СТРЕМИТЕЛЬНО ВНИЗ

За 2 с половиной месяца мировые цены на нефть рухнули на 25%. 58 долларов за баррель – это уже немного. В России ежедневная выручка от экспорта нефти Urals (основной источник доходов бюджета и единственный – для пополнения Стабфонда) сократилась на 74 млн долларов.

Наши соседи еще не паникуют, но уже просчитывают возможные последствия для экономики в случае дальнейшего падения цен. Даже определили так называемый критический уровень цены – 38 долларов за баррель. Это отметка, при которой бюджет еще можно свести без дефицита, но пополнение Стабфонда полностью прекратится.

Что же все-таки будет с ценами на нефть? Влияет ли лихорадка стоимости барреля на экономику Беларуси? Какими последствиями для страны может обернуться дальнейшее падение цен на «черное золото»? Об этом «ЭН» рассказал руководитель независимого аналитического центра «Стратегия» Леонид ЗАИКО.

– Теоретически Беларусь не воздействует на рынок нефти. Она является страной, которая испытывает внешний шок: либо положительный, либо отрицательный. С точки зрения зависимости от цен на нефть нужно рассматривать два важных показателя: зависимость для внешней и для внутренней экономики. Для начала о внутренней. Если смотреть на издержки, на конкурентоспособность, то зависимость на формирование цены на мазут, дизтопливо, бензин составляет приблизительно 1/10. И надо иметь в виду, что наши внутренние цены на нефть включают довольно-таки большой НДС и акциз, который и съедает доходы потребителей. Если литр бензина стоит 1.600 рублей, то как минимум 600 – акциз. Теперь о внешней экономике. Нефтепродукты составляют 40% экспорта. Мы зависим в положительном смысле от роста цен на переработанную нефть и нефтепродукты. И в последние два года плывем на этой волне. Позитивная зависимость от цен на нефть дала мощный импульс ВВП и росту доходов. Вообще трудно было представить, что после роста ВВП на 10%, доходы увеличатся на 18%. Это случилось только благодаря таким вот подаркам внешнего рынка.

– В России прогнозируют дальнейшее падение цен на нефть. И не исключают достижения критического уровня. Это действительно возможно, и что в таком случае стоит предпринять нашим соседям?
– Период мощной волны, когда цена достигала 70 долларов за баррель, был медовым месяцем, который заканчивается. А с дождливым понедельником дворники снимают флаги. Но я не уверен, что и далее будет продолжаться резкое снижение цен. Мне кажется, все пойдет по плавной понижающей, которая будет иметь трендовый уровень и трендовое значение. Для России появляются первые признаки того, что благоприятная конъюнктура цен на нефть не будет приносить больших доходов. Возникнут призывы о необходимости поддержки перерабатывающей отрасли. Для России это все нестрашно. Они там и так сидят в шоколаде. Придется, правда, осторожнее работать над повышением доходов бюджетникам. Хотя заработную плату врачей они уже подняли до 1 тыс. долларов. Нас это впечатляет.

– По мнению некоторых российских специалистов, падение цен на нефть приведет к удорожанию бензина. Дескать, нефтяные компании постараются компенсировать потери на мировом рынке за счет увеличения прибыли от реализации нефтепродуктов и топлива на внутреннем рынке.
– Это типичный лоббистский ход, очередное олигархическое трюкачество. Никаких повышений цен на бензин быть не должно. Если кто-то такие идеи подбрасывает, то только по просьбам богатых. Чем мне нравятся российские олигархи, так это тем, что они всегда могут наврать с три короба.

– Падение цен на «черное золото» – это ощутимый удар для Беларуси?
– Для нашей страны заканчивается период рождественских подарков со стороны мирового рынка. Доходы будут расти, скажем, не на 18%, а уже на 10%. Тут и правительству надо быть внимательнее. Стоит ему намекнуть: раз цены на нефть снижаются, почему бы не снизить цены на бензин? Народ будет аплодировать. Он давно ждет, что правительство начнет реагировать. Но я повторюсь, что сомневаюсь в устойчивости тенденции падения цен на нефть.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о