ОКОЛО ЧАЭС ЗУБРЫ НЕ ВЫЖИЛИ

(Продолжение путевых заметок из чернобыльской зоны)

В Украину мы въехали, заранее встретившись с моим коллегой-журналистом в Наровле. Наша дорога проходила по краю зоны отчуждения Наровлянского района. Кругом – все те же нежилые полуразрушенные разграбленные деревни.

Подъезжаем к пункту пропуска через границу Вильча. Белорусские пограничники, увидев в машине дозиметр, просят за мерить уровень фона. На земле около КПП – как в Минске. Тогда просят замерить в вагончике уровень радиации в печке, которую топят привозными дровами. На металлической конфорке почти 60 микрорентген в час – удружил кто-то пограничникам дровишками.

Украинские пограничники тоже попросили замерить у них уровень радиации (он не отличался от того, что был у белорусских коллег) и без задержек пропустили нас. Зато на украинской пустой таможне нас задержали на два часа: попался таможенник-уставник, стремившийся делать все по инструкции и немного больше.

Через пару десятков километров на очередной развилке – вновь КПП ГАИ. Вновь проверка документов и просьба замерить радиацию. Еще через несколько десятков километров подъезжаем к КПП «Дитятки» – главный въезд в зону отчуждения. Здесь довольно тщательный контроль – милиция, запрашивая администрацию станции, проверяет наше разрешение на допуск в зону. Вообще на протяжении всей поездки по чернобыльским местам Украины удивляешься огромному количеству милицейских постов. При этом выселенные деревни полностью разграблены точно так же, как в Беларуси и России.

Через несколько километров мы въезжаем в Чернобыль. От него до АЭС – 12 километров. Сразу после катастрофы Чернобыль был выселен. Теперь сюда вернулись некоторые из бывших жителей, в основном пожилые. Следом за ними здесь стали жить люди с АЭС, работающие вахтовым методом по 15 суток. Сейчас Чернобыль выглядит обычным райцентром: здесь работает гостиница, магазины, кафе. На балконах пятиэтажек сушится белье, на улицах много машин и пешеходов. Вот только практически нет в городе детей, и стоит много заброшенных одноэтажных домов.

Уже видны трубы станции, в том числе и знаменитая труба третьего и четвертого блоков. Часто спрашивают, для чего на атомной станции, которые не выделяют дыма горения, стоят эти трубы?

Они вентиляционные: к ним подсоединены большинство помещений станции – реакторный зал, машинный зал и так далее. Воздух атомного реактора фильтруется с помощью специальных фильтров на основе смол, которые задерживают радиоактивные частицы. После отработки фильтры помещают в хранилище ядерных отходов.
В стороне стоит в окружении подъемных кранов комплекс зданий недостроенных 5-го и 6-го энергоблоков.

С другой стороны дороги увидели построенное в 2003 году хранилище отработанного ядерного топлива – бетонное здание, похоже на средневековое укрепление, огороженное несколькими рядами колючей проволоки. Оно предназначено для персонала и систем выгрузки радиоактивных грузов. Хранилище находится под землей, где в водном бассейне, задерживающем излучение, десятилетиями, а возможно, и столетиями, будут храниться запаянные в бочки радиоактивные материалы.

Поражаемся размерам комплекса зданий АЭС. Длина машинного зала, к которому пристроены реакторные блоки, – около километра. Первоначально для охлаждения АЭС рядом с Припятью построили огромный пруд-охладитель длиною более 10 километров и более двух в ширину. Потом для охлаждения строящихся 5-го и 6-го блоков стали строить градильню (подобные можно видеть около ТЭЦ-4 в Минске).

Подъезжаем к главному входу. В вестибюле центральной проходной стоят турникеты с системой контроля бесконтактными картами, кругом телекамеры. Охрану станции осуществляет специальное подразделение внутренних войск – такой порядок сохранился со времен СССР. Звоним в информационный отдел, и вскоре появляется наш сопровождающий. Выясняется, что мы (благодаря украинскому таможеннику!) опоздали к посещению помещений станции и теперь можем довольствоваться лишь видом снаружи.

Огибаем станцию к смотровому павильону перед объектом «Укрытие» – так официально называют сооружение, закрывшее разрушенный 4-й энергоблок. Двухэтажное здание смотрового павильона построено специально для посетителей, в первую очередь журналистов. В смотровом павильоне находится модель разрушенного энергоблока – в общем, музей чернобыльской катастрофы с видом на сам объект. Табло показывает радиационный фон 200 микрорентген в час. Из окна открывается отличный вид на «Укрытие», но снимать его с этого места запрещено из-за того, что отсюда видна часть забора с системой охраны и сигнализации. А она стандартная для объектов подобного рода: бетонный забор, наверху – высоковольтная ограда. Дальше – несколько рядов колючей проволоки, системы видеонаблюдения, маленькие будки для охранников с бронированными стеклами и бойницами. С другой стороны здания колючую проволоку меняют на более прочную решетку, как в странах Западной Европы.

Согласно официальной версии, катастрофа произошла по стечению обстоятельств, причинами которых были существующая система государственного управления, недостаточно квалифицированный персонал и фактор случайности. По обязательствам Украины от 1995 года Чернобыльская АЭС была закрыта в 2000 году. После аварии была проведена сложная и опасная работа по разъединению общих систем 3-го и 4-го энергоблоков.

Уже через полтора года после аварии третий блок вновь стал давать энергию, и последние годы работы имел один из лучших в мире коэффициентов использования установленной мощности (82,4%). Этот энергоблок без проблем мог бы работать на имеющемся топливе еще 10 лет (другие, введенные в эксплуатацию раньше, – меньший срок). Реакторы вроде чернобыльских успешно работают на Смоленской, Ленинградской и Курской АЭС. На Игналинской АЭС в Литве тоже стоят реакторы подобного типа, только в полтора раза мощнее. Благодаря чернобыльской катастрофе они досконально изучены, и повторение 1986 года практически невозможно.

Зачем понадобилось останавливать успешно работающую станцию, тратя огромные деньги на ее консервацию?

Дело в том, что ядерным топливом реакторов чернобыльского типа является уран-238, обогащенный ураном-235. Отработав положенный срок в реакторе станции, эти элементы превращаются в «оружейный» плутоний-239. После этого можно с пониманием слушать заявления правительств США и стран Западной Европы касательно заботы об экологии и т.д.

Сейчас ведутся работы по консервации станции. Одновременно осуществляется контроль над разрушенным блоком. В настоящее время проделаны ходы – люди могут проникать даже внутрь самого реактора. Передвигаться по этим проходам сложно – после взрыва в энергоблоке в прямом смысле все смешалось. С вертолетов сыпали тонны свинца, бора, доломита и песка. Внутри «Укрытия» находится более 200 тонн топливосодержащих материалов. Уровень излучения местами такой, что и сейчас там можно находиться лишь несколько минут.

Продолжается интенсивный распад радиоактивных материалов, из-за чего температура воздуха внутри «Укрытия» – от плюс 30 градусов (по официальной информации) до 80 градусов (по информации одного из работников станции). Для посещения доступно только 25% помещений 4-го энергоблока. Часть из них контролируется датчиками, регистрирующими уровень радиоактивности, влажность, температуру и другие параметры. Если рабочий получит дозу радиации, превышающую максимально допустимую, на определенное время ему закрывают доступ в места с высокой радиацией. Иногда – навсегда. В будущем, когда придется возводить новое укрытие, встанет проблема, где взять огромное количество строителей: из-за ограниченного времени пребывания в местах высокой радиации они должны будут очень часто меняться.

Когда в 1986 году за 6 месяцев возвели «Укрытие», срок его эксплуатации был определен в 20 лет. Его стены сделаны из монолитного бетона и облицованы металлическими листами толщиной 1,2 мм. Такое же железо покрывает крышу. Постепенно «Укрытие» износилось: одна из стен наклоняется в сторону, площадь щелей превышает 100 квадратных метров, из-за чего внутрь попадают атмосферные осадки. Несколько лет назад был проведен конкурс на строительство нового «Укрытия». Наилучшим был признан проект гигантской арки. На ее строительство денег нет.

Из окна видно, как несколько рабочих в белых комбинезонах и респираторах что-то делают на «Укрытии». «Ведутся обследование и ремонтные работы», – поясняет экскурсовод. За эту опасную работу в Украине получают 200-250 долларов в месяц. Сейчас на станции работает более 3.000 человек, консервация АЭС будет продолжаться минимум несколько лет.

Выходим из павильона. Дозиметр в нескольких сотнях метров от него показывает 700-900 микрорентген в час. После катастрофы первые замеры около этой стены показывали 2.000 рентген.

Едем вдоль станции. В километре от «Укрытия» дозиметр показывает 226 микрорентген в час – немного больше, чем за 150 километров отсюда в Ветковском районе Гомельской области.

Невдалеке замечаем пасущихся лошадей Пржевальского. Их сюда завезли несколько лет назад, чтобы они поедали радиоактивную траву в районе станции. Лошади успешно прижились, увеличив поголовье с 31 до 50 особей. Еще сюда завозили зубров, но они не выжили. Возможно, из-за браконьеров.

Проезжаем место бывшего рыжего леса. После катастрофы здесь была самая большая радиация в окрестностях АЭС. Сразу после взрыва поток ветра понес радиоактивный выброс в этом направлении. Мощная радиация сожгла зеленую хвою – лес стал рыжим. Его выкорчевали и вместе с верхним слоем земли захоронили в могильнике. На этом месте высажены новые сосны.

Останавливаемся под линией электропередачи. Здесь дозиметр показывает более 2.000 микрорентген в час. Скорее всего, это электромагнитное поле ЛЭП действует на дозиметр. Но все равно оставаться долго в этом месте нет желания – уезжаем.

Василий СЕМАШКО.

Продолжение следует...

2
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Павел Тодрик

Класссс!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!Спс большое !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Анонимно

слушайте а вот мы с пациками собрались в 2012 съездить туда, но тока не легально, где можно найти человека знающего все хохляцкие посты и т д? Чтобы случайно нам в Зоне не наткнутся на охрану эту...
Охото без всяких гидов полазить где хошь, знаочевать в припятской высотке ммм.....