БУТЫЛОЧНЫЕ СТРАДАНИЯ

Совсем недавно, проходя по минской улице Гамарника, я увидел сидящую с палочкой на скамейке у дома № 20 опрятно одетую сгорбленную старушку со слезами на глазах. Подошел, спросил, что случилось, что у нее за горе и могу ли я ей хоть чем-то помочь?

Старушка удивленно посмотрела на меня, пригласила присесть. И заговорила:
– Зовут меня Анной Ивановной. А горе мое вот оно, – и она дрожащей от усталости и старости рукой указала на две рядом стоящие сумки с пустыми пивными бутылками. – С самого утра мотаюсь по городу в надежде где-нибудь их сдать. Но нигде не принимают… – глаза Анны Ивановны неожиданно снова затуманились слезами, и она продолжила свою горькую исповедь: – Я ведь всю жизнь проработала учительницей математики, а теперь целыми днями хожу по дворам магазинов и пивных ларьков, собираю пустую стеклотару. Стыдно, конечно, и еще более обидно, но что поделаешь – перед очередной пенсией нередко не хватает денег даже на лекарства, на хлеб. Вот и приходится на старости лет заниматься этим постыдным стеклотарным промыслом. Страшно боюсь встретиться в это время со своими бывшими учениками…

И тут моя неожиданная собеседница, тяжело вздохнув, с трудом встала на ноги, перекинула с моей помощью через плечо связанные стареньким матерчатым пояском две нелегкие сумки и медленно поковыляла к автобусной остановке…

И только теперь я понял, почему мы почти ежедневно встречаем в автобусах, троллейбусах, трамваях десятки подобных стариков-бедолаг с мешками, сумками, авоськами пустых бутылок. Они, видимо, как и Анна Ивановна, мотаются по городу в поисках заветного приемного пункта, где бы можно было освободиться от своего нелегкого скарба. Спрашивается, что случилось? Ведь не так давно сдать пустые бутылки в городе, за редким исключением, не было проблемой. А вся причина в том, что многие приемные пункты работают сегодня по своему усмотрению, не придерживаются никаких правил, законов. Именно приемщик решает, какую посуду будут принимать сегодня, а какую – нет. Постоянными стали ссылки на отсутствие ящиков, денег. Но когда человек соглашается расстаться со стеклотарой за полцены, тут же появляются и ящики, и деньги. Нередки и объявления о дополнительных выходных, о неожиданных сокращениях продолжительности рабочего дня.

Совсем недавно одна из уважаемых газет сделала «открытие», что в Минске был только один пункт, где принимали стандартные гладкие пивные бутылки – на заводе «Крыніца». Но это ведь, мягко говоря, абсолютная ерунда. Такие бутылки можно было сдать в любом приемном пункте города. За половину-четверть цены принимают их охотно всюду и сегодня. Вызывает сомнение и утверждение газеты со ссылкой на Минторг, что «евробутылки» не имели залоговой стоимости. Тогда уместно спросить, почему при каждом увеличении в республике этой стоимости на стеклотару, сразу же, насколько я помню, менялись и цены на пиво, расфасованное в эти злополучные бутылки?

И еще. Совершенно ошарашил меня совет «всезнающей» газеты: «Еще можно отвезти бутылки в другой крупный город». И далее: «У нас пивные бутылки принимают! – подтвердили нам на Лидском пивзаводе. – Обычные, мы на фирменную тару пока не перешли». Так что, уважаемая Анна Ивановна, побыстрее собирайтесь в Лиду!

А если серьезно, то хочется спросить: до каких пор еще будет продолжаться у нас этот стеклотарный беспредел и так всем опостылевшие бутылочные страдания? Ведь чиновникам нашим давно уже надо бы понять, что многие даже пустяковые на первый взгляд проблемы нередко перерастают в большие, по-настоящему раздражающие, будоражащие народ, вызывающие справедливое возмущение в обществе. Или здесь опять необходимо вмешательство Президента?

P. S. Кстати, на фирменные бутылки, похоже, еще и сегодня полностью не перешел ни один из минских пивзаводов. Специально обойдя пару десятков магазинов и ларьков, я обнаружил в них всего несколько бутылок с надписью «Крыніца». Все остальное пиво по-прежнему разливается и реализуется в злополучных евробутылках. А потому «скоропалительный» отказ от приемки подобной стеклотары может стать еще одной из причин загрязнения окружающей среды.

Оставить комментарий