ЛЕЧЕНИЕ ЖЕНЩИН ИЗОЛЯЦИЕЙ

ЛЕЧЕНИЕ ЖЕНЩИН ИЗОЛЯЦИЕЙ

Татьяна К. в день нашего приезда выходила из лечебно-трудового профилактория. Стройная, коротко стриженая дама ликовала – считанные минуты оставались до шагов через КПП, а там – свобода!
– Начальство ЛТП – просто золотые люди в погонах! Очень интеллигентные, отзывчивые, так и напишите! – заявила она сходу.
Собственно, лукавить особой необходимости не было. Итак, выпускают. Женщина, говорила вполне искренне, ей было с чем сравнивать:
- Тут просто рай по сравнению с колонией!

ГИБРИД «ХИМИИ» И ПИОНЕРЛАГЕРЯ

Единственный в республике женский Лечебно-трудовой профилакторий №2 начал свою работу два года назад. В советское время, правда, существовало подобное женское заведение. Но какие-то сложные веяния выдули его из правового поля. Впрочем, ветер переменился, на высшем уровне осознали, что советская система исправления алкоголиков – оптимальная. И, переоборудовав под Горками мужскую колонию, определили сюда новых постояльцев.

Местных обитательниц называют официально «изолированными правонарушителями». Их сейчас 230 при том, что ЛТП рассчитано на 300 мест.
За время существования пенитенциарного заведения тут пролечили более 530 человек. 60% изолированных уже отбыли разные сроки в тюрьмах…

Начальник ЛТП №2 Анатолий КОТОВ разрешил посмотреть все, что покажется интересным.
Интересным показалось все. Территория с квадратной асфальтированной площадкой, по периметру двухэтажные здания и аккуратные клумбы, на которых в эту жару, сколько ни поливай, погибают растения. Вокруг – кирпичный забор с ненавязчивой «колючкой». В углу площадки – беседка для курящих и лавки. Чистота, присущая всем режимным учреждением. И тишина. ЛТП при деревне, и из звуков – только пение птиц да негромкие голоса «изолированных».

Нам объясняют – все на работе, а те, что остались на территории ЛТП, работают во вторую смену или обслуживают хозобъекты.
В корпусе, где помещаются отряды, интерьер – как в пионерском лагере. Или в поселковой больнице, где вечно не хватает на евроремонт. Очень чисто, все покрашено свежей краской, но все равно как-то тоскливо.

В больших комнатах – двухъярусные узкие железные кровати, тумбочки и телевизор, который можно смотреть по часам. И женщины в застиранных до обесцвечивания халатах смотрят какие-то сериалы.
Халаты, как нам объяснили – спецодежда, которую они обязаны носить. Изолированным она, естественно, не нравится. Вот и стараются, кто во что горазд: кто юбку под халат оденет, кто шорты, кто – футболку. А кто и полный комплект, а халат сверху накинет, подоткнет…

Посетили мы и столовую. Лучше многих заводских – с яркими шторами, с деревянной мебелью, картинками на стенах. На дверях меню на день: утром – макароны с рыбой, днем – каша ячневая с мясом, щи, вечером – тоже что-то скромное, кашевидное… Во втором зале столовой вывешены нормативы питания. В основном – каши, картошка, хлеб. Мяса и рыбы полагается по малюсенькому кусочку. Тем не менее худых изолированных мы не встретили.
К тому же часть заработанных денег дамы могут потратить в автолавке, которая приезжает раз в месяц. Да и из дома особо везучим приходят посылки.

САМООКУПАЕМОСТЬ ОБЯЗАТЕЛЬНА

– Никто пока не жаловался на питание,– резюмирует начальник ЛТП Анатолий Котов.
А вообще ЛТП находится на самоокупаемости. Поэтому сюда не берут неработоспособных: женщин с серьезными заболеваниями, инвалидов, несовершеннолетних, пенсионерок по возрасту.
– Где работают ваши подопечные?
– В швейной мастерской, на стройках, подсобными рабочими на благоустройстве территорий, на ферме, в полях… Работы хватает.

