ЦЕНЗУРА

ЦЕНЗУРА

Из песни слов не выкинешь? Из узбекской – запросто. Особенно, если эти слова – нецензурные. Узбекское эстрадное объединение «Узбекнаво» приняло решение отныне проверять тексты песен, исполняемых молодыми артистами местной эстрады на предмет благопристойности и благозвучности. Руководство объединения будет прослушивать каждую новую песню. Только после единогласного одобрения текста специальным советом «Узбекнаво» артисту дадут разрешение на публичное исполнение песни.

Эта здоровая инициатива изложена в официальном письме заместителя главного директора объединения «Узбекнаво» Юлдаша Нарбутаева, направленном в редакцию ташкентской газеты «Хуррият». В нем, в частности, говорится, что художественная коллегия объединения чрезвычайно внимательно отнеслась к критике некоторых артистов, появившейся в республиканских СМИ. (Опять СМИ виноваты – авт.).

Нарбутаев пишет также, что его организация направила на телевидение и FM-радиостанции Узбекистана письмо-уведомление с требованием прекратить трансляцию клипов и исполнение песен артистов, уже лишенных лицензии. В их числе – раскритикованные прессой исполнители Джурабек, Шахрух, Шахруххон и группа «Боджалар». Вот так. Начинаем с борьбы с нецензурщинной, а заканчиваем… цензурой. Где-то это все уже было…

А вообще, неплохо бы проверять различные артефакты на наличие логики и здравого смысла. Если они, конечно, apriori не являются продуктами театра абсурда. Например, бурно разрекламированный фильм «Клятва» Кайгэ Чена – японо-китайско-корейскую картину, многими моими коллегами признанную «безумно красивой». Я бы акцент сделала на первом эпитете. Потому что смысл и логика отсутствуют в этом киношедевре полностью. Прекрасная принцесса, которой Богиня с труднопроизносимым именем предлагает не совсем понятную сделку. Непоследовательность принцессы, влюбляющейся то в тех, то не в тех персонажей. Красиво летает по воздуху Богиня. И вообще, все они летают по воздуху. А главный герой еще и быстро бегает. Примерно к середине сеанса в глубине зрительного зала начинает нарастать хохот, переходящий к концу в истерический. Судя по собственным ощущениям (на экране ровным счетом ничего смешного не происходит), здоровый зритель смеется над собой – в очередной раз «повелся».

Из той же оперы «безумно нужный» в нашем театре спектакль ТЮЗа по пьесе С.Ковалева «Пацалунак ночы». «Такие пьесы очень нужны нашему театру. Мы очень мало говорим на подобные темы, а говорить об этом надо», – предваряет показ главный режиссер театра Наталья Башева. Зал заинтригован. «Это» оказывается смертью в образе прекрасной Черной дамы, планомерно забирающей героев в иной мир. Причем трупов, пардон, в спектакле больше, чем в самом крутом боевике. Умирают дети, взрослые и братья наши меньшие. Попутно решая недетские проблемы – стоит ли умереть самому, чтобы спасти другого? А все человечество?

Говорить об «этом» надо, безусловно. И в нашем театре действительно мало подобных спектаклей. Но стоит ли загромождать сценическое пространство персонажами со страниц «Капричос» Гойи? Ведь может быть просто: выходит Розовая Дама и читает письма маленького мальчика, умершего у нее на руках от лейкемии, но перед смертью написавшего Богу.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz