УСТОЙЧИВЫЕ, НО ТАКИЕ РАЗНЫЕ

Беларусь стала первой в мире страной, которая решила включить в состав своих золотовалютных резервов российский рубль. Такое решение принял Нацбанк страны. Свое решение от 30 августа 2006 года № 223 руководство банковского сектора аргументировало тем, что «согласно международным стандартам, резервной валютой может быть иностранная валюта одного из ведущих государств, используемая другими государствами для хранения и накопления ликвидных международных резервных активов, обслуживания международных расчетов и покрытия своих заграничных обязательств, осуществления валютных интервенций, принимаемая к платежу во всем мире».

Теперь, когда в отношении российского рубля отменены все валютные ограничения, он вполне соответствует указанным требованиям, считают в Нацбанке. Кроме того, 20-30% внешнеторговых расчетов происходит именно в этой валюте. Впереди только евро и доллар.

РЕЗЕРВ В РУБЛЕ

В то же время, насколько данный шаг экономически обусловлен? Достаточно ли крепка российская валюта, чтобы принимать подобные решения? Насколько рискует белорусская экономика?
С такими вопросами мы обратились к экс-главе Нацбанка Беларуси, профессору Станиславу БОГДАНКЕВИЧУ:

– Я бы не сказал, что белорусская экономика чем-то рискует. Тем более что российский рубль стабилен и в достаточной степени подкреплен золотовалютными резервами в самой России. Учитывая, что до сих пор запасы российской валюты у нас были небольшими, это не скажется негативно (как и позитивно) на белорусском валютном рынке.

Кстати, в своих статьях я неоднократно критиковал денежную политику Национального банка в том, что она ориентируется на российский рубль, в то время, когда две трети всех расчетов и абсолютное большинство контрактов заключается в долларах США. То есть, исходя из здравого смысла, мы должны были бы направить свое внимание на доллары США или, по крайней мере, на корзину валют, где первую скрипку играет американская валюта. А у нас главная роль формально отводится российскому рублю, что неправильно. Расчеты и контракты заключаются в долларах США, почему мы должны играть в какие-то политические игры в области валют? Этот шаг можно оправдать только в том случае, если постепенно в отношениях с Россией и другими странами мы будем переходить на расчеты в рублях.

– Учитывая нынешнюю ситуацию, можно ли назвать создание резервов в рублях политическим шагом? Может быть, это еще одна ступень к единой валюте? Или все-таки это обусловлено экономически?
– Экономически это обусловлено тем, что Россия настроена сделать свою валюту конвертируемой. Она объявила о постепенном переходе расчетов на рубль и накопила огромные золотовалютные резервы в долларах США и евро. Так что российский рубль сегодня стабилен.

– Значит, можно ожидать, что и другие страны постсоветского пространства поступят таким же образом, как Беларусь?
– Да. Потому что Россия – ведущий партнер в торговых отношениях не только Беларуси, но и ряда других стран. Пускай белорусский экспорт в РФ в последнее время снизился, но все равно основные продукты перерабатывающей промышленности мы направляем в Россию. И даже если бы мы провозгласили политику интеграции в Евросоюз, ничего плохого в расширении рублевой зоны не было бы. Это сегодня устойчивая валюта. И сегодня она только укрепляется. Как, кстати, и национальная белорусская валюта. Правда, в отношении белорусского рубля, это всего лишь показатель выгодности наших внешних факторов – дешевых энергоносителей. Пока эта ситуация сохранится (а она как будто бы не сохранится), белорусский рубль будет стабилен. А вот для российского рубля я не вижу пока «опасных» моментов: ситуация с Ираком, Венесуэлой и нехваткой нефти на рынке обещает остаться прежней. А в перспективе нам надо следить, чтобы в экономике России не было обвала цен на нефть и газ.

СМОТРИ В ОБА

– Раз уж мы затронули тему национальной валюты, то почему при ее стабильности отмечается все же рост спроса на доллары и евро? Нацбанк это объясняет ростом доходов и дополнительными средствами у населения. Но не является ли активная скупка валюты свидетельством боязни населения перед удорожанием газа?
– Опасения людей вполне оправданы. Они связаны с глобальной зависимостью белорусской экономики и стабильности национальной валюты от торговли с Россией, в частности, с ценами на энергоносители. Так что если угрозы «Газпрома» поднять в несколько раз цены на газ будут реализованы, а нефть будет поставляться по мировым ценам, то ситуация резко поменяется.

