УТЕЧКА ТАЛАНТОВ ЗА ГРАНИЦУ?

УТЕЧКА ТАЛАНТОВ ЗА ГРАНИЦУ?

Все говорят об утечке мозгов за границу. Проблема обсуждается на самом высоком уровне. Что-то пытаются сделать: белорусская силиконовая долина, повышение зарплат ученым и так далее. Но стоит поговорить и об утечке белорусских талантов. В последнее время все больше и больше наших художников, литераторов, музыкантов, актеров и режиссеров уезжают на Запад. Получается, тут они никому не нужны?

Ну, что ж, признание и публику они находят в других странах. А жаль… Наш корреспондент встретился с представителями белорусской творческой эмиграции и попытался выяснить, что они думают по этому поводу.

Влад БУБЕН, ведущий и один из авторов программы «Электриков вызывали?» на белорусском MTV, музыкант, создатель и участник музыкальных проектов PRUS, BUBEN, FAT NOT DEAD, BACHUS, ZEROIZM, SKVARKA, I ME MINE и т.д.: «Музыкант в Беларуси и продюсер, и арт-менеджер, и администратор, и сам себе спонсор».

– Влад, я слышал, что твоя радиопрограмма «Затерянный мир», которая раньше выходила в нашей стране, скоро начнет вещать из Венгрии…
– Ты прав. Долгое время я вел ее на радио «Мир». Потом программа была закрыта. И вот в ближайшее время ее ожидает второе рождение. Мы с моим другом SYNTH’ом будем записывать «Затерянный мир» в Минске и высылать по интернету в Венгрию. Программа задумывается как еженедельная, выходить она будет на английском языке и рассказывать про электронную музыку Беларуси и постсоветских стран.

– А как так получилось, что Венгрия заинтересовалась белорусской культурой?
– Дело в том, что в мае мы давали там два концерта: в Печи и Будапеште. Венграм такая музыка очень понравилась. Кроме этого, на венгерском лейбле вышло два альбома белорусских проектов BUBEN и ZEROIZM, я принимал участие в венгерском электронном сборнике.

– Скажи, европейцы знают белорусскую электронную музыку?
– Я могу сказать, что за последнее время на отечественных сайтах, посвященных электронной музыке, количество скачиваемой музыки резко возросло. И в первую очередь за счет европейских пользователей. Хотя бы этот факт может говорить о том, что наша музыка им интересна.

У меня, например, в ближайшее время запланировано несколько концертов за границей: концерт с норвежским музыкантом Карстеном ХАМРЕ (проекты PENITENT, FLUX COMPLEX и т.д.), концерты в Берлине и Кельне и других городах.

– Влад, а тебе не обидно, что за границей ты востребован больше, нежели в Беларуси?
– Да, на Западе мне легче и уютнее, но я не обижаюсь на Беларусь и не собираюсь опускать руки. В Беларуси я живу, работаю, творю и буду делать все, что от меня зависит, чтобы создать тут нормальные условия для творчества и презентации творческого продукта слушателям. Понимаешь, в Беларуси много творческих и талантливых людей, но мало грамотных директоров и продюсеров. Зачастую музыкант в Беларуси и продюсер, и арт-менеджер, и администратор, и сам себе спонсор.

– А может быть, это и к лучшему, ведь существует такое понятие как DIY (Do It Yourself)…
- Действительно, тут двоякая ситуация. Мне, например, не очень понравилось, когда в Польшу пришли крупные звукозаписывающие корпорации – они тут же подмяли под себя большинство независимых лейблов, и теперь производят чисто коммерческий продукт. Так что, с точки зрения андеграунда, белорусам где-то и повезло: музыкант может творить, что он хочет, потому что он не обременен контрактами и стилистикой лейбла. Но все же…

Зміцер ВІШНЁЎ, літаратар, перформер, мастак, аўтар кніг прозы, паэзіі і крытыкі «Тамбурны маскіт», «Трап для сусьлiка, альбо Нэкрафiлiчнае дасьледаваньне аднаго вiду грызуноў», «Верыфiкацыя нараджэння»: «Беларускі мастак за мяжой – гэта чалавек у іншай касмічнай прасторы»

– Зміцер, скажы, дзе, у якой краіне ты адчуваеш сябе больш утульна?
– Як творчаму чалавеку мне больш утульна за мяжой. Але я падкрэсліваю: як творчаму чалавеку. Справа ў тым, что на Захадзе да беларускай літаратуры, жывапісу, перформансу, увогуле, да любой праявы мастацтва, вельмі добрыя адносіны. Творчых людзей з нашай краіны там паважаюць, і мы там цікавыя нават больш, чым тут. Так, гэта непрыемна, гэта дзіўна, гэта ненатуральна, але гэта факт. Узяць хаця б вось такі прыклад. У хуткім часе я ў чарговы раз еду ў Берлін, буду пісаць там раман пра мастацкі дом Тахелес. І, нягледзячы на тое, што пісаць яго я буду на роднай беларускай мове, хутчэй выйдзе гэты раман на нямецкай. З нямецкага боку ўжо знайшоўся фонд, які прафінансуе мой раман, а на Беларусі гэта нікому не патрэбна. У Нямеччыне ў мяне ёсць свой літаратурны агент і перакладчык. Вось і атрымліваецца, што за мяжой на дадзены момант я як літаратар больш запатрабаваны. І не адзін я. За апошнія некалькі месяцаў у Берліне на нямецкай мове, акрамя маёй, выйшлі кнігі Іллі Сіна, Вальжыны Морт, Яўгена Лосіка, выйшаў маніфест нашага беларускага літаратурнага аб’яднання Schmercwerk. У жніўні па запрашэнні аднаго з літаратурных берлінскіх дамоў прыедзе Юрась Барысевіч. Я не кажу ўжо пра Алеся Разанава, чые кнігі на нямецкай мове выходзяць даволі рэгулярна...

– Атрымліваецца, што на Захадзе наша літаратура больш запатрабаваная?
– Так. Прычым не толькі ў Нямеччыне. Нашых літаратараў запрашаюць у Славенію, Польшчу, Украіну і іншыя еўрапейскія краіны. Мы там запатрабаваныя, таму што займаемся актуальным мастацтвам.

– Зміцер, а табе не шкада, што Беларусь зрабілася ў пэўным сэнсе культурным донарам для Еўропы?
– Не, не шкада! Мы там займаемся творчасцю, а не прыбіраннем клазетаў. Што зробіш, калі ў нашай краіне нічога не робіцца для людзей, якія займаюцца сапраўднай творчасцю, а не папсой і бульваршчынай...

– Ты лічыш такую сітуацыю праявай культурнай глабалізацыі альбо «бегствам» з Беларусі?
- Не першае і не другое. У савецкім запаведніку спыняецца час. Беларускі мастак за мяжой – гэта чалавек у іншай касмічнай прасторы.

Светлана СУГАКО, «Свободный театр», помощник режиссера: «Просто не надо нам мешать».

– Света, как начинался «Свободный театр»?
– Это было год назад. Тогда мы решили создать абсолютно новый для Беларуси театр, который был бы независимым. Дело в том, что все государственные театры нашей страны до сих пор ставят пьесы прошлых столетий, а если и появляются новые драматургические произведения, то они не являются актуальными. «Свободный театр» как раз и задумывался с целью рефлексии и отражения насущных, актуальных проблем, которые волнуют белорусов.

Лично мне очень обидно, что в Беларуси про нас знает мало людей. И вся проблема заключается в том, что у нас нет постоянного места для спектаклей. Раньше мы ставили пьесы в столичных клубах. Было время, когда мы за свои деньги снимали помещение. Это было зимой, актерам приходилось играть на холодном железобетонном полу, в экстремальных условиях. И это при том, что никаких денег за это мы не получаем: у нас нет поддержки ни со стороны государства, ни со стороны частных инвесторов. Даже билеты на свои спектакли мы продать не можем, потому что у нас нет кассового аппарата, ведь мы незарегистрированный театр. Все делается на голом энтузиазме, а деньги на жизнь мы зарабатываем в других местах.

– Несмотря на то, что в Беларуси вы выступаете редко, название вашего театра часто можно увидеть в афишах международных театральных фестивалей...
– Да, за этот год мы побывали в Висбадене на фестивале «Новые пьесы из Европы», в Тольятти на «Майских чтениях», во Франции на фестивале «Парижская весна», в Германии на Берлинском театральном фестивале, в Финляндии, Польше и т.д. Я не думаю, что среди государственных театров Беларуси найдется хотя бы один с таким гастрольным списком. Это является одним из доказательств того, что мы занимаемся по-настоящему актуальным и востребованным искусством.

– А почему вы не хотите официально зарегистрироваться, ведь тогда будет хоть какая-то помощь со стороны государства?
– В этом случае может начаться манипулирование нами, диктование что и как нам делать. Мы не хотим такой помощи. Нам это не надо. Понимаешь, мы занимаемся искусством, искусством в самом чистом его проявлении, и мы этим дорожим.

Пойми, просто не надо нам мешать, и все само наладится. Я могу сказать, что сейчас на наши спектакли приходят люди, небольшие помещения забиваются до отказа. И это при том, что мы себя не рекламируем, у нас нет помещений для репетиций, нам не платят заработных плат.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz