ГЕНЕРАЛ ВЛАДИМИРОВ: Израиль воюет за выживание

Последняя война на Ближнем Востоке закончилась так же быстро, как и началась. Вопрос «Что это было?» звучит каждый день уже мирной жизни. Ответы ищут эксперты, аналитики, политики. Наш собеседник, вице-президент Коллегии военных экспертов Российской Федерации, генерал-майор Александр ВЛАДИМИРОВ имеет собственный взгляд на происшедшее и на будущее этого горячего региона.

– Господин генерал, мы говорим о простом конфликте между Израилем и экстремистской организацией Ливана «Хезболлах» или о полномасштабной войне с арабским миром?
– Это, безусловно, война. Израиль продолжил войну с арабами. К извечным противникам еврейского государства можно отнести, как это ни странно, Турцию, Египет, Сирию, Иран и Пакистан. С учетом того, что военная мощь Ирака уничтожена, Турция – член НАТО, Пакистан – стратегический союзник США в борьбе с афганским «Талибаном» и «Аль-Каидой», а Египет – государство вполне светское, то у США в мире ислама осталось только два явных противника на уровне государств – Сирия и Иран. Эти достаточно сильные и самостоятельные державы опасны США своим потенциалом, своим авторитетом в мусульманском мире и своим открытым неприятием американского диктата. Кроме того, Иран официально провозгласил государственным внешнеполитическим приоритетом ликвидацию Израиля как государства и сделал заявку на создание собственного «исламского ядерного клуба». Зачистка именно этих государств является сегодня целью стратегии национальной безопасности США.

– Вы хотите сказать, что создается система поводов, чтобы подготовить общественное мнение к тому, что ликвидация ядерного потенциала Ирана есть благо для всего мира? Тогда причем здесь Израиль и его национальные интересы?
– А разве не ясно, что Израиль ведет войну за свое выживание? Именно войну! Эта констатация важна потому, что, если конфликт может быть урегулирован, то в войне обязательна победа, а значит, победитель и побежденный. Победившая сторона обязана иметь представление о той модели послевоенного управления, которую она будет осуществлять после своей победы в войне и навязывать ее побежденной стороне. В этих условиях трудно представить себе израильскую модель послевоенного мира как модель управления шести миллионов представителей «избранного народа» двухсотмиллионным арабским миром. Другими словами, сегодня израильтяне могут сказать только одно: «Мы хотим мирной жизни, не трогайте нас, а мы не будем трогать вас». Это не является моделью послевоенного устройства и тем более моделью управления побежденными территориями, то есть речь идет о простом выживании.

– Значит, и здесь в большей степени решаются не израильские проблемы, а стратегия США?
– Почти все последние внешнеполитические действия США, включая поддерживаемую ими войну Израиля против «Хезболлах», направлены почти исключительно на подготовку своих вооруженных сил и, главное, мирового общественного мнения, к ликвидации ядерного потенциала Ирана. Тем не менее проблема «ядерного жала ислама» окончательно решена не будет, так как пока еще остается в неприкосновенности его «пакистанская основа». Таков, в целом, общий стратегический фон якобы закончившейся войны.

– Вы считаете, что война, которую ведет сегодня Израиль за свое выживание против практически всего арабского мира, не имеет никаких перспектив разумного завершения?
– Арабы знают совершенно точно, чего они хотят. Они желают, чтобы Израиля не было. Это государство на территориях арабского мира есть явление искусственное, цивилизационно ему чуждое и этим миром отторгаемое, а поэтому, вне зависимости от уровня и масштабов предоставляемой ему помощи, явление, исторически обреченное. В сегодняшней ситуации никакие абсолютно справедливые утверждения и ссылки израильтян на то, что «мы здесь родились и это наша земля», уже «не играют». Как «не играют» аналогичные утверждения сербов, проигравших по воле «демократического сообщества» мусульманам свое Косово поле, и «поезд их истории уже ушел».

– Что остается делать еврейскому государству в случае реальной угрозы его ликвидации?
– Останется только одно средство сдерживания арабского терроризма, а именно применение по его носителям своего ядерного оружия. Только последствия этого безумного шага лежат за пределами разума.

– Каково мировое общественное мнение о конфликте Израиля и «Хезболлах»?
– Общее мнение Запада таково, что обе стороны правы и неправы одновременно, при том, что: Израиль – прав в принципе, но не прав в масштабах и жесткости реакции; арабы» – не правы в принципе, но жалко их мирных граждан.