У белорусского рубля есть еще одна проблема: денежная рублевая масса у нас растет в три-четыре раза быстрее, чем производство национального продукта. Хотя в идеале темпы роста должны быть одинаковыми.
Исходя из этого, владельцам вкладов в национальной валюте надо быть очень внимательными и следить за ситуацией. Сейчас эти вклады самые выгодные, но все может измениться. Так что неудивительно, что часть населения не хочет рисковать и заранее переводит свои сбережения в валюту.

ЧУЖАЯ ВАЛЮТА БЛИЖЕ К ТЕЛУ?

Каким бы ни был устойчивый рубль, мы по привычке доверяем портретам американских президентов. Получилось, что чистая покупка населением в январе-июле 2006 года иностранной валюты составила 418,29 млн долларов (выросла почти в два раза по сравнению с первым полугодием 2005 года!). В целом цифры такие: население подало 1808,44 млн. долларов, купило – 2 226,73 млн.

Отрицательное сальдо операций с населением на валютном рынке растет с каждым месяцем: июль – 65,22 млн долларов, июнь – 55,62 млн, май – 52,92 млн.
По мнению Нацбанка, это происходит потому, что доходы населения, а значит, и расходы на потребление, выросли в большей степени, чем производство отечественных потребительских товаров. Так стимулируется неорганизованный импорт. Плюс – мы стали больше покупать легковых автомобилей.

УЧЕТ И НЕУЧЕТ

Нацбанк Беларуси считает международные активы по собственной методике и по методике МВФ. НББ включает в золотовалютные резервы, кроме золота, «алмазы, изумруды, рубины, сапфиры, александриты и природный жемчуг». Кроме

того, в состав валютных резервов в Беларуси включаются иностранные активы в неконвертируемых валютах. Все эти активы при подсчете по методике МВФ не принимаются во внимание. Поэтому, по данным Беларуси, у нее 371,3 миллиона монетарного золота, а по методике МВФ – 230,2 миллиона долларов.

КОММЕНТАРИЙ

Леонид ЗАИКО, экономист, руководитель аналитического центра «Стратегия»:

– Относительно рациональности включения российских рублей в состав золотовалютных резервов могу сказать следующее. В нашем экспорте «российское направление» занимает 34%. Значит, логично представить, что в корзине валют Нацбанка порядка одной трети могут занимать российские рубли. Импорт еще больше. А в целом поменять корзину – дело нехитрое.

Кроме того, российская валюта – устойчивая денежная единица. Валютные запасы России (а речь идет о суммах свыше двух сотен миллиардов долларов) устойчивы как никогда. Эта страна успешно справляется со всеми своими обязательствами. Так что российская валюта может вполне стать частью нашей корзины.

– В этом плане хотелось бы сделать небольшое сравнение с белорусским рублем, который тоже позиционируется как стабильный. Тем не менее отрицательное сальдо покупки иностранной валюты населением увеличилось по сравнению с прошлым годом вдвое. Нацбанк объяснил это тем, что выросли доходы и расходы населения. А отечественный производитель не может обеспечить возникший спрос. Подобное объяснение – соответствует настоящему положению вещей?
– Да. Нацбанк здесь абсолютно прав. Я писал об этом еще в начале года и говорил о том, что при такой политике доходов наше национальное производство будет отставать. Смотрите: зарплаты выросли на 20%, а объемы производства легкой и пищевой промышленности – 10-12%. Нечто похожее было и лет шесть назад. Логично, что при зарплате в 200-300 долларов люди смотрят на наш товар с некоторой скукой и предпочитают покупать импорт. Плюс заметьте: на основных рынках – автомобилей и недвижимости – расчеты идут в основном в долларах. Нацбанк в своих объяснениях прав, но сам он сделать здесь ничего не может. Это результат работы правительства. Если бы оно способствовало развитию малого и среднего предпринимательства, а также росту собственного производства товаров, у нас бы не было таких проблем. Пока же мы надеемся на наши крупные предприятия, Китай заваливает нас своей продукцией. Китайских стиральных машин в этом году мы купили в пять раз больше, чем в прошлом. В итоге получится, что зарплата у нас будет высокая, а собственное производство остановится.

– Газовая проблема как-то отразилась на спросе на валюту?
– Нет, об этом говорить не приходится. Вообще-то слухи о газовой проблеме немного преувеличены, на мой взгляд. Честно говоря, цена на газ для населения уже давно достигла 100 долларов (это при том, что у России мы покупаем его в два раза дешевле). Эксперимент проведен: платят исправно. Остались только предприятия с их руководством. Но и здесь проблему можно решить: снизить налоговую нагрузку, что-то еще придумать.

Вообще-то, главная проблема экономики Беларуси в том, что внешний благоприятный климат может закончиться. Если мировые цены на нефтепродукты упадут, или Россия перестанет продавать нам по дешевке нефть, тогда нам придется очень сильно задуматься.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о