ВАЛЕНТИНА ЕРЕНЬКОВА: «Время ставить комедии»

Режиссер Национального академического драматического театра имени М.Горького Валентина ЕРЕНЬКОВА работает над постановкой комедии Вильяма Шекспира «Укрощение строптивой». Репетиции начались в мае. Затем наступили: выездные гастроли в мае и июне, июльский отпуск труппы, работа театра на площадке Дворца профсоюзов, пока в Русском ударными темпами проводился ремонт.

По большому счету, рваных три месяца на выпуск спектакля. Но 1 ноября премьера состоится. А сегодня Валентина Еренькова, специально для читателей «ЭН», о театре, о жизни и творчестве.

– Что Ваша жизнь?
– Борьба. То, как сегодня выживает театр – это подвиг, как на войне. Режиссер – это полководец. И мудрость полководца не в том, чтобы просто закрыть грудью амбразуру и погибнуть, а в том, чтобы выжить. Желательно с наименьшими потерями личного состава.

– Вы сильная женщина?
– Безусловно. Профессия режиссера рассчитана на людей крепких и выносливых. И не только она. Всякая творческая, где люди что-либо созидают. У меня особый метод работы и с актерами, и с художником-сценографом, и с хореографом. Я объясняю каждый взмах ресниц, аргументируя, почему я вижу это именно так.

– Композитору тоже объясняете? (Дело в том, что композитором, с которым вот уже более 20 лет плодотворно сотрудничает Валентина Еренькова, является не кто иной, как ее муж Алексей Ереньков. – прим. авт.)
– Композитору тоже. Кроме того, он, как и все, кто работает над спектаклем вместе со мной, обязательно присутствует на всех репетициях. До самой сдачи и после, когда многие режиссеры отпускают спектакль в самостоятельную жизнь, я продолжаю работать над ним. Стараюсь сделать его лучше. Часто в процессе работы возникают новые решения костюмов, сценографии, даже музыкальные. У меня был случай, когда за день до сдачи я сказала Алексею: так не пойдет. И убедила его, что имеющийся вариант несовершенен и неточен, доказав, что я права.

– Вы большую часть времени на сцене. Выходит, семья по жизни на заднем плане? Не ячейка общества, а творческий союз какой-то…
– (Смеется). Нам повезло, потому что мы оба желаем одного – хорошего результата. И в этом желании понимаем и поддерживаем друг друга. Вместе испытываем радость победы и боль неудачи.

– Дома Вы такая же строгая и требовательная, как на работе?

– Всякое бывает. Стараюсь жить в гармонии с миром и близкими людьми.
– У Вас есть дети?

– Дочь.
– Кто в семье главный?

– Кот Шлема. Он охраняет наш очаг. Мы приходим и уходим, а он хозяйничает. И всеми нами командует. При этом живет по своим законам, и нам приходится с ними считаться.
– А романтическая история знакомства Ереньковых существует?

– В один из осенних дней…

Вообще, осень – пора года, которую я так люблю! Изморозь, мокрые листья, неярко светит солнце.

И в один из таких осенних дней в мою жизнь пришел Алексей. Я благодарна Богу и судьбе, что нам была дана возможность встретить друг друга. Вот уже больше двадцати лет мы вместе, а мне кажется, будто наша встреча была вчера. Нет ощущения долгих прожитых лет. Он человек, рядом с которым я чувствую себя женщиной.

– И вот сейчас, на пике творческого подъема, Вы выпускаете спектакль «Укрощение строптивой» Вильяма Шекспира, заявленный как «драматическое произведение в жанре мюзикла».
– Это не первый мой музыкальный спектакль. Первая проба была «История любви Полосатого кота и сеньориты Ласточки». Спектакль по пьесе М.Горького «Чудаки» тоже можно считать приближенным к форме мюзикла. В таком жанре была сказка по Д. Биссету «Забытый день рождения», мюзикл по К. Чуковскому «Муха-Цокотуха». Музыка Алексея Еренькова в этих произведениях – еще один персонаж. А в «Укрощении строптивой» – один из главных персонажей. Наряду с широтой материала, прекраснейшей драматургией Шекспира, его гениальным стихом.

– Наверняка после предыдущей Вашей работы «Пойманный сетью» по Рэю Куни, найдутся люди, которые спросят – почему опять комедия?
– Комедий у Шекспира так же много, как трагедий. Но комедии ставить сложно, в силу разных причин. Наверное, нашим славянским душам ближе пострадать, найти третий-четвертый план, помечтать о чем-то несбыточном и даже что-то разрушить. Это исконно наше, ментальное. Комедия была очень актуальна во времена антрепризных театров. Своеобразным образом этот жанр реализовывался и в советское время. А дальше жизнь как-то остановила нас. Не до комедий стало. Постоянно у нас то революция, то война, то снова революция и террор, перемены в обществе, в которых мы пытаемся разобраться. То, что не имели права ставить, вдруг разрешено. И мы плюем со сцены в то общество, которое было вчера, а завтра все повторяется снова. Мне кажется, сейчас самое время ставить комедии, в которых, как в жизни, от трагического до смешного – один шаг.

– А Шекспира не боитесь? Все-таки самая классическая классика?
– Груз ответственности велик. Имя Вильям Шекспир ложится на плечи монументальной плитой. И все режиссеры во все времена пытаются искать в нем подтексты. Он очень метафоричен, но многого расшифровать мы сегодня уже не умеем. И представляем себе шекспировских героев рыцарями в латах. А все гораздо проще. Есть сложные проблемы, с которыми тяжело справляться. Когда Бог лишает нас кого-то, когда мы – между жизнью и смертью… Все остальное нужно решать легче. Не делать трагедии. В комедиях Шекспира есть для нас маленькие, но важные подсказки: остановитесь, подумайте и поймите, что главное – впереди.

2
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

да,пасиба за инфо!я восхищаюсь Ею!она правда создаёт другой театр,которому нужен свой дом!
Ёлка=РЕВЮ=

Анонимно

мы тоже работаем в жанре мюзикла!Валентине Николаевне в США бы ещё съездить!она бы там тоже много почерпнула!талантливейший Чел!вообщем...нет слов!жду ВАЛЕНТИНОВ ДЕНЬ!!!