Поэтому, с точки зрения логики и философии войны, ввод миротворцев в уже зачищенную от «Хезболлах» территорию сразу по окончании общевойсковой операции абсолютно правилен, в том числе и потому, что это есть единственный эффективный вариант разделения воюющих сторон путем формирования между ними «зеленой зоны мира». При всей безальтернативности таких действий представляется крайне важным определение сути мандата миротворцев, сфер его ответственности и дееспособности в качестве военно-политического механизма. Именно прямое предательство Европы и бездарная деятельность миротворцев в Косово позволило исламским косоварам довести до победного конца геноцид коренного сербского населения.

– Выявила ли эта война что-то новое в военном искусстве?
– Если сравнивать эту войну с войной США с Ираком, то и сегодня подтверждаются правила всех войн последнего десятилетия. Запад воюет, основываясь на своем подавляющем военном превосходстве; считает, что побеждает без завоевания и контроля всей территории противника и что такой политической и информационной победы ему достаточно; всегда оставляет сохранившимися ядро и инфраструктуру сопротивления противника; а значит, нигде не побеждает убедительно, основательно и окончательно, что обессмысливает все его военные усилия, делает издержки войны чудовищными, так как стратегических эффектов победы в войне он не достигает.

В то же время Восток пытается навязать Западу ближний бой, и, когда это у него получается, то побеждает его в локальных стычках, основываясь на западных критериях «неприемлемого масштаба потерь», смело «кладя» сотни жизней своих бойцов за жизнь одного западного солдата.

Если рассматривать непосредственно войну Израиля с «Хезболлах», то армии Израиля не удалось изолировать поле боя от притока сил противника и сорвать возможности его маневра ими. Стала очевидной общая тактическая и стратегическая нерешительность действий армии Израиля. В лучшем варианте задача армии могла бы состоять в том, чтобы выйти к реке Литани на всем протяжении ливанской территории и создать по ней непреодолимый рубеж обороны, физически изолировать поле боя и только затем производить по сходящимся направлениям масштабную зачистку территории в зоне, обозначенной границей Израиля и этим новым боевым рубежом его армии.

Другими словами, можно было исполнить классический вариант «молота и наковальни», при том, что в этой обстановке и в этой зоне боевикам «Хезболлах» некуда было бы деться. Это вариант, который действительно мог обеспечить Израилю реальное уничтожение «инфраструктуры террора», и решение им части задач собственной безопасности.

– Вы полагаете, что некоторые положительные результаты войны все-таки есть?
– Возможно, что разделение христианской и исламской цивилизаций международной военной буферной зоной может стать основным способом их сосуществования в текущем столетии. С другой стороны, решения проблем обоюдной безопасности не существует. Все это значит, что и эта война не принесла победы ни одной из сторон, то есть не погасила конфликт, не создала никаких новых условий для продвижения к миру в регионе, а значит, она стратегически бессмысленна и ее жертвы напрасны.

СПРАВКА «ЭН»:

Александр ВЛАДИМИРОВ – генерал-майор запаса. Кандидат политических наук. Окончил Московское суворовское военное училище, Московское общевойсковое командное училище, Военную Академию им. Фрунзе, Военную Академию Генерального Штаба ВС СССР.

Специальность – высшее оперативно-стратегическое управление. Проходил службу на Дальнем Востоке, в ГСВГ, в Беларуси, во Вьетнаме.
Работал помощником министра обороны СССР по вопросам военной реформы, военным советником Верховного Совета РФ, руководителем группы анализа проблем Вооруженных Сил и ВПК Аналитического управления президента РФ.

В настоящее время – вице-президент Коллегии военных экспертов РФ.
Автор более 80 работ и публикаций по проблемам военной реформы, национальной безопасности, государственного строительства и управления.

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

Что-то в этом есть,безусловно. Но это не основные причин. Главное в том,что Израиль является самым главным государством мира и желает,чтобы все энергетические запасы земли были ему подконтрольны. НО эти выводы совершенно не очевидны,и нужно очень много знать и изучить подлинную историю этой страны,чтобы правильно осмыслить ее поведение и планы в этом мире. Естественно,кое-что мне удалось сделать для прояснения сущности вопроса.