то, что нравится. У меня всегда так: отрисую один этап и так же уже рисовать не хочу. Пока не созрею для новой работы, занимаюсь чем-то еще, кроме живописи. Сейчас кладу, например, мозаику в Свято-Елизаветинском монастыре, что в Новинках.

ВПОЛНЕ СЕРЬЕЗНО

– Ты верующий человек?
– Да, верующий, но стать очень-очень верующим у меня пока не получается: мирского много кругом.

– Это раздражает?
– Нет, вокруг много всего замечательного. Меня действительно раздражает, что люди сейчас подсаживаются на всякую ерунду, и с развитием прогресса подсаживаются на нее очень быстро: они не думают о главном, а думают о г..не, что бы себе закачать в телефон, который, кстати, тоже уже не просто трубка для звонков, а идол какой-то. Меня раздражают тупость, грубость и невежество, которые есть везде, не только у нас, но и в той же Испании, в Германии, везде. Нормальный человек не разводит вокруг себя г..на, как колдырь, например, от которого все страдают вокруг. Это ненормально.

– Страна сейчас сильно переживает, как решить проблему с алкоголем…
– Ее надо решать так, как она решена в других странах: продавать не «чернила», от которых действительно люди превращаются в уродов, а молодое сухое вино, которое стоит копейки. В Испании бутылка сухого вина стоит как бутылка колы. А сколько у нас? Вот я и вижу, живя в Заводском районе, как народ спивается. Но, в общем-то, люди пьют везде, и в Европе даже больше, чем у нас. Там алкоголиков не меньше, поверь, у нас это просто больше на виду. Сейчас, видно, ритм жизни такой пошел, что народ за ним не успевает. В магазине человек и по телефону говорит, и оплачивает, и о своем успевает подумать. Какой-то выход надо находить, а это самый доступный и понятный метод расслабиться. Более доступный, чем надеть роликовые коньки после смены на заводе.

– Как у тебя самого получается не пить?
– Потому что мне есть чем заняться, и, более того, мне нравится то, чем я занимаюсь. Не могу сказать, что у меня все легко по жизни получается, но есть небольшое правило, в действии которого я на себе убедился: если очень сильно чего-то хочешь, то все это обязательно получится. Я хотел поехать в Испанию – поехал; хотел стать известным – стал. Важно лишь действительно хотеть. Думая о том, чего бы хотел, ты как бы притягиваешь исполнение к себе. Это сущая правда, всем рекомендую.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о