ПРАВО НА КАССАЦИОННУЮ ЖАЛОБУ

Дело по исковому заявлению Анны Коваленко о лишении родительских прав отца ее ребенка рассматривалось в суде Советского района г. Минска в течение трех месяцев. Одновременно в том же суде рассматривался и встречный иск к Анне Коваленко об определении порядка участия отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка. Решение, принятое судом 7 июня 2006 года, вынудило Анну Коваленко обратиться на прошлой неделе с кассационной жалобой в коллегию по гражданским делам Минского городского суда.

НЕСМОТРЯ НА ВСЕ ДОВОДЫ…

О причине обращения Анны Коваленко в суд наша газета писала месяц назад в материале «Право на тревогу» («ЭН» № 21 от 25.05.06.). Как следовало из объяснений Анны, «одним из главных оснований для иска являлось опасение за нахождение моего ребенка на территории Беларуси».

Так как сразу же после нашей публикации судьбой Анны Коваленко и ее сына заинтересовалось центральное телевидение и в республиканских новостях было открыто названо гражданство Собхи и фамилия, то и мы не видим больше смысла корректно скрывать это от наших читателей.

Как было установлено в судебном заседании, Анна и Собхи Траболси зарегистрировали свой брак в Республике Ливан 10 октября 2001 года, хотя сама Анна поясняла, что в официальном браке не состояла и не состоит.
27.06.2005 г. в Минске у Анны родился сын. Спустя месяц на основании личного заявления родителей отцом ребенка был признан Собхи Траболси, и в книге регистрации отдела ЗАГС Администрации Советского р-на г. Минска была произведена соответствующая запись. Основанием признания отцовства послужило то обстоятельство, что для Анны, прежде всего, Собхи является биологическим отцом ребенка, и, кроме того, она собиралась оформить брак с ним и жить в Беларуси.

Однако, как утверждала Анна, все дальнейшие поступки Собхи показали отсутствие у него намерений жить с ней в браке и воспитывать ребенка. Далее следовал длинный перечень обоснований данного заявления, как то: «Он не оказывает материальной помощи, не проявляет интереса к здоровью и жизни ребенка. Угрожает похитить ребенка и забрать в Ливан, воспитывать его истовым мусульманином, который будет бороться против неверных».

Несмотря на все представленные Анной доводы и доказательства и даже то, что ее иск поддержал представитель управления образования администрации Советского р-на г. Минска, суд решил, что доводы истицы не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства. Поэтому в удовлетворении исковых требований к Собхи Траболси о лишении его родительских прав было решено отказать. При этом был определен следующий порядок участия отдельно проживающего отца в воспитании сына: при нахождении Собхи Траболси на территории РБ, разрешить ему встречаться с сыном Ибрагимом Сергеем по средам и пятницам, с 14.00 до 16 00, ежегодно, по месту жительства ребенка в присутствии матери.

СУД УСТАНОВИЛ, ПРИНЯЛ И НЕ УЧЕЛ…

Шокированная таким решением Анна долго не могла прийти в себя и лишь спустя две недели, подав кассационную жалобу в коллегию по гражданским делам Минского городского суда, согласилась рассказать нам об основных ее положениях.

«Вопреки логике и смыслу закона, в нарушение ст.44 Конституции РБ (в которой сказано, что государство гарантирует охрану личной собственности и неприкосновенность жилища) суд постановил решение о том, что свидания Собхи с сыном будут в квартире моих родителей (принадлежащей им на праве собственности). Родители были категорически против этого. И они не намерены пускать Собхи к себе, поскольку опасаются и считают его поведение оскорбительным и непредсказуемым.

Суд установил свидания с ребенком человеку, который вообще не владеет русским языком, не может общаться с ребенком, не поймет даже, что именно будет просить ребенок, находящийся на грудном вскармливании. И все это вопреки мнению врача, считающего, что такие встречи повредят ребенку; вопреки мнению органов опеки и попечительства, полагающих, что подобные свидания недопустимы, и ответчика надо лишить родительских прав.
Судом не учтены мои доводы о том, что я не получала никакой материальной поддержки от ответчика, он не участвовал в воспитании ребенка все это время и вплоть до суда не оказывал материальную помощь ребенку.

Суд не дал оценку тому обстоятельству, что банковская карточка, на которую ссылается ответчик, как на доказательство его материальной поддержки, не действует, заблокирована.

Суд не дал оценку моим доводам о лживости характера ответчика, нашедшем подтверждение в материалах, истребованных судом из органов ЗАГС. В них при установлении отцовства Собхи указал, что работает в белорусской строительной фирме в Минске. А это является ложным сведением, поскольку он ни дня не работал в Беларуси, являясь контрактником – военнослужащим в Ливане.

Суд принял как доказательства документы, представленные суду иностранным подданным из другого государства вопреки требованиям белорусского законодательства о предоставлении таких документов только через МИД. Ливанский консул, знавший о незаконном присвоении гражданства Ливана ребенку, присутствовал в суде и предоставил запросы и документы в нарушение требований закона, чем оказал воздействие на постановление судебного решения.

Кроме того, суд не учел, что вопреки моему желанию и белорусскому закону, Собхи сделал ребенка гражданином Ливана, представив ложные сведения, утаив от ливанских властей, что ребенок – гражданин Республики Беларусь. И теперь при наличии ливанского гражданства ребенку не нужно будет мое согласие при пересечении границы, что само по себе является опасным в смысле похищения ребенка отцом, который не намерен жить в Беларуси, не сможет воспитывать ребенка в плане формирования его характера и жизненных приоритетов белорусского гражданина, предусмотренного ст.75 КЗОБС.

Суд посчитал надуманными мои доводы об угрозах со стороны ответчика о похищении ребенка и не дал надлежащую оценку доказательствам, а именно:
– показания участкового инспектора о том, что он рассматривал множество жалоб, поступивших ему от меня и моих родителей в отношении противоправного поведения ответчика, угроз жизни и здоровью ребенка, членам нашей семьи, как письменно – по электронной почте, так и в виде текстовых сообщений на мобильные телефоны мой и моих родителей.

Как могло все это оказаться несущественным даже после того, как в судебном заседании мной приводились доводы из данных МИД о том, что в Беларуси на сегодняшний день похищены 3 ребенка – ливанскими отцами, и вернуть их в нашу страну не представляется возможным?»

КОММЕНТАРИЙ

Вера СТРЕМКОВСКАЯ, адвокат, руководитель ОО «Центр по правам человека»:

«Суд мотивировал свое решение тем, что не представлено достаточных доказательств для удовлетворения исковых требований. Однако, на мой взгляд, судом не оценены надлежащим образом и не приняты во внимание доводы истицы и представленные ею доказательства, а также не применены нормы материального права, в частности ст. 75 КОБС РБ в которой сказано: «Родители обязаны заботиться о физическом, духовном и нравственном развитии детей, об их здоровье, образовании и подготовке к самостоятельной жизни в обществе. Все вопросы, относящиеся к воспитанию детей, решаются обоими родителями по взаимному согласию. При отсутствии согласия спор разрешается органом опеки и попечительства с участием родителей». О том же говорит и закон о правах ребенка, и ряд правительственных документов, принятых во исполнение программы защиты белорусских детей. А это значит, что всему этому в нашей стране уделяется особое внимание. Но какое именно воспитание может обеспечить отец, который является служащим Ливанской армии и не способен даже приезжать в Беларусь по собственному желанию, т.е. в любое время. К тому же не владеющий ни русским, ни белорусским языками.

Кроме того, согласно ст.86 КОБС РБ: «При рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, к участию в деле должен быть привлечен орган опеки и попечительства. Судебное разбирательство дел по спорам, связанным с воспитанием ребенка, назначается только после получения от органа опеки и попечительства заключения по существу рассматриваемого спора вместе с документами, отражающими выявленные обследованием фактические обстоятельства дела. Свое несогласие с заключением органа опеки и попечительства суд обязан мотивировать». В данном случае орган опеки и попечительства дал заключение, что поддерживает исковые требования о лишении Собхи Траболси родительских прав и считает нецелесообразными его встречи с ребенком.

Согласно ст.80 КОБС РБ родитель может быть лишен родительских прав, если он уклоняется от воспитания ребенка, либо злоупотребляет своими родительскими правами. Об уклонении от воспитания ребенка в данном случае свидетельствует то обстоятельство, что никакой материальной помощи до предъявления Анной иска в суд не поступало, а что касается злоупотребления, то существует опасность, о которой Анна неоднократно заявляла в компетентные органы – угроза похищения ребенка.

Все это, безусловно, ущемляет интересы ребенка и матери. А посему судебное решение, на мой взгляд, подлежит отмене как постановленное без надлежащей оценки представленных суду доказательств.
Это решение суда, кроме того, я считаю, противоречит логике и смыслу закона, и как устанавливающее свидания с ребенком в квартире родителей Анны Коваленко, тогда как они категорически против этого. В нарушение конституционных прав о неприкосновенности жилища, решением суда разрешено входить в квартиру гражданину иного государства вопреки желанию собственников. Это противоречит и ст. 44 Конституции Республики Беларусь, в которой сказано: «…Неприкосновенность собственности охраняется законом...».

Суд посчитал, что доводы и опасения матери за будущее местонахождение ребенка надуманы, в то время, как в судебном заседании выяснилось, что вопреки ее желанию ребенок стал гражданином Ливана.
С одной стороны, это может свидетельствовать о беспристрастии нашего суда к иностранным гражданам, с другой стороны, на мой взгляд, о тенденциозности в оценке доказательств. Вывод суда о защищенности ребенка от его похищения неоснователен, поскольку, как выяснилось в судебном заседании, ребенку присвоено гражданство Ливана, что противоречит законам Беларуси. Не может белорусский гражданин становиться одновременно гражданином Ливана, пока не откажется или не будет лишен гражданства Республики Беларусь. Надеемся на соответствующую реакцию компетентных органов – в том числе прокуратуры, – на данный факт и предпринимаемые в связи с этим меры (например – обращение в МИД). Ибо это может предотвратить возможное похищение ребенка, которого так опасается мать.

Как адвокат и представитель Анны Коваленко в суде считаю необходимым обратиться с кассационной жалобой в вышестоящую судебную инстанцию».