ШКОЛА ДЛЯ КЕНТАВРОВ

Иметь водительское удостоверение сегодня не только удобно, но в первую очередь модно. Только за 2005 год в Минске было выдано 51.024 водительских удостоверения. Мальчишки и девчонки, а также их родители спешат поскорее оседлать стальных коней. Все их попытки оказались бы тщетными, если бы не существовала в мире одна интересная профессия – инструктор по вождению.

«ВОДИТЕЛЬ – СОЗДАНИЕ СРЕДНЕГО РОДА»

Девушка вцепилась в руль мертвой хваткой. Вот уже пять минут как она кружит по тренировочной площадке и, похоже, сама не знает, как остановить это бессмысленное вращение. Рядом с ней сидит мужчина. То и дело он поворачивается в ее сторону и что-то усердно втолковывает. Девушка напряжена. Сидящий рядом остается спокойным. Но вот автомобиль с наклейкой «У» остановился. Девушка отпустила измученный руль, и на ее лице появилась первая легкая улыбка. Как оказалось, сегодня она впервые управляла автомобилем и проехала свой первый километр. В этом ей помог инструктор по вождению Александр.

– Александр, что нужно, чтобы стать инструктором по вождению?
– Поверьте, далеко не каждый профессиональный водитель может быть инструктором. Мы проходим специальное квалификационное обучение – трехмесячные курсы. Там нас «учат учить». Но не всякий, пусть даже опытный, водитель может научить управлять автомобилем. Для этого необходимо призвание и огромное человеческое терпение. Ну и знание машины, конечно. К тому же очень важно понимать психологию обучаемого. Хороший инструктор – всегда хороший психолог.
– А чему сложнее всего научить начинающего водителя?
– Самостоятельности. Курсант не научится ничему без постоянной работы над собой и своей памятью. А так бывает, многие молодые ребята приходят в автошколу, чтобы просто развлечься, подурачиться. Им хочется покататься. Они могут пропускать занятия или вовсе не ходить. А потом за несколько дней до экзамена спохватываются и начинают бегать, упрашивать. Но, как говорится, перед смертью не надышишься.
– А вы знаете таких инструкторов, которые по своей природе не могут никого обучить?
– Я за других отвечать не могу. Но знаю, что не могут обучить только тех, кто этого не хочет или кому не дано.
– Как вы относитесь к такому расхожему мнению, что нет ничего ужаснее на дороге, чем женщина за рулем?
– Совершенно необязательно. Водитель – создание среднего рода. Это бесполое слово. Все зависит от конкретных способностей.

СДЕЛАЙТЕ ИЗ МЕНЯ ЭЙНШТЕЙНА

– О каких способностях идет речь?
– Я имею в виду, что не всегда проблему можно решить при помощи кошелька. Человек думает: если я заплатил за обучение, значит, меня обязаны сделать водителем. Ерунда! Это равносильно тому, что будь у меня 50 миллионов долларов, пошел бы я в Оксфордский университет, заплатил эти деньги и сказал профессуре: господа, вы обязаны сделать из меня Эйнштейна. А ведь некоторые наши курсанты именно так и думают. Но все зависит от способностей. И от памяти. Если человек прогрессирует от занятия к занятию, у него все шансы стать водителем. А еще очень важно сохранять спокойствие. Пусть в быту что-то не ладится, на работе – все это должно оставаться за бортом машины. Человек за рулем – сама собранность, само совершенство. В вождении мелочей нет. Никаких. Нигде. Ни на миллиметр. Ни на йоту. Полнейшая собранность. Только тогда можно стать настоящим водителем. Сейчас эту проблему пытаются решить путем добавления часов, отведенных под вождение. Раньше ведь было 20-часовое обучение. Затем часов стало 24. А потом – 28. Сейчас каждому курсанту положено целых 40 часов. То есть в два раза больше, чем раньше. Ну уж за сорок часов не выучиться! Мне кажется, это стыдно.