Средний заработок – 121 тысяча с мелочью. Мы все рассчитали: коммуналка на каждую изолированную составляет 12 тысяч в месяц, питание – 40 тысяч. 10% от заработанного выделяется на личные нужды (и тратится в автолавке на сигареты, чай, конфеты и т.п.)

Есть женщины, за которыми сюда тянутся задолженности, как за лисами пушистые хвосты. Алименты, штрафы… Погашение долгов не должно превышать 50% суммы зарплаты. Таких мы вынуждены устраивать на более оплачиваемую, пусть и тяжелую работу. Те, кто долгов не имеет, уходят на волю с деньгами – до 500 тысяч доходят накопления.

– А как вообще распределяется, кому за коровами убирать, а кому в швейной мастерской трудиться?
– Есть женщины с низким уровнем развития, их на стройку не отправишь, в швейный цех – тоже, они ведь могут себя и покалечить... Их направляем на фермы, в поля…
– А как Вам удается прокормить человека на 40 тысяч?
– У нас своя земля, где выращиваем свеклу, морковь, лук, капусту, картофель. Это в карантине положены и молоко, и масло, чтобы восстановить испитые организмы. Но за пределами санчасти нормы Совминовские – как на общем режиме в колонии. Но когда есть возможность, даем им дополнительно овощи. Это же женщины все-таки…

«ЛТП НУЖНЫ НАМ!»

– У нас тут все очень замечательно! У нас тут полный порядок! – остановила женщина у входа. Оказалось – дневальная первого отряда, тоже Татьяна. В ее функции входит контроль над порядком, дисциплиной и общественная работа.
Когда-то она была заведующей общежитием. Но – сократили, начала пить и через 10 лет свободной от работы жизни попала сюда.
– И что, конфликтов не бывает?
– Не скажу, что у нас случаются буйные конфликты, но бывают у новеньких трудности. Кто-то с кем-то не может ужиться, коллектив-то чисто женский… А так нормально. Недели две – и как будто они здесь уже всю жизнь.
– Дружат по интересам? (Вопрос важный, ведь 60% изолированных уже побывали в тюрьмах. Но Татьяна быстро соображает, к чему клоню…)
– Есть люди семейные, нормальные, а есть «отстой», двух слов связать не могут. Группы образуются по интеллекту. Значение имеет и внешний вид.
Женщина должна быть женщиной. Должна за собой следить. У нас даже разрешено пользоваться косметикой. Приезжает автолавка, там не только продукты, но и, как мы это называем, «мыльно-рыльные принадлежности».

Знаете, я хочу сказать, что это и хорошо, что придумали ЛТП. Только сам себя человек за счет силы воли может возвратить на нормальный путь. Если у него есть к чему-то стремление… Ну а тут подумать над жизнью приходится трезвыми мозгами.
У меня теперь есть стремление помочь дочке. Она ребенка родила, ей сложно. Присылает мне конфеты, сигареты. Отрывает от семьи, только чтобы я не нуждалась. И мне будет очень стыдно себя так вести. Да и годы какие, уже 47 лет!
– Кстати, у вас тут по полтора года женщины отбывают. Как с точки зрения физиологии…
– Молодым тяжеловато. Но вообще это не такой уж и срок. Я думаю, можно потерпеть.
– А свидания положены?
– Длительных у нас нет, а так приезжают. И посылки получаем, и письма идут. Есть и телефон, звонить можно. Пишем заявление, начальница отряда подписывает, и, пожалуйста, звони по карточке.
– Нет ли соблазна выпить, выходите же за территорию?
– Это будет грубейшее нарушение, и оно не снимается. Тогда срок нужно сидеть полностью. А кому охота сидеть полный срок, если тут за хорошее поведение и усердие в труде могут освободить досрочно?
– Как попали сюда, кто направил?
– Участковый. Грубила я ему. Решил, что мне нужно остановиться. Но я на него не в обиде. Я бы, может, к этому времени плохо кончила. А так остановилась, организм окреп. Лишь бы, когда выйду, не запить.
– Что лечебного в ЛТП?
– Режим сам по себе оздоравливающий. В 22 отбой, в 6 подъем. В выходной разрешается спать до семи. Врачи у нас хорошие, не бывает такого, чтоб отказали. Всегда дают, если надо, успокоительное…

