НАШИ ТРИ «НЕТ»

На прошлой неделе губернатор Алтайского края Александр Карлин, приехавший в Беларусь с житейской целью повыгоднее разжиться тракторами и иной сельскохозяйственной техникой, неожиданно стал действующим лицом большой политики. Именно ему Александр Лукашенко высказал во время встречи три «нет» по ключевым вопросам белорусско-российских отношений.

В разговоре с ним идея интеграции не отвергалась. Но было заявлено, что Беларусь «в определенных вопросах остается непреклонной». Их было названо три. «Наша страна никогда не войдет в состав Российской Федерации. Нам это не нужно. Беларусь – самодостаточная страна». Это первое «нет», которое высказал А.Лукашенко. Второе касалось валютного союза двух государств: «Нельзя ставить телегу впереди л ошади, и вопрос валюты необходимо прописать в Конституционном акте, который будет приниматься на референдуме». И, наконец, третье «нет» вновь отвергло возможность продажи «Белтрансгаза» по балансовой стоимости «Газпрому». С оговоркой, что такое может произойти, если Россия допустит Беларусь к участию в разработке на своей территории месторождений углеводородного сырья.

В общем-то позиция не новая. Только высказана предельно откровенно, что называется, без экивоков. И в ответ на вопросы явно не алтайского губернатора.

«НЕ ДОЖДЕТЕСЬ!»

Вопреки широко распространенному среди россиян мнению, абсолютное большинство белорусов ни с кем не жаждет объединяться. При условии, что социологи корректно ставят вопрос, свое согласие на вхождение в состав России дают в последние три года всего от 6 до 14% опрошенных. Желающих влиться в состав Польши еще меньше. За 14 лет независимости белорусы в полной мере оценили преимущества государственного суверенитета. Происходит рост национального самосознания населения. Белорусский язык уже не признак принадлежности к глухой деревне, как считалось ранее, а язык интеллигенции, духовной элиты общества. Он приобретает все большую популярность у молодежи крупных городов. Многие юноши и девушки интересуются национальной историей, культурой.

Последние 12 лет власть активно эксплуатировала в идеологических целях ностальгию значительной части населения по СССР. Но сейчас, по данным известного социолога профессора Олега Манаева, советскими людьми себя считают 52% жителей страны. Это еще большинство, но уже не абсолютное. Все сильнее подает голос молодежь, которая не помнит Советского Союза и своей родиной считает независимую Беларусь. Компьютерное поколение уже не хочет обитать в международной коммуналке. Об этой нарастающей тенденции в обществе власть, несомненно, знает. Кроме того, откочевать на вторые роли, что явно произойдет при объединении, – не в cтиле главы белорусского государства. Не хочется очутиться на периферии огромной страны и отечественным чиновникам. А уж о национальном бизнесе и говорить нечего. Он еще слаб и откровенно опасается не пережить вторжения более сильных конкурентов.

Уверен, что тех, кто об этом мечтает, ждут большие разочарования. Как говаривал герой старого еврейского анекдота всем, кто слишком уж назойливо интересовался его здоровьем, «не дождетесь!».

…А ДЕНЕЖКИ – ВРОЗЬ

Схема введения единой валюты Союза России и Беларуси была принята еще в начале 2001 года. Стороны договорились о том, что первоначально эту роль будет выполнять российский рубль, а впоследствии появится уже совершенно новая, именно союзная валюта. Но в прошлом году российский рубль общей денежной единицей по ряду причин так и не стал. И белорусская сторона считает, что ныне действует только одна договоренность – та, которая предусматривает введение с 1 января 2008 года нового союзного платежного средства. Отсюда и требование А.Лукашенко «прописать вопрос валюты в Конституционном акте».

Москва же не отказалась от проекта сделать единой денежной единицей работающий российский рубль. На недавней встрече Путина и Лукашенко в Санкт-Петербурге вопрос валютной интеграции, возможно, и обсуждался, но на люди не выносился. Однако в кулуарах весьма откровенно высказался министр финансов России Алексей Кудрин. Он сообщил, что переговоры об общем платежном средстве зашли в тупик. Дело в том, что Беларусь оценивает прямой ущерб от введения единой денежной единицы в 1,8 миллиарда долларов и хочет, чтобы Москва ежегодно перечисляла эту сумму.

Откуда она взялась? Эксперты в Минске утверждают, что переход на российский рубль повлечет за собой неминуемое банкротство либо поглощение российскими банками белорусских. Последует также финансовый крах многочисленных предприятий, которым пока не дают утонуть государственные дотации. Все это обернется массовой безработицей. С белорусскими экспертами солидарны зарубежные. Так, заместитель начальника отдела Европейского департамента Международного валютного фонда Балаж Хорват в начале июня высказал на пресс-конференции в Минске свое убеждение в том, что «в Беларуси еще не созданы условия, которые позволили бы повысить эффективность национальной экономики в случае создания монетарного союза с Россией». По его мнению, в первую очередь обе страны должны создать одинаковую налоговую среду и равные правила хозяйствования для предприятий. Представитель МВФ отметил, что валютный союз должен стать последним шагом экономической интеграции. О чем, кстати, давно уж твердит и глава Национального банка Беларуси Петр Прокопович.

Так что и в случае с общими деньгами А.Лукашенко не мог сказать «да».

КОЗЫРЬ В ГАЗОВОМ ТОРГЕ

Третье «нет» А.Лукашенко из иного теста, чем первые два.

Руководство «Газпрома» не раз сообщало Минску, что цены на газ для Беларуси могут и далее оставаться низкими, если компании по дешевке достанется контрольный пакет акций «Белтрансгаза». Монополия хотела выкупить свою долю по балансовой стоимости, то есть за 300 миллионов долларов. Минск же оценил эту стратегически важную для России газотранспортную систему в 5 миллиардов долларов, тем самым предложив партнерам заплатить на паритетных началах половину этой огромной суммы. Три года назад возник конфликт, который не разрешен до сих пор. И разрешать его ни белорусская, ни российская сторона явно не торопятся. «Белтрансгаз» – серьезный козырь в газовом торге с Москвой.

Совершенно очевидно, что Беларусь не согласится покупать в России газ по 200 долларов за тысячу кубометров. Во-первых, страна не сможет такую цену заплатить. Во-вторых, чтобы отказаться от предложения, достаточно сослаться на соглашение по поставкам стратегического энергоносителя в Украину, которая фактически платит «Газпрому» 95 долларов за тысячу кубометров. Но и такая цена, по расчетам экспертов, похоронит белорусское экономическое чудо. Доля убыточных предприятий возрастет по разным прогнозам до 45-50%, инфляция – до 18, а в госбюджете появится дефицит в 6-8%.

Поэтому трубный козырь будет приберегаться минимум до поздней осени, когда газовые торги с Россией вступят в решающую стадию. «Белтрансгаз» – такое же средство переговорной тактики в арсенале белорусского правительства, как предложение платить 200 долларов за газ в наборе «Газпрома».

Оставить комментарий