ДЕРЖАВНЫЙ ГРАДУС

Заметки к 110-летию IV государственной винной монополии

ЧАСТЬ I. От прадедов стакан веков

11. НОЧНОЙ ВСПЛЕСК «АКВАРИУМА»

Есть правило, которое не теряется в веках: водку надо покупать в фирменном магазине при заводе, а виноградное вино (то, которое привозится к нам из южных краев) – в оптовом складе известного и проверенного виноторговца.
В старом Минске такое реноме было у Алексея Мамулова. Его главный склад вин помещался в доме Малявского под номером 11 на Губернаторской улице – в двух шагах от Городской управы. Сегодня примерным ориентиром этого места служит Центральная сберкасса на улице Ленина. При складе находился погреб «Кахетия» с отпуском вина распивочно и навынос. Сюда, проведав о свежем завозе, устремлялись знатоки: выпить даровой пробный стаканчик и купить бочонок для собственного домашнего погребка.

Вообще для специалистов энологии – науки о вине – фамилия Мамулов звучит многозначительно. Мамула – это остров у югославского побережья при входе в Которскую бухту. Прочитаем описания здешних винных погребов глубиной в семь этажей, и многое станет понятным.

Продолжением «брэнда» виночерпия Мамулова был «Замок царицы Тамары» – убранное в кавказском стиле фирменное распивочное заведение на углу Захарьевской и Богадельной улиц в доме Ленского, № 64/36. Ныне это, приблизительно, тот участок проспекта Независимости, где напротив здания КГБ находится гастроном, именуемый в народе «Под часами».

И в «Кахетии», и в «Замке» атмосфера была строго выдержанная: вино, а к нему «каждодневно шашлык, свежий кобийский овечий сыр, зелень». И никаких ликеров-пирожных, дамских струнных оркестров, куплетистов и тому подобной ресторанной мишуры. Соответственно, у гостей едва ли возникали желания куражливо бить зеркала и прикуривать от сотенных купюр.

Ста рублей царскими у меня нет, а вот пятирублевая ассигнация завалялась. С ней-то и попробуем обойти наиболее примечательные рестораны дореволюционного Минска. Итак, в «Замке царицы Тамары» оприходовали мы бутылку портвейна № 26 ценой в один целковый и двинулись зигзагами вдоль Захарьевской (зигзагами не потому что потому, а по надобности менять четную и нечетную стороны улицы).

Вот дом под номером 62, владельцем которого значится Хаим Хатиневер (пространство, где современный фотомагазин «Кадр»). Здесь, рядом с гостиницей «Гарни» – ресторан «Восход» Иосифа Борутто. Оборудован электроосвещением, имеет отдельные кабинеты. Но нам в кабинеты еще рано, поэтому наскоро у буфетной стойки довольствуемся за 20 копеек рюмкой анисовой и бутербродом с семгой, а затем по диагонали пересекаем перекресток с Богадельной.

Тут в доме № 61/21 Машкилейсона находится гостиница «Одесса» на 39 номеров, а при ней – ресторан «Медведь» В.Голуба (совр. место Центрального книжного магазина). Удобство для гостей заключается в том, что малоприметный вход в отдельные кабинеты сделан со стороны Богадельной (Комсомольской).

По кругу обходим главный в Минске и поныне перекресток улиц Захарьевской и Губернаторской (просп. Независимости и ул. Ленина). На месте здания Нацбанка был дом № 84/28 Ильи Мельцера с гостиницей «Ново-Московской» (30 номеров) и рестораном, а срезанный угол служил входом в кондитерскую «Константинопольская». Для сведения: в кондитерских в ту пору наливали все, кроме пива и денатурата.

Напротив, где сейчас ГУМ, расположен ресторан «Брюссель». Его владелец С.И.Купришевский завлекает клиентов не только отдельными кабинетами, но и «семейными ложами». Что последнее означает?.. А то, что по диагонали через перекресток находится мужская правительственная гимназия. Ее воспитанников, согласно правилам, «воспрещено впускать в общую залу, в которой производится продажа питей». Но если откуда-то из провинции приезжает семейство, чтобы проведать сына-гимназиста, а заодно приобщиться к ресторанной кухне, то все вместе они занимают семейную ложу.