– В каком возрасте лучше всего обучаться вождению?
– Нет разницы. Вот у меня училась пожилая женщина, 58 лет. Тогда еще 24 часа водили. Так она выучилась лучше всех молодых и сдала экзамен с первого раза. А есть 19-20-летние, которые так и не сделали ничего. Не учатся они абсолютно. Ну не дано!
– Быть может, они ждут Божьей помощи?
– В них мало самостоятельности. Я могу им рассказывать и объяснять все 40 часов. Но если человек не живет по принципу «знаю, значит, сделаю», от моей работы никакого толку не будет. Без поводыря человек самостоятельно не станет водить.

«В ДВУХ ШАГАХ ОТ СЕВЕРНОГО КЛАДБИЩА»

– Молодой водитель, который обладает, как вы говорите, способностями, оказываясь на дороге, нередко становится виновником ДТП. Значит, одних способностей мало?
– Это действительно так. Кроме способностей, водитель должен обладать опытом, стажем. Бывают такие случаи: окончит человек курсы, а за руль не садится. Проходит какое-то время – и он как будто в первый раз за рулем. Даже здесь, на обучении, стоит человеку только два дня не позаниматься, отдохнуть, как он приходит и говорит: а я все забыл... Если все время забывать, придется постоянно возвращаться к истокам и опять все проходить заново. А если человек не забывает, если он всеми зубами вгрызается в вождение, он становится кентавром, сплавом машины и человека. Единым целым.

– В вашей практике случались ДТП по вине курсантов, когда вы сидели рядом и ничего не могли сделать?
– Не было еще. Разное случается. Но у меня и профессия такая – приходится выкручиваться. Для этого всегда рядом с курсантом и сижу. Вот недавно лоб в лоб с автобусом курсантка вырулила. Я у нее еле руль вырвал. Не просто вывернул, а именно вырвал. А она… сидит и смеется. Она даже не поняла, что была в двух шагах от Северного кладбища.
– Что происходит с такими курсантами дальше?
– Я с ними просто прощаюсь. Похихикать – это можно, конечно. Но дама ведь не понимает, что это очень больно, когда прямо в тебя врезается машина со встречной полосы. Она же просто сидит и смеется.

«ОЛЬ, А ЗАЧЕМ ТЕБЕ ПРАВА?»

– Как относятся курсанты к вашей профессии?
– По-разному. Бывают такие, с которыми работать неприятно. Это, в основном, люди амбициозные, высокомерные. Они ставят под сомнение все мои напутствия и наставления. А мне ведь только всего и надо, чтобы они научились ездить. Чтобы не создавали опасности на дорогах. Поэтому я всегда за них волнуюсь. И пытаюсь обучать так, как меня в свое время обучал мой инструктор.
– А что изменилось с тех пор, когда вы сами были курсантом?
– Сейчас люди учатся за свои собственные деньги. Я не могу позволить того, что позволял в свое время мой инструктор. Раньше частенько применялся кнут, чего сейчас делать нельзя. Тут ведь контингент смешанный – не только одни мужчины. К дамам подход один, к джентльменам – другой. Что касается женщин, то есть ранимые дамы, а есть и наоборот. Сами говорят: что хочешь делай, но чтобы я выучилась. С мужчинами, конечно, попроще. Где-то и словечко острое можно употребить. Мужчины они и есть мужчины.
– Сейчас многие получают права из-за того, что это модно. Как вы к этому относитесь?
– Иногда доходит до идиотизма. Многим людям нужны права для работы, другие получают их ради «корочки», чтобы покрасоваться. Когда у меня училась 58-летняя женщина, я ее однажды спросил: «Оль, а зачем тебе права? Пенсионный возраст все-таки». Она и говорит: «А вот как мужик мой пьяный прыгонит грузовика, так я хоть у гараж яго загоню».
– Александр, а кем вы мечтали стать в детстве?
– Как все дети: милиционером, пожарником…
– Но не инструктором по вождению?
– Ну, у меня инструктором по вождению отец был. Так что это у нас традиция.
– Есть такое выражение: у каждой профессии свой вкус. У вашей профессии он есть?
– Да. Вкус горького пота.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz