КИСКИ ПРАВЯТ МИРОМ

У нее прекрасные внешние данные и модельное прошлое. Она с одинаковой легкостью садится в позу лотоса и разговаривает со звездами шоу-бизнеса. Под задним стеклом ее «Фиата» куча-мала мягких игрушек. Она очень категорична, а еще, вместо звонка, ее мобильный мяукает. Она – это Люся Лущик, vj Первого музыкального канала.

Когда накануне мы договаривались о встрече, Люся сказала:

- ОК, подъезжай к восьми и возьми с собой купальник.

- Купальник?!!

8.00. Дверь мне открыл симпатичный молодой человек, который и провел меня тихонько на кухню. Люся медитировала еще минут десять. Ожидание мне скрасил русский той-терьер. Появившаяся хозяйка «познакомила»:

- Это Лаки. Для простоты называю Лакма. Она, как лакмусовая бумажка, точно показывает мое настроение. Мы даже спим вместе.

После ритуальных двух маленьких чашек кофе и одной большой – зеленого чая, Люся готова к «свершениям». Но сначала еще в бассейн.

9.00. - Бассейн – это самое лучшее, что может быть для тела. Все мышцы работают. Иногда на меня находит, и тогда я каждый день по полтора часа плаваю, правда, при таком темпе недели через две занятия забрасываю вообще, но если через день, тогда хожу регулярно.

Люся очень тщательно сушит и укладывает волосы. На стоянке нас уже ждет машина. За рулем мужчина:

- Это Слава – мой оператор.

Слава добродушно добавляет:

- И шофер по совместительству.

А Люся отвечает на вопрос, заданный еще на улице.

- На работу всегда еду без макияжа, крашусь перед съемкой. Сама.

- Почему не в салоне?

- Не любят меня там. Вот сходим мы всей толпой в очередной салон красоты, а потом звонят и говорят: «Присылайте кого хотите, только не Люсю».

- А что так?

Но тут вступает Слава с нарочито тяжелым вздохом:

- Капризы. Мы у парикмахера щетки вырываем…

10.30. Показывая на здание, Люся говорит:

- Вот здесь я днюю, а иногда и ночую.

В офисе многолюдно и шумно. Приткнувшись где-то в уголке, Люся делает макияж, попутно заучивая текст, а Слава в это время готовит студию. Там пока можно повертеться, но как только начинается запись, из студии выдворяют всех. Пару раз из-за закрытых дверей доносится вопль. (Когда начался монтаж, стало понятно, чем он вызван: Люсе все никак не давалась фраза с нагромождением прилагательных, и она выражалась нецензурно – громко и по-английски.) Потом пришел кто-то в гости, и следующую часть записи пришлось ненадолго отложить - гость чмокнул Люсю в щеку, и в этом месте моментально появилось пятнышко – «аллергия на мужчин, правда она быстро проходит». Запись, монтаж, гости, запись, монтаж, гости. В общем, чувствовала я себя не слишком удобно: все делом занимаются, одна я приземлилась на стульчик и всем мешала, да еще и Люсю дергала. Кстати, когда Люся стала уж совсем дергаться, к ней подошел Слава и подставил свое крепкое мужское плечо… в качестве боксерской груши. Отстучав на нем дробь, Люся действительно успокоилась.

- Слава – это мой антидепрессант, он очень хорошо меня понимает. Он лучше всех может уверить меня, что съела я вчера не так уж много, и выгляжу я прекрасно… Если я со Славой, то дома никто не волнуется, потому что он решит все вопросы. Просто кто-то умеет быть взрослым, а кто-то еще этому не научился.

18.00. Ура-а-а. Кажется, рабочий день уже окончился. Обеденный перерыв как-то прошел мимо, и мой желудок рад услышать слова: «Поехали, перекусим где-нибудь». (Перекусить а-la Лущик – это чашка капуччино и орешки). Приятное место, а горячие напитки всегда настраивают на беседу.

- Без чего Люся Лущик прожить не сможет?

- Без Лакмы, без литра зеленого чая в день, без денег. А без мужских объятий я просто вяну.

- А как же аллергия на мужчин?

- У меня есть некоторые люди, на которых у меня аллергии нет. Вот они меня и обнимают.

- Что ты можешь сделать ради денег?