Напротив «Брюсселя» (в том месте, где сейчас «Макдональдс») обосновался с 1881 года ренсковый погреб, гастрономический и рыбный магазин Я.И.Гоушки (бывший Ф.М.Староневича). В продаже «широкий выбор русских и заграничных вин и коньяков, а также консервы, томаты, сыры, свежая и соленая рыба, балык, двинские сельди, лососина, осетрина, угри, икра».

Но у Гоушки над одними только рыбными закусками засиживаться не станем, ибо, во-первых, нужно основательно пообедать, а, во-вторых, надо успеть это сделать до предвечернего закрытия ресторанов. Дело в том, что с 23 июня 1909 года действует обязательное постановление городской думы, согласно которому «от 7 до 9 часов вечера рестораны должны быть закрыты».

Поэтому разнообразия ради спешим в Губернаторский сад (парк Горького), где недавно открылся ресторан «Чикаго». Заведение расположилось на некоторой периферии, и его владелец Тукузин усердствует с рекламой: «Погреб русских и иностранных вин. С почтением приглашаю публику в отдельные роскошно убранные кабинеты. Ежедневно играет концертный струнный оркестр». Обед из двух блюд в «Чикаго» стоит 45 копеек, из трех – 60, из четырех – 80.

Общедоступным ресторанам формально дозволяется работать с 9 утра и до 2 часов ночи (про клубного типа рестораны и буфеты при Дворянском, Купеческом и Военном собраниях в правилах речь не идет). Исключение сделано для театра-варьете «Аквариум» с рестораном (директор Ян Белят), где официально гульба продолжается ночь напролет, но, правда, и представления там начинаются в 11 вечера.

Находится «Аквариум» на исчезнувшей к середине ХХ века улице Юрьевской, дом Сагаловича, 17 – в районе той современной застройки, что расположена за Музеем истории Великой Отечественной войны. Мода на устройство летних садов с ресторанами и театрами-варьете пришла к нам из Петербурга, где славились «Буфф», «Аквариум», «Луна-парк», «Вилла Роде», «Эрмитаж». В Москве, если вспомним роман «Мастер и Маргарита», также был свой «Аквариум» с театром-варьете. Как писал современник, на пристроенной к веранде ресторана открытой сцене устраивались дивертисмент-кабаре с участием французских шантанных певиц, негров-чечеточников, цыганских хоров, эксцентриков, мастеров скетчей. Номера содержали немалую долю эротики, а артистки зачастую выполняли роль «женщин по заказу».

Первую печатную информацию о нашем «Аквариуме» я встретил в газете «Минская речь» за 31 мая 1906 года: «Хроника. С 30 мая открыт до 4 ночи новый летний общедоступный сад и театр. Ежедневно большое гулянье и концерт в трех отделениях. Участвует известная вне конкуренции артистка женщина геркулес-атлетка m-lle Мери. Играет концертный оркестр. На кухню обращено особое внимание».

В последующем реклама меняется за счет подстановки новых имен участников ежевечерних дивертисментов: русско-польский дамский имитатор и трансформатор (иначе говоря, пародист) г-н Вацлавский… немецкая субретка m-lle Ользен… исполнительница цыганских романсов Л.Гебард… цыганский хор г-жи Берже…

Самый последний «всплеск» памятного многим «Аквариума» прозвучал осенью 1919 года в дни оккупации Минска польскими войсками. Газета «Минский курьер» сообщила 21 октября, что «в ближайшие дни возобновляется деятельность кафешантана по Юрьевской улице», но, похоже, то была агония старой эстрады и ресторанного дела.

…Последние 50 копеек я истратил на входной билет в «Аквариум, но осталось в Минске заведение, которое нельзя обойти: ресторан экстра-класса при гостинице «Европа», владельцем которого был А.Г.Саулевич. Посетим его в следующей главе.

Оставить комментарий