Игра в машинки

Пока Беларусь решает – поддерживать или нет отечественный дизайн автотранспорта, – ее идеи успешно воруют именитые мировые автомобильные производители.

ОТ «ПЕРЕСТРОЙКИ»

В советской середине семидесятых годов мощная индустриальная республика Беларусь только и жила идеей перегнать Запад. Но запускать в производство новые модели товаров без собственных специалистов-дизайнеров было так же безнадежно, как строительство коммунизма. Именно тогда на базе Белорусской Государственной Академии искусств появился факультет дизайна, чьи выпускники, проектировавшие, в том числе, и транспортные средства, ценились на вес золота. Уже через 10 лет, переживая собственный расцвет, белорусская школа дизайна заставила мир говорить о себе с уважением. Особенно после получения гран-при за лучший дизайн грузового автомобиля на парижской выставке 1988 года: мир впервые увидел проект автомобиля MAZ-Perestroika. И хотя легендарному проекту не суждено было воплотиться в железе, белорусские дизайнеры были признаны и востребованы. К сожалению, ненадолго…

ЧЕРЕЗ ТЯЖЕЛЫЕ ВРЕМЕНА
Кафедра промышленного дизайна до сих пор испытывает на себе роковое последствие распада Советского Союза, после которого большинство белорусских автопромышленных гигантов были на грани разорения и очевидно не могли и подумать о каких-либо инвестициях в дизайн. Что тогда говорить о фундаментальных разработках концепткаров? Требуя серьезных финансовых вложений, такие проекты будущего не обещали скорой прибыли и, что еще хуже, оставляли за собой вероятность никогда не быть произведенными. Сегодняшним студентам приходится создавать проекты только на компьютерах. Ведь создать «живой» макет автомобиля за свои деньги (в среднем – 1.000 долларов США) не по карману. Особенно молодым, талантливым ребятам, полету мыслей которых недостает даже мастерских.

– Необходимо понять, что дизайн транспорта – отрасль, где сходятся все технологии и все конструкторские новации. Об уровне технического развития страны можно судить по производимым ею машинам, – говорит Александр ДЛАТОВСКИЙ, доцент кафедры дизайна БГАИ. – Но если бы недостаток финансирования был нашей единственной проблемой… Без правовой защиты развитие дизайна просто невозможно: наши интересные проекты становятся легкой добычей для стран, обладающих промышленным и финансовым потенциалом. Мы неоднократно наблюдали одну и ту же систему, когда, принимая никак не защищенные курсовые работы наших учеников, мы обсуждали их бесспорную перспективность, но уже через год видели практически аналогичные модели у именитых автомобильных производителей.

В США, например, сейчас производят так называемые «прицепы-лодочки», и никто даже и не догадывается, что это разработка белорусских дизайнеров.

– Зная, что у нас в стране объекты интеллектуальной собственности практически не защищены, мы представили свою разработку американским производителям, – продолжает Александр. – Нашей моделью серьезно заинтересовались и предложили представить 11 опытных образцов (стоимостью 40 тысяч долларов) для изучения перспектив производства. В случае удачных испытаний американцы были готовы профинансировать весь проект. К сожалению, мы не смогли найти этой так необходимой нам суммы денег.

Особенно сложные отношения у кафедры с далекой Азией: японские и китайские автомобилестроительные компании, практически не придумывая ничего собственного, зачастую списывают проект, улучшают его и после пускают в производство. Последнее серьезное подозрение относится к марке Honda, представившей автомобиль, аналогичный тому, что годом ранее был разработан белорусским дизайнером. Однако за отсутствием правовой базы белорусские творцы не вправе даже высказать свои подозрения официально. В свою очередь, каверзные азиаты тоже не спешат с деловыми предложениями и приглашениями на работу наших специалистов в свою страну. Хотя и в этой области у Беларуси уже появились свои герои. Выпускница факультета Юлия Давыдова, например, работает в дизайнерском отделении знаменитой марки Harley-Davidson. Панель приборов новой BMW 7-й серии вместе с группой специалистов разрабатывал выпускник Мурашов. Теперь он трудится на корпорацию Siemens. Святослав Полошевич работает на Porсhe. Кстати, белорусский стиль промышленного дизайна во многом схож с классическим немецким, где функциональность выходит на первое и главное место.

