ВПЕРЕД, ШАГ ЗА ШАГОМ

Всемирное общество защиты животных (WSPA), объединяющее 600 организаций из 130 стран, недавно отметило 25-летие. WSPA ведет огромную работу по всему миру. Среди его программ – контроль за популяцией бездомных собак и кошек, создание ветеринарных клиник и защита от истребления диких животных, в том числе слонов, медведей в Пакистане, кур в Тайване и даже акул.

В рамках юбилейных торжеств в Лондоне состоялся двухдневный симпозиум, а за ним пятидневная конференция для делегатов из стран бывшего СССР. Зоозащитники с постсоветского пространства делились опытом и получали новую информацию, чтобы применить ее на практике дома.

В качестве представителя Беларуси участвовать в юбилейных мероприятиях была приглашена председатель ООЗЖ «Ратаванне» Людмила АТРАШКЕВИЧ, рассказавшая о впечатлениях от поездки и новых планах.

– Что входило в программу пребывания, кроме занятий в офисе?
– Мы посетили парк дикой природы и один из лучших английских приютов в центре Лондона, где содержатся 400 собак и 60 кошек.
– Почему такое отличие в цифрах?
– Англичане содержат в квартирах только стерилизованных кошек, на улицах эти животные оказываются крайне редко.
– Каково впечатление от приюта?

– По сравнению с тем, что я видела в Братиславе, Праге, Варшаве, он выглядит очень солидно: несомненно, у английских зоозащитников много богатых спонсоров. В здании хорошая вентиляция, везде теплые полы. У каждой собаки отдельная «жилплощадь». Кошки сидят в одиночестве или вдвоем в небольших клетках. Хорошее питание, обслуживание. Все животные стерилизованы. Никого не усыпляют. К потенциальным хозяевам очень строгий подход. О них выясняют практически все: размер жилья, доходы, состав семьи… И вместе с тем смотреть на обитателей приюта было грустно: не всех собак регулярно выгуливают. Как правило, этим занимаются волонтеры, а их не хватает.

– В приюте Вашей организации условия намного скромнее?

– Мы создали его два года назад в помещении пункта-приема отловленных животных на Гурского, 42. Сначала получили две небольшие комнаты. Сейчас добавилось 14 вольеров. Содержим более 40 стерилизованных животных: собак немного больше, чем кошек. И у нас работают волонтеры, в том числе студенты и школьники. Дважды в день выгуливаем и кормим собак и кошек, убираем помещения.

За два года пристроили более 270 животных из приюта. И еще порядка пятисот – с помощью диспетчерской службы. У будущих владельцев записываем адреса и телефоны. Отдаем всех питомцев с условием: если по каким-то причинам не приживутся, чтобы нам вернули их назад. Было несколько случаев, когда возвращали собак, потому что они не лаяли. Стерилизованных котов и кошек берут с удовольствием. Люди уже поняли: с ними намного меньше проблем.

– Интересно, каковы масштабы этого понимания? На мой взгляд, оно далеко не стало массовым.

– О масштабах судите сами. Примерно год назад в метро четыре месяца висела наша рекламная листовка с приглашением на бесплатную стерилизацию. Записалось более 200 человек. За два года мы стерилизовали более 500 животных: из приюта, плюс домашних питомцев малоимущих минчан и опекаемых во дворах собак и кошек. Сегодня очередь на бесплатные операции порядка ста человек. При увеличении спонсорской помощи могли бы оперировать больше.

А чтобы общество в целом поняло необходимость стерилизации, с людьми необходимо постоянно работать, в первую очередь, с помощью СМИ. Нужно объяснять: стерилизация – это хорошо для животного, и решает проблемы хозяина.

Люди должны знать, что стерилизованное животное избавляется от беспокойства, но (вопреки расхожим представлениям) не становится толстым и вялым увальнем. Оно сохраняет свои привычки и характер, остается таким же резвым и веселым как до операции.

Понятно, что не всем стерилизация «по карману». Вдобавок мысль о ноже хирурга внушает страх. Но постоянное применение контрацептивов для животных стерилизации не заменит: они далеко не безвредны, способны спровоцировать опухоль.

Одна кошачья «семья» за несколько лет способна дать огромное потомство. Вместо того чтобы их отлавливать, передерживать в пункте приема, а потом усыплять, гуманнее и разумнее с финансовой точки зрения стерилизовать потенциальных родителей.

– А как насчет борьбы с бешенством? В Беларуси она стала основной мотивировкой массового отлова.

– Биологи и медики убеждены, что наиболее опасными потенциальными разносчиками бешенства и туляремии являются не кошки, а подвальные крысы. Жители Минска, вероятно, заметили: если в подвалах «явочным порядком» живут кошки, крысы исчезают. А там, где кошек выловили, добегают чуть не до девятого этажа.

Городские кошки выполняют функцию санитаров. Мы хотим, чтобы в Беларуси (подобно нашим ближайшим соседям) прекратился их тотальный отлов. Вместо него предлагаем ввести программу легального проживания в городских подвалах ограниченного числа кошек – стерилизованных, вакцинированных от бешенства и микроспории. В ближайшее время будем обращаться с таким предложением в Министерство жилищно-коммунального хозяйства.

– Какие еще идеи появились после поездки в Лондон?

– В наших ветеринарных клиниках используют для наркоза препарат «Ксилозин». Как выяснилось на конференции, это только одна составляющая наркоза, а их должно быть две-три. Вдобавок к «Ксилозину», необходимо, как минимум, добавлять препарат «Биокетан».

Для усыпления животных в Минске используется препарат Т61. Во всех странах его применяют только вместе с наркозом, чего у нас не делается.

В Европе (а сейчас и в Прибалтике) для усыпления используют препарат «Пентобарбитон содиум», который включает наркоз. В Беларуси его не закупают. По-видимому, причина в том, что этот препарат группы А относится к наркотическим средствам и требует строгой отчетности. Но почему в Прибалтике им способны обеспечить, а у нас нет?

Глобальное направление развития Беларуси определено как путь к европейской цивилизации. В ее понятие входит и гуманное обращение с животными. Думаю, мы вполне способны идти по этому пути вровень с Россией, со странами Балтии, с другими нашими соседями. Понятно, что сознание общества невозможно изменить в один миг. У англичан есть хорошее выражение: «Step by step» – шаг за шагом. Так и нужно двигаться в работе с животными и людьми.

Наиболее опасными потенциальными разносчиками бешенства и туляремии являются не кошки, а подвальные крысы. Если в подвалах «явочным порядком» живут кошки, крысы исчезают. А там, где кошек выловили, добегают чуть не до девятого этажа. Городские кошки выполняют функцию санитаров. Мы хотим, чтобы в Беларуси прекратился их тотальный отлов. Вместо него предлагаем ввести программу легального проживания в городских подвалах ограниченного числа кошек – стерилизованных, вакцинированных от бешенства и микроспории.