ПЛАНЕТА БОЛЕЕТ АСТМОЙ

«Дыхание планеты» – новый еженедельный проект телекомпании ОНТ. Его сложно отнести к числу проектов-однодневок, которые не требуют особых финансовых вложений, и появляются, чтобы просто залатать дыры в эфире. В ходе его создания журналисты ОНТ побывали в десятке стран мира, что для белорусского телевидения своего рода беспрецедентная акция.

1 октября после программы «Контуры» выйдет первый выпуск передачи. Об особенностях «Дыхания планеты» читателям «ЭН» рассказывает руководитель проекта, Тенгиз ТУМБАДЗЕ. «СОБИРАЛИСЬ ЕХАТЬ В ИРАК…» – Тенгиз, в чем заключается концепция «Дыхания планеты»? – Программа должна стать циклом телевизионных репортажей на актуальные темы современного мира. Мы хотели показать зрителю интересные, острые, экстремальные социальные и политические сюжеты, подготовленные в любой точке планеты. Каждый журналист программы будет раскрывать темы, преподнося свою индивидуальную точку зрения на ту или иную проблему с учетом высокой ответственности и объективности. – А кто герой вашей передачи? – Есть такие страны, о которых мы владеем скудной информацией. О них можно подготовить только обзорные репортажи. Но, так или иначе, главным стержнем у нас остается человеческий фактор. Как живет человек в той или иной стране. Что его волнует. Наш корреспондент недавно побывал в Дании. Внутри этой страны группа людей образовала автономию, что-то вроде Христиании. И вот мы рассказываем, что это собой представляет, как там живут, чем эти люди отличаются от других. Как к ним относится власть. – В каких странах вы уже успели побывать? – Были в Индонезии, Малайзии, Брунее, Дании, Иране, Венесуэле. По России поездили. У нас будет серия, посвященная Беслану. Недавно вернулись из Приднестровья. На следующей неделе наши корреспонденты улетают во Францию, Швецию, Финляндию. Ближний Восток объездили весь полностью. Уже собирались ехать в Ирак, но буквально за день до отъезда в поездке нам отказали, потому что никаких гарантий безопасности не дают. «КОГО АМЕРИКА НЕ ЛЮБИТ, ОНИ ВСЕ НАШИ ДРУЗЬЯ» – Какая страна удивила больше всего? – Лично мне больше всего запомнился Иран. Это совсем не та страна, которую нам хотят преподнести. Да, там есть сверхизобилие мусульманства. Но, помимо этого, нормальная, спокойная, стабильная жизнь в обществе. Мы общались и с политиками, и с простыми людьми. Создалось такое впечатление, что принцип их жизни – «мы вас не трогаем, вы нас тоже не касайтесь. Нравится вам или не нравится, но мы этот путь избрали». Так думает значительное большинство населения. У нас был такой интересный случай в Иране: съемочную группу никак не пускали в иранскую киностудию. А в этой стране служба безопасности работает очень серьезно. Допустим, вы пришли на объект, с директором договорились. Он разрешил у себя снимать. Но вдруг находится какой-нибудь охранник, который говорит: «Нет». И все. Можно считать, что съемки запрещены. Точно так мы не могли попасть на киностудию. А она славится тем, что ни один Каннский фестиваль не обходится без иранского кино. В один вечер мы возвращались со съемок, заходим в холл нашей гостиницы, а там идет съемка какого-то очередного иранского фильма. Более того, когда мы подошли к режиссеру и спросили, можно ли нам здесь немножко поснимать и взять интервью у артистов, он сказал: «При условии, что вы сыграете в массовке». Мы отложили нашу аппаратуру всторонку. Нам дали по стаканчику сока. И так мы ходили по холлу взад-вперед. После съемки к нам подошел режиссер: «Я хочу вас пригласить сниматься в мою следующую картину. У вас славянская внешность». Я, белорусский грузин, улыбнулся и посмотрел на нашего оператора – латыша. – Вам заплатили за съемочный день? – Нет, нет (смеется). Конечно, нет. Но было приятно: пообщались с артистами. Моментов было много интересных в каждой стране. В особенности запомнился один эпизод. В Иране есть такой город Кум –центр шиизма. Он находится в 300 километрах от Тегерана. Когда мы развернули там свою аппаратуру, начали подходить зеваки. Спрашивают: «Откуда вы?». Я говорю: «Из Беларуси». И сразу один кричит: «Лукашенко, Лукашенко!». – Лукашенко знают во всем мире? – Ну, во всем, не во всем. Там они о нем по-доброму отзывались. И когда я спросил, откуда они его знают, мне ответили: «Потому что его Америка не любит. А кого Америка не любит, они все наши друзья» (смеется). ИНТЕРВЬЮ С ШАХИДКОЙ – Случались ли во время съемок ситуации, угрожающие жизни съемочной группы? – Ну, о какой безопасности можно говорить, когда, к примеру, берешь интервью у шахидок. Тем более если их большая толпа, и они только вышли с молитвы. Мы снимали репортаж о шахидках, когда шла война в Ливане. Они выступали в поддержку «Хезболлах». Помню, в день нашей съемки в центре Тегерана проходил митинг. И я одну остановил (шахидку – прим. автора), записываю ее. В толпе стоит шум, она кричит. А те, кто идет сзади, они ведь не знают, что я беру у нее интервью. Не понимают, что происходит, и только слышат крик женщины. Стали себя агрессивно вести. Подумали, что я какой-то американец. Приехал их ругать. Пришлось просить окружающих, чтобы вокруг нас создали живую оборонительную цепочку. В Венесуэле немножко было опасно. Там есть районы такие, «барио» называются. Это самые бедные кварталы, куда до недавнего времени боялись вечером заходить даже полицейские. Но у нас было твердое намерение поснимать один из таких районов. Снимали вечером. Идем по улице. Вскоре узнали, что кто-то из местных на нас косо посмотрел. А там все вооружены до зубов! Венесуэла – такая страна, где постоянно происходят перевороты. Хотя сейчас Чавес и пытается что-то почистить, и у него, вроде бы, получается, но до настоящих перемен еще ой-ой-ой, как далеко. «ХОЧЕТСЯ БОЛЬШЕ ДОБРОТЫ» – Будет ли в вашей передаче учитываться плюрализм мнений? Есть плюс, минус, либо продвигается определенная позиция? – Плюрализм, конечно, будет. Само название говорит само за себя – «Дыхание планеты». Не хочется нагнетать страсти. Я меньше всего хочу, чтобы в наших устах звучала политика: кто прав, кто виноват, кто за кого. А больше – рассказывать, как живут простые люди, какие у кого традиции. Раскрыть для зрителей эти страны по-новому. Показать, что и там живут нормальные люди. Хотя не стоит забывать, что любая страна – это уже совсем иная цивилизация. Восток есть Восток. Европа – Европа. Мы просто говорим: «Смотрите, вот так они живут. Судите сами». – Тенгиз, объездив множество стран, городов, к какому выводу вы пришли? Чем сегодня дышит планета? В каком состоянии находятся ее дыхательные органы? – По-моему, наша планета болеет астмой. Я всегда пытаюсь убегать от сенсаций, если они связаны с кровью, насилием. Хочется больше доброты, милосердия. Хочется видеть людей довольными. К сожалению, из всего увиденного сегодня нельзя сказать, что наша планета этим избалована. В каждой стране, даже самой цивилизованной, встречаются такие контрасты, которые дают знать, что наша планета серьезно больна. И болячки эти не так легко лечатся.

Оставить комментарий