- Я за деньги вообще ничего не люблю делать, я даже работать не люблю за деньги. Я люблю все делать в удовольствие. Просто деньги должны быть. (Она делает неопределенный жест рукой, как будто берет что-то из воздуха.) Просто они должны появляться и все. Но ради них я ни на какие жертвы не готова: ни с моей стороны, ни со стороны моих близких.

- Когда к тебе пришла известность, изменились ли как-нибудь твои отношения с людьми?

- Как только я начала работать, и меня достаточно часто стали показывать по телевизору, некоторая часть моих так называемых друзей отпала сразу. Они исчезли из моей жизни, то есть я их, конечно, вижу время от времени, но это уже не то. Может потому, что со мной стало тяжело общаться, я ведь уже не могу сесть и болтать о помадах: у меня все время бетакамы, секамы, синхроны, сюжеты - может, им стало со мной скучно. Я не знаю. Что касается посторонних, когда мне люди улыбаются, я же не могу не улыбнуться в ответ – люди должны делиться хорошим настроением. Но когда абсолютно бесцеремонно начинают лезть с вопросами о личной жизни, это ужасно, но еще ужасней, когда молодые люди начинают делать вид, что они не знают кто я, и с горящими глазами и дрожащими руками навязывают свое внимание…

- Непристойные предложения поступали?

- Порывы, а, вернее, позывы, я вижу, но веду себя так, чтобы они не были произнесены вслух.

- Как ты относишься к отрицательным отзывам о себе в Интернете.

- Если бы это просто были отрицательные отзывы. Они же еще и врут, и монтаж фотографий делают. Берут что-нибудь этакое… порнографическое, и мое лицо вставляют.

Конечно, когда я впервые узнала об этом (рассказал знакомый), когда впервые залезла на какой-то абсолютно левый форум и все это прочла – я была в шоке. Как сейчас помню, сижу дома перед компьютером, у меня волосы дыбом, глаза как блюдца. Я не могла понять, почему они вообще пишут обо мне?! Кто я?! Посторонние какие-то люди, совершенно мне не знакомые, пишут обо мне. Во-вторых, это был такой бред, такое вранье – дикость какая-то. Я не знала, как на это реагировать. Потом стали писать все больше и больше, пошли публикации в газетах, положительные и не очень. И Интернет стал просто данностью. Пишут, и пусть пишут… (немного помолчав, добавила с хитрой улыбкой) но на самом деле, если бы вот сейчас писать перестали, наверное, меня бы это немножко задело. Эй, я же здесь, я еще с вами. Нужно было бы что-то срочно делать.

- А что за истории о твоих капризах?

- Может, я не очень хорошо умею все делать, но я точно знаю, как нужно делать, чтобы результат был отличным. Для себя и для других… Я точно знаю (сквозь улыбку) – я очень скромная девушка, и что такое, красиво, а что такое некрасиво. Это касается всего – отношений между людьми, внешности, интерьера заведений. И когда люди делают некрасивые вещи и пытаются всучить это мне как первый сорт – это меня на самом деле раздражает.

- Раздражает?

- Если бармен в баре обслуживает меня некрасиво, когда он заставляет меня ждать больше, чем я могу, когда он мне недостаточно улыбается или на просьбу о салфетке протягивает мне одну или еще что-то в этом роде – я могу запустить чем-нибудь ему в голову, могу разбить пару стаканов, и я это делаю. Потому что я люблю, чтобы все было красиво, может, в данный момент я сама поступаю некрасиво, но зато честно.

- А как же общественное мнение?

- Как ты думаешь, для Сальвадора Дали было важно общественное мнение? А для Галы? Я думаю, вряд ли. Если ты что-то делаешь, если ты хочешь этим заниматься, если вкладываешь всего себя, значит, ты имеешь право это делать. Общественное мнение… Я даже с трудом представляю, как я буду под него подстраиваться. Люди разные, люди всякие. Если вдруг большинство станет насильниками и убийцами… Что? Такое общество тоже нужно будет поддержать? Если человек не умеет себя вести, и он представляет общественность, то зачем нужна такая общественность?

- Какие человеческие качества ты терпеть не можешь?