– Только сейчас на наших предприятиях появляется понимание, что без современного дизайна реализовать продукцию очень сложно. Нашими специалистами заинтересовались ПО «Атлант», РУП «МАЗ» и Минский тракторный завод, – продолжает Александр Длатовский. – Наконец-то появился спрос на специалистов-дизайнеров. Но потребность внутреннего рынка, скажем, в грузовиках Минского автомобильного завода, погрузчиках «Амкодор» и любой другой технике белорусского производства достаточно невелика, следовательно, продукцию необходимо реализовывать за рубеж. А там уже совершенно другие, высокие требования не только к качеству предлагаемой продукции, но и к дизайну.

Казалось бы, что может быть проще и интереснее: играй себе в дизайн машинок – богатое славянское воображение плюс знание современных мировых тенденций, каждый сможет стать дизайнером… Оказывается, даже не всякий талантливый художник способен заниматься промышленным дизайнером. Если художнику достаточно воплотить свои идеи на холсте, то при создании любого макета самосвала, трактора, погрузчика, мотоцикла, или даже велосипеда, дизайнеру приходится учитывать не только красоту внешних очертаний объекта, но и техническую сторону вопроса. Сложность задачи – в совмещении смелых художественных замыслов с реальными условиями производства.

В СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ

«ЭН» покинули помещение кафедры, заваленное макетами и различными разработками проектов. Но спустя некоторое время, корреспондент посетила Минский дворец детей и молодежи, где состоялась защита дипломных проектов факультета. Пришло понимание, отчего эти увлеченные люди так вдохновленно верят в свои не востребованные пока идеи. Поначалу, только покинув старый видавший виды советский трамвай, было сложно убедить себя в…э-э… обыкновенности создателей работ. Но после первого восхищения очертаниями и формами проектов, ознакомившись с их техническими особенностями и назначением, удивляешься, как люди раньше обходились без таких элегантных и нужных вещей. Оказывается, так просто усовершенствовать наши автозаправочные станции, ускорить их строительство и повысить удобство просто благодаря разумному выбору стройматериалов. Кухонная газовая плита вполне может быть круглой, как и все наши сковородки и кастрюли. Скутер может быть трехколесным, устойчивым и маневренным, благодаря раскрытой задней подвеске. Его электрический двигатель позволяет не только быстро двигаться в потоке городских дорог, но и решать проблему загрязнения атмосферы. А обыкновенным офисным пылесосом можно чистить пол, стены и мягкую мебель, но, кроме того, использовать его для видеонаблюдения и охраны, для ароматизации и ионизации помещения, для передачи через него изображения после подсоединения к компьютеру и даже как противопожарный оповещатель. А по Свислочи может ходить космического вида речной трамвайчик.

– Я думаю, мы все обязательно кому-то когда-то будем нужны с нашими необычными идеями, – говорит Сергей ТУРОВ, создатель уникального туристического автобуса. – В конце концов наше отечественное производство поймет, что дизайн необходим в условиях сегодняшней жесткой конкуренции, а иначе белорусским производителям не удастся привлечь потребителя. Но пока ситуация довольно сложная: заводы понимают необходимость нашей совместной работы, но крайне неохотно идут на финансирование. Но можно понять и эту, так сказать, инерционность предприятий: ведь для того чтобы переоборудовать тот же автобус, нужно новое оснащение, на производство и разработку которого уйдет, по меньшей мере, год. Под каждую новую идею необходимо менять все производство. Автобус – не мобильный телефон, его не так просто собрать. Но таких транспортных средств, как мой проект, еще не было придумано, поэтому, хоть и потребуется много времени (в частности, даже на развитие сферы туризма у нас в стране), я верю: производство автобуса для городских экскурсий когда-то да наладится.

– Как обычно, на все это нет денег, – говорит Александр Длатовский. – Мы ищем какие-то альтернативы на нашем рынке. А искать ничего не надо: при капитализме нужно сражаться, а для начала создать систему разведывания потребительских качеств и органы правовой защиты белорусских изобретений. Пока у нас этого нет, мы просто играем в индустриальный дизайн. Но играем все же успешно, потому что нам это безумно нравится.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz