СКОЛЬКО И КАК ДОЛГО МОЖНО ВОРОВАТЬ?

В марте мы писали об очередной попытке продать гомельский винзавод «BST». Он не продан до сих пор. Что и логично – у предприятия грязная финансовая история. Причем история, длящаяся годами. В сентябре наконец появились официальные подтверждения фактов экономических преступлений, совершенных управляющим завода с начала 2000-го по 2003 год.

Акт контрольно-ревизионного управления Минфина может стать пособием по истории белорусской экономической преступности.
Читаешь его и диву даешься: эх, воруют же люди! С каким размахом-то! Да и как безнаказанно долго.

ГЛАВА 1: ПРЕДЫСТОРИЯ

В 1998 году фирма «Малиос Консалт» произвела оценку завода «BST», в заключении указала: стоимость основных средств «BST» – около 8 миллионов долларов США.
В 1999 году хозяйственному суду г. Минска было представлено финансовое требование фирмы «Евроторг» и оффшорной компании «Owermars», где говорилось о том, что якобы «BST» должен им 1.800 тысяч долларов. На основании этого финансового требования и иных, в большинстве своем сомнительных документов, хозяйственный суд г.Минска и начал дело о банкротстве «BST».

Существовавшее в 1999 году законодательство о банкротстве разрешало называть банкротом только предприятие, чьи долги превышают стоимость основных фондов.
И суд, естественно, потребовал оценки предприятия. Для чего снова была привлечена фирма «Малиос Консалт». Но на этот раз «Малиос Консалт» оценил предприятие уже в 400 тысяч долларов США, то есть в 20 раз дешевле!
Такая разница почему-то судью не удивила. И он назначил внешним управляющим…«Малиос Консалт».

После нескольких лет внешнего управления «Малиос Консалт» (гендиректор – А.Ковалев) коллектив «BST» при поддержке собственника завода (ОДО «Лосгер») решил бороться за предприятие. Слишком очевидно стало, что «Малиос Консалт» стремится довести завод до полного разорения. На имя главы государства пошли письма трудового коллектива. Пока писал во все инстанции сам «Лосгер», особой реакции не было. Но письма трудового коллектива дошли адресату. Глава государства поручил компетентным структурам разобраться с ситуацией на «BST».

В декабре 2003 года Высший хозяйственный суд назначил нового управляющего – ИП Дребезову.
При переходе дел новому управляющему подтвердилось: действительно «Малиос Консалт» работал с грубыми нарушениями законодательства. В результате прокуратура РБ возбудила уголовное дело и направила для расследования в СУ ДФР госконтроля. Уголовное дело в отношении руководства «Малиос Консалт» было возбуждено по нескольким статьям: преднамеренное банкротство, хищение, работа с лжепредпринимательскими структурами и работа без лицензии.

ГЛАВА 2: ПРОВЕРКИ НЕ ОПАСНЫ

Наконец де-факто признано: с самого начала с заводом поступили незаконно. Уже на второй странице акта проверки КРУ сказано: «Решением хозяйственного суда г.Минска от 30.12.1999 года ЗАО «Малиос Консалт» назначено внешним управляющим ООО «BST Ltd». Назначение внешнего управляющего произведено в нарушение действующего Закона «Об экономической несостоятельности».

Если перевести это на русский язык: хозяйственный суд нарушил закон. Изначально.
«Малиос Консалт», точнее, его глава А.В.Ковалев, взялся за «выведение завода из кризиса» с изрядной долей рвения. Два года никто его деятельностью не интересовался, потом пошли проверки. В 2002 году главный специалист управления контроля потребительского рынка и сферы услуг КГК РБ по Гомельской области Е.К.Копылева провела проверку, результаты которой должны были насторожить столичный хозяйственный суд, под чьим руководством «трудился» внешний управляющий: «Проверкой было установлено, что производство вина плодового было планово убыточным…»

Плановая убыточность столичный суд почему-то не насторожила.
В 2003 году главный государственный налоговый инспектор гомельского района С.О.Лапко документально зафиксировал связи завода «BST» с организациями, внесенными в спецреестр лжепредпринимательских структур.
Это тоже не показалось суду подозрительным.
В 2003-м же КРУ Минфина по Гомельской области установило вред от неправомерной передачи векселей московскому ООО «Техинкомсервис» в размере 662 миллионов рублей. Завод, находящийся в состоянии санации, по закону не имел права совершать сделки с ценными бумагами…

Но и это суд не насторожило…
Впрочем, проверяющие интересовались только отдельными вопросами. Зато указывали, что работать с документацией сложно: бухгалтерия не могла предоставить все необходимые документы, в том числе и первичные. Бухгалтер в итоге и вовсе утверждала: все отдала на головной офис. Кстати, ответственным за организацию бухгалтерского учета и отчетность был ЗАО «Малиос Консалт», его генеральный директор Ковалев.

А Ковалеву было что прятать.
Далее акт КРУ фиксирует: «Всего за ревизируемый период разница в цене приобретения материалов у организаций… и аналогичной цены заводов-изготовителей составила 3.695.599.540 рублей (с учетом НДС)». То есть все необходимое заводу закупалось в 1,5-2 раза дороже реальной стоимости. Что с этого имели А.Ковалев и его подельники – можно только фантазировать.

ГЛАВА 3: ВОРОВАТЬ – ТАК МИЛЛИОНАМИ

Почти 3 миллиарда рублей на конец 2003 года заводу «BST» задолжала ТУП «Юнифей». Чтобы было более понятно: около 1,5 миллиона долларов.
В акте КРУ сказано: учредитель этой фирмы А.Засимович зарегистрировал на свое имя ТУП «Юнифей» «по просьбе незнакомого мужчины, к деятельности компании никакого отношения не имеет».

Причем 10.12.2002 года налоговая инспекция подала заявление в суд с требованием ликвидировать фирму, поскольку она полгода не вела деятельность. А винодельческий завод «BST» активно отгружал ей свою продукцию…

Еще 3 миллиарда 158 миллионов (то есть более полутора миллионов долларов) заводу «BST» оказалась должна фирма «Унтербел». «Учредитель» ее и вовсе потерял паспорт, после чего на документ и зарегистрировали фирму… Причем на момент работы завода с фирмой, «Унтербел» уже состоял в спецреестре лжепредпринимательских структур.
Всего заводу оказались должны 7 миллиардов 200 миллионов рублей.

В 2003 году под контролем хозяйственного суда г.Минска «Малиос Консалт» передал завод предприятию «Виконт». Что примечательно, было заранее известно, что «Виконт» полгода до передачи ему завода вообще не вел никакой деятельности и не мог ничем гарантировать свои обязательства. «Виконт» растворился. Ущерб от его деятельности пока не определен окончательно.

ВМЕСТО ВЫВОДОВ

Размах, с каким «Малиос Консалт» уничтожал завод, впечатляет. Почему этого не видел Минский Хозяйственный суд, ведь внешний управляющий по закону каждые два месяца отчитывается перед ним о проделанной работе? Этот вопрос еще ждет своего ответа.
И ответ, возможно, будет получен. Поскольку дело гомельского винзавода – под самым высоким контролем.

А ПОКА…

Под домашним арестом пребывает директор «Малиос Консалт» А.Ковалев. А. Соловьев, бывший во время внешнего управления замдиректора «BST», находится под стражей.
Высший хозяйственный суд в порядке надзора пересмотрел дело о банкротстве «BST» и признал, что требования фирм «Евроторг» и «Owermars» не были обоснованы. То есть Минский хозсуд начал дело о банкротстве без веских на то оснований.

А завод стоит уже больше года. И потихоньку разрушается. Купить его, похоже, приличные люди не рискнут. Зато с удовольствием рискнут только те, кому выгодно окончательно и бесповоротно «зарыть» его бухгалтерию. Ведь в разорении завода участвовали не только Ковалев с Соловьевым…

Есть один, похоже, законный вариант – вернуть предприятие «последнему из владельцев», ОДО «Лосгер». Но ВХС этот вариант пока считает невыгодным. Поскольку на время санации завод был освобожден от платежей в бюджет. За несколько лет работы «Малиос Консалт» у винзавода появилась задолженность перед бюджетом в 6,5 миллиарда рублей.

КТО ВЕРНЕТ ДОЛГИ?

ОДО «Лосгер» по-своему видит выход из сложившейся ситуации. По закону ущерб, нанесенный заводу, должен возмещать управляющий. С ЗАО «Малиос Консалт» взять нечего – на балансе фирмы хорошо, если числится старая мебель. Но…Процитируем письмо на имя председателя ВХС: «…в соответствии со ст.49 Закона РБ «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», ущерб может и должен быть взыскан с ООО «Евроторг», как заявителя, указавшего ложные сведения…»

Пока о реакции на результаты проверки КРУ Минфина ничего сказать нельзя. Значит, есть надежда на возрождение завода.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о