- Я ненавижу насилие во всех проявлениях. Моральное, физическое… А еще, люди лентяи. Я очень не люблю, когда люди ленятся понимать друг друга без слов. Я на 100% и даже больше уверена, что люди хорошо понимают друг друга по взглядам, по мимике, по движениям. Они могут разговаривать, даже находясь далеко друг от друга. Они могут это делать, но ленятся. И требуют каких то ответов, какой-то реакции, загружают мозги, хотя это и не нужно. Просто лень сделать усилие и понять другого человека.

Хотя, в принципе, я могу принять все, любое качество человека, даже не самое приятное.

- Ты общаешься с огромным количеством людей, которые в той или иной степени известны. Можешь определить наличие звездной болезни?

- Ну, знаешь, я их вижу в таких ситуациях, когда они совсем не звезды. Мой опыт показывает, что они все очень даже земные люди. Они могут упасть лицом в салат, могут напиться, у них точно также может болеть сердце, они могут из-за чего-то переживать. На самом деле, чем больше звезда, тем она нормальнее, человеку уже не нужно что-то доказывать. - Можешь рассказать какой-нибудь конфуз со звездой?

- Однажды моя топографическая тупость сыграла злую шутку с концертом группы «Ногу свело». Мы поехали кататься с Максимом по городу, а потом я должна была отвезти его в гостиницу за город, чтобы он забрал музыкантов, взял инструменты. И я заблудилась, потом начался дождь, потом нас за превышение скорости остановил гаишник, которому очень долго пришлось доказывать «вот это Покровский, вот это Лущик, и на самом деле будет концерт, и мы очень сильно спешим, и мы заблудились, и нам нужно куда-то выехать». Вобщем, та еще картинка – я мокну под дождем, Покровский чуть ли не на коленях перед нашим гаишником. Но нас отпустили.

- Как ты воспринимаешь себя сейчас и как видишь свое будущее?

- Я хочу растить детей в большом доме, я хочу разводить и продавать собак, я хочу уметь шить на машинке… И я не шучу, говоря это. Конечно, у меня есть цель в жизни, но она такая большая и глобальная, что я не представляю, как я до нее дойду. Не знаю, чем я буду заниматься в жизни, но я точно знаю, что журналистика – это моя большая страсть. То, что я сейчас работаю со звездами на Первом музыкальном, это мой большой роман. Роман, который неизвестно, когда закончится, роман, который забирает все силы и безумно красив, а за журналистикой я замужем. И в настоящее время я просто получаю удовольствие от всего, что делаю – от записи, от монтажа, от людей, с которыми работаю. 19.00. Нам пора в цирк. В цирк?!

- Нужно же обновлять впечатления.

Когда мы уже шли к машине, ей вслед раздался голос. «А можно автограф?»

- Вы что, шутите?

- Ты всегда так реагируешь?

- Часто. Во-первых, я в своей жизни ни разу не взяла автограф, хотя в моей жизни были люди, у которых взять автограф стоило бы, но я совершенно не понимаю, зачем они нужны. Когда люди берут у меня автограф, не могу сказать, что получаю от этого удовольствие. Правда, в последнее время стало проще: меня одна большая звезда - молодой человек - научил, что нужно писать, чтобы это бумажка стала важной, чтобы человек ею дорожил. Ведь очень неприятно думать, что он потом с этой бумажкой в туалет сходит.

22.00. Определенно, сегодняшний день очень хорошо описала «Дискотека Авария»: «Весь день по городу мотался, с ног до головы заколебался…» Но это про меня. А Люся еще на какую-то вечеринку собирается.

- Вечеринки, на которые все стремятся попасть, для тебя просто работа. Не надоедает?

- Знаешь, я думала, что мне надоест тусоваться 5 лет назад, 2 года назад. Очень часто бывает так: я прихожу на вечеринку работать, записываю сюжет, отвожу оператора и, подумав 15 минут в машине, я мчусь обратно в этот клуб. Там уже все наотдыхались, и тут я – «давай еще». Бывают мероприятия, на которых ты очень хочешь отдохнуть, но и не показать их зрителям ты не можешь.

Не тусоваться я не могу – начинает казаться, что я все пропустила, все в жизни проходит мимо, ни с кем не встретилась.

Я никогда не устаю.

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

У человека есть свое мнение по любому вопросу. Ничего тут плохого. Удачи ей в делах!