Всех прибывших сразу помещают в карантин. Бывает, таких привозят, что шатаются, колотит их. А тут ставят капельницы, приводят в нормальное состояние и переводят на «рабочую зону», как мы ее называем…

СТАТЬ АЛКОГОЛИЧКОЙ МОЖЕТ КАЖДАЯ

– Вся специфика начального лечения – капельницы, витаминотерапия. Все процедуры направлены на то, чтобы человека привести в более-менее трудоспособное состояние – комментирует главный врач ЛТП Виталий ЛОГУНОВ.
– К вам попадают только асоциальные элементы?
– Безусловно. Правда, порой оказывается, что в прошлом кто-то был врачом, учителем… Интеллигенты еще лет семь назад, сюда попадают уже абсолютно опустившимися существами, один к двум – педикулезные. Причем все довольно буйные, ведь для того чтобы быть определенным судом на лечение в ЛТП, они должны совершить в нетрезвом виде три административных правонарушения.
– Кто чаще всего спивается?
– К нам попадают в основном служащие. Но это объяснимо. Такая в деревне пройдет по улице с песнями – никто не обратит внимания. А в городе, если будет горланить под окнами, соседи скорее всего милицию вызовут.
– А как выглядит непосредственно лечение?
– Большей частью это терапевтические беседы. Плюс мы назначаем так называемые плацебо.
Тут первична все-таки изоляция. Само лечение проходит исключительно на добровольной основе. Есть у нас кодирование, «подшиваем»…
– Много ли желающих «подшиться»?
– Два процента тех, кто действительно хочет. К нам попадает немало когда-то кодированных или «подшитых». Люди мало в это верят. Фактически любой алкоголизм неизлечим. Можно добиться только более-менее длительной и стойкой ремиссии.

Сам процент подшиваемых – 8-10%. Основная масса делает это ради справки. Они лишены родительских прав, и суду нужна справка о том, что не будут пить. Да и эффект от подобного лечения не кардинальный. Мы можем дать гарантию на несколько месяцев, некоторые и до 5 лет выдерживают. Мы можем его напугать, но года через три все пойдет по-старому. Поэтому стараемся работать с внутренним миром. У нас есть врач-психиатр, который проводит и индивидуальные и групповые беседы. То есть уклон лечения – психологический.

– Как чаще всего начинают пить?
– Обычно – за компанию с мужем. Чтобы муж пил дома, а не за его пределами. Второй причиной срыва называется потеря близких. Третьей – потеря работы. Влияет и социальная среда. У нас была 18-летняя девочка. Рассказывала, что вечерком от скуки с ребятами во дворе пила пиво. А потом понеслось. Налакается, придет домой и маму по квартире гоняет. Мама и написала заявление, чтобы ее сюда направили. Для родственников ЛТП – это какая-то надежда. Время и ограничение свободы все-таки дают некоторый положительный эффект. Но вылечить окончательно, увы, невозможно.

– Что за психотип у алкоголичек?
– Да самые обычные женщины! Здесь побудут несколько месяцев, позагорают летом, и никогда не скажешь, что эта женщина может быть алкоголичкой. Я считаю, что это стечение обстоятельств. Любая женщина подвержена алкоголизму. Но не у каждой есть на кого опереться, не у каждой есть собственная железная воля…

***

В последнее время количество женщин-алкоголичек растет в два раза быстрее, чем количество мужчин-алкоголиков. Так говорит статистика. А значит, это пенитенциарное заведение будет принимать все больше и больше горемык…

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz