БЕЛОРУССКАЯ ТРОЯ

Профессор Сергей РАССАДИН позвонил мне рано утром и сообщил, что едет откапывать новый белорусский город, о котором никто не знает, но он был и есть.

«Ну, ты уже знаешь? Я его таки нашел!» – рано утром прозвучал охрипший голос Сергея Рассадина. Не сразу сообразив, о чем идет речь, я, тем не менее, пригласил друга-профессора попить пивка, дабы понять, что такое он откопал, уехав, как мне помнилось, куда-то под Бобруйск. Уж не бобра ли бронзового в шляпе и жилетке он имел в виду? Однако то, что я, встретившись, услышал, вовсе не походило на шутку. Это действительно было научным открытием из разряда сенсаций или, если уж очень скромничать, событий неординарных и удивительных.

– Сергей, ты, похоже, открыл свой город?
– Ну, не такой уж он мой, но точно белорусский город, которому возвращено его имя. Он был наречен Казимиром в 1643 году, а его второе рождение – это уже нынешний 2006-й год.

– Сергей Евгеньевич, с чего начался поиск потерянного города?
– Случилось мне в Варшаве лекции по геральдике тамошним студентам читать. Осталось пару свободных дней, и я не утерпел, пошел в архив древних актов Польши, где, как я знал, были документы князей Радзивиллов. Это бесценное историческое наследие белорусов было отдано в 21-м году прошлого века в виде контрибуции правительству Польши. И сколько бы гражданин Ульянов-Ленин ни говорил, что страна советов разбила белополяков Пилсудского, это неправда, если пришлось отдавать даже свои исторические архивы.

– Я думаю, что эти документы большевикам не очень-то были нужны, ведь они отрекались от старого мира и строили новый, в котором кто был никем, становился всем. Разве не такой была партийная установка? Впрочем, вернемся к поискам города. Понятно, что Вы заинтересовались именно этим несвижским архивом.
– Да, правильно. Заказываю опись, и глаз цепляется за название «Бобруйское староство». Читаю этот неприметный документ, и остатки моих волос на голове зашевелились, став дыбом от удивления, когда я понял, что держу в руках «Привилей на Магдебургское право». Этим правом на весьма значительные вольности: свой герб, право проведения ярмарок, ратуша и так далее – пользовались два десятка белорусских городов, не более, и вдруг объявляется еще один, ранее неизвестный… Для любого историка такая находка – мечта всей жизни!

– Магдебургское право давалось, насколько я знаю, далеко не каждому городу?
– Конечно! Королева Цецилия Рената, в девичестве Габсбург, дочь австрийского императора Фердинанда Второго и жена польского короля Владислава Четвертого Вазы, который в смутные времена был законным московским царем, основала в бобруйском старостве сначала слободу. нечто похожее на современную свободную экономическую зону, в которой торгово-ремесленное население освобождалось от налогов, где затем возник настоящий город. Слобода называлась королевской, или Королева-слобода, а город стал зваться Казимиром в честь юного принца Сигизмунда-Казимира, сына Цецилии Ренаты и Владислава Вазы. Юноша умер в шестнадцатилетнем возрасте, не успев стать очередным польским правителем. Город же погиб в 1655 году, через двенадцать лет после получения Магдебургского права…

– Как понять, погиб? Что могло случиться с большим городом в XVII веке?
– Его разграбили и сожгли!

– Откуда могли прийти такие варвары?
– Чисто географически они явились с территории Украины. Возглавлял бандитов некий казацкий атаман Иван Золоторенко, соратник Богдана Хмельницкого. Как всегда в смутные времена, в такие отряды собирались асоциальные элементы без учета национальности, так что в отряде Золоторенко были и местные белорусы, недовольные властью, и просто воры и убийцы. К братскому украинскому народу, как вы понимаете, никаких претензий нет и быть не может.

– Господин профессор, откуда Вы узнали, что именно Золоторенко разорил город Казимир?
– Да потому, что он написал письмо царю Алексею Михайловичу: «А тыя городы, которые нам шкоды чинили: Бобруйск и Королева-слобода – сожжены и под меч пущены». Я нашел этот документ в Варшавском архиве. Бобруйск после этого сумел возродиться, а вот Казимир погиб безвозвратно и через пару веков его имя и вовсе было потеряно.

– А что сейчас существует на месте погибшего города?
– В 1887 году русские старообрядцы из Ковенской губернии приехали сюда и купили здешние земли. Эта деревенька на тридцать дворов и поныне существует под именем… Королевская слобода.

– Сергей Евгеньевич, понятно, как Вы нашли документы, как их систематизировали, как теоретически определили место нахождения погибшего города, а как практически происходили раскопки?
– Все дело, как это обычно бывает, решил случай. В Светлогорском районе работает мой бывший студент, который прочитал в прессе о моей архивной находке. Вот именно они, светлогорцы, буквально вытащили меня на раскопки.

– И где оказался потерянный город?
– Как я и предполагал – в деревне Королевская слобода. Буквально на картофельном поле у некой бабули лежали куски изразцов и фрагменты стеклянной посуды XVII века. Потом мы раскопали втроем двенадцать квадратных метров грунта, и к нам приехал совершенно замечательный человек, председатель Светлогорского райисполкома Болеслав Пирштук. Я ему показал свои находки и предложил в будущем году продолжить раскопки. «А зачем ждать до следующего лета, – ответил он, – давайте продолжим работать в сентябре, благо, студенты приезжают копать картошку. Вот их и задействуем!». Короче, раскопали мы сто пятьдесят метров площади, нашли совершенно уникальные свидетельства городского статуса населенного пункта Королевская слобода, даже такие, какие не были указаны в Привилее.

– А доказательства того, что город был именно разграблен и сожжен, Вы нашли?
– Да. Это прежде всего татарские стрелы…

– Погодите, господин профессор, а причем здесь татары?
– Как известно, вождь крымских татар хан Гирей был союзником гетмана Хмельницкого и воевал против Речи Посполитой. Однако, кроме татарских, мы нашли и арбалетные бронебойные стрелы, которыми пользовались в Европе, так что банда Золоторенко была интернациональной.

– Какова будет судьба находок?
– Сейчас провожу камеральную обработку коллекции, а затем передам ее в музей. Я уже послал в Светлогорск часть находок. Уверен, что среди горожан есть прямые потомки жителей Казимира, потому что под корень извести всех горожан наверняка не удалось.

– Как жители Светлогорска отнеслись к этим археологическим находкам?
– С огромным энтузиазмом, потому что это самый молодой город в области, и даже Карма выглядит солидной долгожительницей, хотя и имеет день рождения в конце XIX века. А тут, пожалуйста, получите наследство из XVII века. То есть Светлогорск становится преемником города Казимира, города, который более чем три с половиной столетия назад обладал Магдебургским правом, то есть по-нынешнему входил в состав Евросоюза.

– Сергей Евгеньевич, имеет ли значение Ваша находка в широком историческом плане? Что с этим найденным городом теперь делать?
– Во-первых, целый край обрел свое историческое наследие и самоидентификацию, во-вторых, в Казимире вскрыт белорусский вариант европейской цивилизации XVII века. Найдены ювелирные изделия в стиле барокко местного изготовления, великолепные предметы из стекла, к примеру, белорусские пляшки. Мы действительно соприкасаемся со своим прошлым, с посланием из глубины веков. Буквально в последний день работы мы по кусочкам восстановили керамический изразец с изображением австрийского герба, то есть двуглавого орла.

– Причем здесь Австрия, и еще, Вы не ошибаетесь, что двуглавый орел – герб Австрии, а не России?
– Не ошибаюсь, у российского орла на голове короны, а у австрийского их нет. Так вот присутствие именно австрийского герба объясняется легко, если вы вспомните, что королева Цецилия Рената – принцесса дома Габсбургов и эта семья в ею основанном городе, естественно, почиталась, а австрийская культура воспринималась как дружественная.

– Не может быть, чтобы на Ваших раскопках все шло гладко. Ведь есть же проблемы?
– Конечно, есть! Теперь, когда появились публикации о найденном городе, туда непременно хлынут банды «черных копателей», которые, как дикие кабаны, бессмысленно перероют в поисках золота и других драгоценностей гектары земли и уничтожат для науки и культуры найденный город. Они его еще раз убьют! Надежда только на таких людей, как светлогорский председатель райисполкома, милиционеров и жителей города. Нужно охранить раскопки, иначе все погибнет.

Оставить комментарий