НЕ ЗВЕЗДА

Станет ли когда-нибудь тело «Мисс Беларусь» личностью? Необычайно быстро утихли толки и восхищенные вздохи. Кстати, а было ли восхищение? А вот кривотолки были точно: от разочарованных «ну, я не знаю, чем она лучше других?» и до очевидно негодующих «как можно выбрать мисс, не задав ей ни одного вопроса?»

По каким-то причинам интеллектуальный конкурс действительно был забыт. Может, к нашему всеобщему счастью. «Зато как красиво все получилось!» – говорили зрители, особенно те, кому посчастливилось увидеть шоу вживую, а не с экрана телевизора.

МИСС БИКИНИ СТРАНЫ

Безусловно, есть общие каноны красоты: горбатеньких, с лишним весом, к счастью, на сцене не было. Все девушки были хороши, не уступали друг другу по характеристикам внешних данных. Но разве этого достаточно, чтобы определить качества личности?

– У меня как у независимого эксперта есть кое-какие сомнения, как можно по результатам конкурса дефиле раздавать такие титулы, как «Мисс страны», – говорит Ирина СЕНЧЕНКО, бывший менеджер иностранного модельного агентства «Метрополитан». – Это понятие более емкое, чем «Мисс бикини». Но это, к сожалению, именно то, что я увидела на сцене. Мне было неловко за организаторов конкурса, которые пригласили высших должностных лиц на конкурс «мисс Бикини». Представительница нашей страны, как и первые красавицы других государств, должна принимать участие в международных форумах, давать интервью, проводить благотворительные акции, интересоваться общественной жизнью. Но как можно выбрать девушку для столь ответственной и сложной работы, не дав ей возможность и рта раскрыть. От греха подальше. А представляете, какой бы был у Беларуси рейтинг, если бы, помимо спортивных достижений, наша страна стала бы известна умными, красивыми, порядочными девушками? Тем не менее мы продолжаем выбирать красивые тела и лица, совершенно не интересуясь личностью, умственными задатками участниц. По совести выбирать красивую умницу следует даже не посредством тех вопросов, ответы на которые, как домашние заготовки, мы слышали в предыдущих шоу.

Нехорошо: мы приходим на праздник, а нас дурачат. Получается просто праздник для какой-то группы девочек, из года в год кочующих по этому конкурсу.
Даже если рассматривать это событие как шоу, нужно так же серьезно к нему относиться: выбрав достойную мисс, которой все смогли бы гордиться, мы подняли бы престиж модельного бизнеса. Хотелось бы больше прозрачности, чтобы каждый мог знать, чем занимается мисс, восхищаться ее поступками, вот тогда не было бы невероятных историй и домыслов о том, каким образом все куплено, насколько грязен мир моды и прочее.

В этом году девушки вообще рот не открывали. Видно, это никому и не нужно. Например, два года назад отказали в участии великолепной, на мой взгляд, девушке, владевшей ко всем своим достоинствам еще и китайским языком. Равных ей не было, но, по непонятным мне причинам, ее не пустили дальше полуфинала. Жаль, что никто не удосужился посмотреть в будущее и предвидеть, как хорошо выглядела бы такая девушка, общаясь с прессой Китая (а именно там проводился конкурс «Мисс мира») на столь сложном китайском языке. Почему ей отказали мне не понятно: все было при ней – и ум и красота. Мне неприятны эти закулисные игры. Жюри, например, всегда определенно кто-то подсказывает. По крайней мере, один из членов жюри (мой хороший знакомый) рассказывал, как, будучи в первый раз на таком шоу, он терялся: восхищенный, он не обращал внимания на мелкие недостатки, ему нравились все девушки, выбрать единственную он был не в состоянии. Если мы хотим, чтобы все было качественно, то лучше бы посоветоваться со специалистами. Девушек для «Мисс Беларусь» я бы посоветовала искать на таких благопристойных и приличных мероприятиях, как бал выпускников с участием лучших студентов страны: участницы в дополнение ко всем достоинствам были очень хороши собой.

Если представить, что «Мисс Беларусь» – просто шоу, и нашей стране совершенно не нужна образованная и очаровательная особа – представитель, то и тут без разочарования не обойтись. На первичный кастинг хоть и пригласили в жюри людей уважаемых, но все же допустили большой минус: в продаже билетов на шоу не было, каким образом они распределялись, мне не известно, но так или иначе, доступа зрителей к отборочному туру не было. Меня очень опечалила бесконечно падающая с головы мисс корона. В идеале не корона должна быть тяжела, а ношение самого титула «Мисс Беларусь»

Я не знаю, чьи это недоработки, но всякий раз, выключив телевизор после таких конкурсов, хочется думать, что у нас все на европейском уровне: безупречно и здорово.

ЧЕМУ ЖЕ УЧАТ В ШКОЛЕ?

Трудно не согласиться, потому что так же трудно вспомнить яркую личность «Мисс Беларусь», отправившуюся на спасение жертв цунами, выступившую на женском международном семинаре со своим вариантом решения одной из проблем современности или хотя бы прочитавшую курс лекций соотечественницам о том, как стать красивой. Зачем нам вообще нужен этот конкурс, распределение титулов?.. Чему учат в школе и для чего?

– Я бы не была столь категорична, отвечая на вопрос о серьезности «Мисс Беларусь». Но, в первую очередь, это яркое шоу, – говорит Ольга СЕРЕЖНИКОВА, директор и художественный руководитель Национальной школы красоты. – Не нужно преувеличивать возможности конкурса: вопросы, которые традиционно задаются девушкам, не призваны раскрыть их интеллектуальный уровень. Это всего лишь элемент шоу, закон жанра, в своем роде, такие вопросы задают красавицам на любом конкурсе. Мы не имеем права усложнять эти примитивные задания, как «с кем бы вы хотели очутиться на необитаемом острове» или «что в вашем понимании – Родина». Меня лично эта часть соревнования всегда веселила, но все же я считаю, что таким образом невозможно определить умственные способности. К тому же девушки волнуются, будучи первый раз на сцене. С другой стороны, если бы мы решили оставить конкурс вопросов, то люди все равно нашли бы к чему прицепиться: кто-то плохо или глупо ответил, давайте будем над этим смеяться.

– То есть универсального метода раскрыть внутренний мир участницы нет?
– Национальная школа красоты – это большая художественно-постановочная группа, которая в течение двух недель готовит девушек к конкурсу. Все это время мы общаемся с участницами, видим их с разных сторон и, естественно, можем о каждой из них составить собственное мнение. Сотрудники школы (хореографы, педагоги, психологи, стилисты) также входят в состав жюри. Работая с ними, мы обращаем внимание не только на внешние данные, к тому же при первичном отборе они все уже отличаются привлекательностью.

За отпущенное нам время мы должны определить не просто красавицу, а, в первую очередь, человека, с которым мы хотели бы работать после конкурса. Школа обязательно заключает с девушкой-победительницей контракт на 2 года. Поэтому к нашему мнению в выборе девушки-мисс жюри прислушивается: нам с ней работать.

Члены жюри, хоть это и знаковые, уважаемые люди в Беларуси, но они видят девушек-конкурсанток всего несколько раз во время репетиций и на конкурсе: они включаются в работу в процессе конкурса, болеют за кого-то, отдают кому-то предпочтение, но на завтра они уходят, а нам с выбранным человеком работать дальше.

– Что значит работать? Что входит в задачи Мисс?
– После конкурса Мисс работает моделью. Обладательницы титулов имеют право ездить на международные конкурсы. К сожалению, белоруски не участвуют в большинстве из них, поскольку взносы на участие слишком велики. Нами выкуплены права только на «Мисс мира» (просто участие обходится в 9 тысяч долларов) и «Мисс Европы» – 600 евро. Но в этих конкурсах, самых престижных, мы будем обязательно участвовать.

– А как с общественными нагрузками: входит ли в планы Мисс благотворительность и подобные деяния?
– Практики милосердия у нас немного. Разве что пару раз ездили в детские дома. Но это оказалось очень тяжело и для нас, и для детей. Дети очень к нам привязались и просто висели у нас на руках, спрашивая, придем ли мы к ним еще раз. По дороге домой мы все плакали. Кстати, сами директора детских домов против подобных посещений – пустые обещания и обнадеживание для ребят отнюдь не благоприятны.

– А чем будет заниматься победительница этого года, Екатерина Литвинова?
– Она только что защитила диплом, закончила белорусско-российский экономический институт в Могилеве. Осенью Екатерина будет участвовать в международном конкурсе красоты «Мисс Мира» и будет сотрудничать с нами в качестве модели.

– Была ли Екатерина безоговорочным выбором всех членов жюри?
– Есть интересный момент: мужчины в жюри менее объективны: глядя на такое количество красивых девушек, они не замечают мелкие недостатки, им нравятся абсолютно все или участницы с пышными формами. В жюри у мужчин и женщин зачастую не совпадают мнения. И, наверное, это правильно, ведь понимание красоты очень субъективно. Но одно я могу сказать вам с уверенностью: в нашем конкурсе все честно, хотя обычно верит этому только та девушка, которая победила, она знает, что никому денег за победу не платила.

МНЕНИЕ «ЭН»

Согласиться можно и с Ольгой: действительно важно не ошибиться в выборе, поскольку работать с победительницей придется именно Школе Красоты. Но так хочется верить, что утихшие после конкурса разговоры и восхищения не говорят об еще одной потере так и несостоявшегося героя, личности.

1
Оставить комментарий

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Анонимно

комерии Ирины Сенченко (кстати, кто она такая — так и непонятно, потому ч то в беларуси такого агентства, как «метрополитан» не существует) переполнены завистью и озлобленностью — это очень чувствуется. Только к кому и к чему — непонятно. Можешь сделать лучше — СДЕЛАЙ. Кто не дает?! Но очень легко порассужать на досуге, «лежа на диване», как все плохо… а вот сделать очень трудно. Сделай альтернативный конкурс, например, «Краса Беларуси»(как в России), если сделаешь лучше — тогда можешь критиковать и указывать на недостатки. Увидели в жюри одного чиновника — и схватились за него, и мусолят. А то, что он глава оргкомитета… Подробнее »