ГДЕ И ПОЧЕМ ИСКАТЬ ПРАВДУ?

Пособие нечестному начальнику «Как уволить добросовестного сотрудника», скрытые записи свидетелей применения этого пособия на практике и частное расследование «ЭН»
Честный подчиненный, добросовестно выполняющий свою работу, не пьющий и не ворующий денег, – казалось бы, мечта для начальника. Однако продуманный руководитель скорее заинтересован в греховности сотрудника, в осведомленности о неприглядных поступках работника, чтобы при случае намекнуть: я, мол, помню, я все знаю.

Так проще быть начальником, который всегда прав и чист. Но что делать, если к подчиненному не придраться? Катастрофа! От таких работников нужно быстро избавляться. Любыми методами. Не важно, что он отец-одиночка с двумя несовершеннолетними дочками на руках.

ПОПЫТАЙТЕСЬ ЛЕЧИТЬ ПОДЧИНЕННОГО ГРЯЗЬЮ

Итак, чтобы уволить непьющего добросовестного водителя автобуса в вашем автопарке, попробуйте для начала повесить на него денежные недочеты. Подсадите человека в автобус, попросите его не брать билет или припрятать его где-нибудь, если водитель все же всучил талончик. На следующей остановке организуйте группу контролеров, которые найдут человека без билета. Это водитель его не выдал, а деньги припрятал в карман с желанием перепродать этот билет еще не один раз. Тут же можно составлять акт, и водителю уже не открутиться от уплаты штрафа, а также и от повода быть уволенным.

Но что делать, если ваш водитель не только честен, но и наслышан о подобных методах избавления? Ведь он громко и четко всех спрашивает: все ли взяли билет?
От водителя нужно избавляться. Он критикует начальство открыто и вслух, если то поставляет ему заведомо плохие запчасти и бензин, выводящие из строя рабочую технику. Или вступается за тех, кого пытаются поймать на «провозе безбилетных пассажиров». Тогда можно заставить вредного подчиненного уплатить еще несколько штрафов в четверть миллиона рублей каждый. Попросите вашего человека написать заявление на ваше же имя о том, что водитель автобуса страшно ему нагрубил. Если свидетелей обратного постфактум найти не удастся, то штраф подчиненному обеспечен. Или попросите ревизоров в темное время суток на трассе, когда ваш водитель по мокрому асфальту везет на скорости 70 км/ч пассажиров, остановить его для проверки билетов. Пусть сигнальный диск будет поднят за 10 метров до приближающегося автобуса. Тогда водителю никак не остановиться рядом с проверяющими. При наилучшей реакции он сможет сделать это в отрезке 30-40 метров (мокрый асфальт и скорость вам на руку). Водитель, разумеется, сдаст назад для столь экстренной проверки документов. За это время ревизорам можно смело садиться в машину и уезжать по домам, подписав акт о неостановке.

ЕСЛИ У ВАС БОЛЬШЕ ВРАГОВ, ЧЕМ ВЫ ДУМАЕТЕ

Похоронив жену, Александр Дмитриев, «ужасный» водитель автобусного парка № 17 (АТП-17) города Поставы, пытается прокормить себя и двух несовершеннолетних дочерей зарплатой в 350 тысяч. Занятно, кстати, что зарплата водителям начисляется в виде процентов от количества проданных билетиков, причем от выработки и добросовестности самого водителя это никак не зависит: если пассажиров было мало, то и денег, соответственно, негусто. Александру, по странному стечению обстоятельств, достается самый разбитый ПАЗик автопарка. На все просьбы предоставить автобус поновее, на котором можно зарабатывать чуть больше денег, начальник отдела эксплуатации реагирует однозначно: ждите, все будет. Но приходили новые машины, уходили старые сотрудники, Дмитриев остался привязанным к своему еле дышащему ПАЗу.

Далее произошло событие, после которого директору автобусного парка Олегу Малахову приходится бороться уже с несколькими «вредными» водителями. Дело в том, что все они совершенно не хотят ездить на том бензине, который неизвестно откуда появился в автопарке. При езде на нем в салоне и на улице стоял отвратительный резкий ядовитый запах, у пассажиров раскалывались головы, в городе стоял ужасный чад, выходила из строя техника. Рассказывает водитель автопарка Вячеслав Змеевский:

– Вонь действительно была сильная, как будто запах горящих колодок. От этого бензина автобус просто не заводился. Приходилось вытаскивать дроссельную заслонку, подсос, в народе говоря, и ездить не на нормальной топливной смеси, а на чистом так называемом бензине. Естественно, это увеличивает расход топлива, начинались ужасные пережоги.

– Я ездила на автобусах этого маршрута каждый день, – вспоминает пассажир Марина, – и хорошо помню, когда появился этот страшный бензин. Невозможно было доехать до работы: кружилась и болела голова, тошнило, весь день был разбит. Непонятно мне также, отчего некоторые маршруты становятся в базарный день и по выходным экспрессными. Те же самые остановки, те же самые автобусы, те же самые водители, только стоимость проезда увеличивается.

Вонючие неудобства продолжались уже два месяца подряд, и пассажиры и водители стали обращаться с жалобами к начальнику АТП-17 Малахову, который сам же и закупил некачественный продукт. Водители, включая надоедливого Дмитриева, написали письмо, скрепив его подписями собравшихся, отправили в местное отделение КГБ. Конечно, ни о каком отмывании денег начальством речи и не шло, просто написали, что бензин плохой. Сотрудники КГБ тут же взяли пробы из баков всех подписавшихся и провели экспертизу, которая показала, что бензин был действительно ни на что не годен. В это время господин Малахов вел свое собственное расследование в отношении подчиненных, пытаясь объяснить каждому из них, что правды лучше и не искать, иначе работы можно лишиться. Водители, естественно, отказались от заявления о бензине, мол, ничего уж такого страшного не было, а пережоги (по 80-100 литров за месяц) происходили исключительно по нашей вине.

– Я был сразу не согласен отступать, – говорит Александр Дмитриев, – и еще пару человек со мной рядом стояли. Одному подсунули «безбилетника». Второго уволили «по собственному желанию». А я все удивлялся, как ты можешь увольняться, надо на своем стоять. Он сказал, потом поймешь, когда сам будешь «уходить». Так пережог получился у меня одного. Остальных из подписавшихся ранее уговорили принять пережог на себя. Всем его уже давно списали.

ПОДРУЖИТЕСЬ С ГЛАВНЫМ СУДЬЕЙ ГОРОДА

Если вы окончательно решили избавляться от вашего гадкого водителя, запишите на него пережог или слив бензина, в конце концов. Дождитесь, когда машина вашего подчиненного встанет на ремонт и перепоручите ему выехать в рейс на машине коллеги. Ваш мастер хоть и скажет ему: «Бери тот автобус, он открыт, в баке там ни черта, бак тоже открыт. Так что садись и езжай» – однако от своих слов на суде откажется. Ваш честный водитель перельет из своего сломанного автобуса 5 литров в автобус коллеги, чтобы доехать до заправки, а по окончании смены перельет те же 5 литров назад, в родной бак. Только доказать он это не сможет. На следующий день на работу выйдет коллега и составит бумагу, что оставленный (бери не хочу) на 20 часов в открытом баке бензин бесследно исчез.

Ваш родственник, дежурный механик, покажет на суде, что обвиняемый нес к своему личному автомобилю канистру и «наверное, полную, чего бы ему пустую канистру ставить в багажник?» Не беда, что все события произойдут 20 августа, а в милицию вы обратитесь только 8 сентября. За это время вы сможете побеседовать со всеми, кто видел, как водитель заливал бензин в свой родной автобус. В беседе подчиненные вам не откажут, потому что вы уже многое о них знаете, а всем им позарез нужна работа.

Так как милиция не провела должного дознания, а сразу передала дело в суд, корреспондент «ЭН» взялась поискать свидетелей произошедшего, чтобы восстановить события 20 августа.
Для начала установим, что время «слития бензина» в судебном процессе изначально неверное. По путевым листам Дмитриев выезжал в рейс с опозданием и возвратился не в по графику в 17.20, а около 18.00. Припарковаться, помыть автобус, сдать выручку… В диспетчерской станции мы узнали, кто из водителей или слесарей мог находиться в гараже между 18.00 и 19.00. Водитель Змеевский, видевший, как Дмитриев сливал бензин в родной автобус, пошутил: надо сливать в свой бак, а ты в государственный. Змеевского в суд не вызывали, свидетелем он не значился. Во время дневного отправления Дмитриева в рейс в гараже находились слесари Липницкий и Лещинский. Первый из них, присутствовавший на суде, «был в другом месте и ничего не видел», а Лещинского в суде не было. Позже в записи Лещинский говорил о том, как Олег Малахов, директор АТП-17, вызывал всех свидетелей к себе, желая услышать, что никто ничего не видел. Специально для выступления свидетеля Лещинского суд перенес слушание на день начала его учебной сессии. Поэтому Лещинский отсутствовал, но дал показания в телефонных записях о своей готовности подтвердить увиденное: переливал в бак своего автобуса.

ДЕЛО В ШЛЯПЕ

Дмитриева уволили «по собственному желанию». Назначен штраф в 320 тысяч рублей.
– Я обращался к Малахову перед последним судом с просьбой прекратить меня терроризировать, дать работать спокойно. У меня же две дочки растут. А он мне: «Посмотрю, как ты себя в суде поведешь». Естественно, в суде я молчал обо всех записях свидетелей, не защищался. Поверил своему руководителю. Теперь мне остается ехать искать правду в столице, может, здесь у Малахова нет влиятельных друзей. Хочется просто вернуться на любимую работу и обеспечить дочкам достойное будущее.

Оставить комментарий