«ЖЕНСКИЙ АВТОМОТОКРОСС В ПРОТИВОГАЗАХ»

Малоизвестные факты из истории автомобилизации столицы БССР:

Водители представляют, сколь значим бывает фактор разгона. Вот и мы, опубликовав 17 августа в «ЭН» расследование, посвященное 100-летию первой в Минске автокатастрофы, не смогли затормозить в дореволюционной эпохе…

Напомним, что первый в Минске таксопарк, состоящий из целых двух машин «Форд Т», основал в 1912 году предприниматель Ефим Арамович. Стоянка его таксомоторов была на углу Александровского сквера на той стороне Захарьевской улицы (современный проспект Независимости), где сегодня на Октябрьской площади находится гранитная трибуна.

Однако в начале советской эпохи индивидуальные таксоперевозки развития не получили: власти принципиально делали ставку на многоместные машины. В 1925 году столица БССР получает первые 5 автобусов марки «Форд» и 10 «Фиатов». Для маршрутного курсирования по городу предназначались 11 машин.

В 1927 году прибывает еще полтора десятка австрийских автобусов. Однако же, как писал современник, «бешеные рейсы по мостовым загнали их, через неделю они потеряли свой щегольской вид, а еще через месяц кипящие будни вывели их из строя».

Дело, очевидно, было не столько в плохих минских мостовых, сколько в неопытности шоферов и автомехаников. Во второй половине двадцатых власти решили, что «с экономической и социальной точки зрения трамвай пока вне конкуренции».

НЭП догорал, и адептам вольного перемещения в пространстве оставалось разве что тосковать под четверостишие поэтессы Зинаиды Шишовой – современницы Багрицкого, Катаева, Олеши:

Радикальное средство от скуки –
Ваш изящный мотор-лендоле.
Я люблю ваши смуглые руки
На эмалевом белом руле…

Частника в автоперевозках окончательно «убили» в 1929 году, а в 1930-м в справочнике «Спадарожнiк па Менску» появляется извещение транспортного треста Минокрисполкома (язык оригинала): «Пракат легкавых аўтамабiляў (таксi), як па гор. Менску, так i па-за горадам кожны дзень. Стаянка машын: готэль «Эўропа» i пас. вагзал. Перавозка розных экскурсiй i арганiзацый, як у горадзе, так i за горад, у любы час па асобнай на гэту мэту згодзе».

И тем не менее в современных энциклопедических изданиях, посвященных белорусской столице, указывается, что первые общедоступные (а не только для интуристов из гостиницы «Европа») такси в Минске советском появились лишь в 1934 году. Действительно, читаем в газете «Рабочий» за 30 июня: «Мингорсовет для трамвайного (?! – С.К.) треста получил 5 такси, для которых выделены стоянки на вокзале, пл. Свободы, у парка культуры и отдыха, пл. им. Шмидта».

Не станем задаваться наивным вопросом, почему только в 1934 году большевики сочли возможным организовать в столице таксоперевозки для рядовых граждан. Моторесурс Страны Советов был ориентирован на военные нужды, и вот, к примеру, сообщение о событии, произошедшем 8 (!) марта 1936 года: «Минский Осоавиахим провел женский автомотокросс в противогазах».

Именно так! Пусть в буржуазном обществе женщину в шелках и мехах усаживают в салон роскошного «мотор-лендоле», а советская женщина, натянув противогаз, сама возьмется за рычаги.
Более интересно другое: почему именно в 1934 году наладилось в Минске общедоступное такси?.. Кажется, удалось нам сделать любопытное сопоставление фактов.

3 июня 1934 г. Бюро ЦК КП(б)Б приняло одно постановление, которое при наличии грифа «Совершенно секретно» имело довольно невыразительное название: «Об экономии в расходовании бензина». Говорилось в нем о вещах в общем-то банальных. О том, что в стране трудно с горюче-смазочными материалами, но в то же время отдельные ответственные работники гоняют без особой надобности легковые машины «из Пропойска (современный Славгород. – С.К.) в Минск и др.». И далее: «Запретить работникам центра, выезжающим в районные центры (особенно без объезда колхозов и деревень), выезжать на автомобилях и предложить им пользоваться услугами железнодорожного транспорта и другими средствами массового передвижения (автобусы)».

Но бумага партийного постановления отразила лишь видимую часть айсберга. На самом деле ЦК устроил погром средне-мелкой номенклатуры в части пользования персональными легковушками. В кабинете первого секретаря Николая Гикало звучали гневные слова про социальное перерождение отдельных отвработников, про обретение ими барских замашек. Короче, нескольких начальников показательно наказали, и именно благодаря этому в столице БССР впервые появились общедоступные такси.

Натурально, что когда в 1937 году «врага народа» Гикало убрали, то машины, занаряживаемые для общегражданского пользования, начали вновь «притормаживаться» партсовноменклатурой. Показательна история весны 1938 года с автомобилем «М-1» – первой легковой моделью ГАЗа, созданной без участия иностранцев (знаменитую «эмку» выпускали с 1936-го по 1942 год, основные отличия: цельнометаллический кузов типа седан, двигатель – 50 л.с., колеса – дисковые штамповые, а не с проволочными спицами, как у ГАЗ-А, скорость 100–108 км/ч, расход бензина 13 л на 100 км).

Еще 20 февраля «Белгостранс» получил с Горьковского автозавода 20 новеньких «эмок». Получил, как явствовало из московской разнарядки, исключительно как такси для обслуживания жителей и гостей столицы БССР. Но слишком лакомым выглядел этот кусок. Через управделами совнаркома, через горком и горисполком началась дележка и передележка автомобилей между учреждениями и ведомствами. В результате на обслуживание вольных граждан выделили (мы проверили по документам) 6 машин, а реально 5 марта 1938 г. на минские улицы вышли всего лишь 5 «эмок».

…Все последующие десятилетия советской эпохи такси имело статус, о котором дореволюционный предприниматель Фима Арамович мог только мечтать: остродефицитная услуга и очереди заискивающих потребителей.

Оставить комментарий