УМЕРЕТЬ НЕЛЬЗЯ ЖИТЬ Знаки препинания в судьбе бизнеса расставит правительство

Тема развития предпринимательства в нашей стране в последнее время является все более и более резонансной. С одной стороны, официальные власти (причем на всех уровнях, начиная от главы государства, заканчивая мелкими чиновниками) заявляют, что частную инициативу нужно всячески поощрять и поддерживать...

Иногда даже возникают нормативно-правовые акты, якобы гарантирующие такое поощрение и поддержку. Но с другой стороны, бизнес с завидной регулярностью пытаются потопить. При помощи все тех же нормативно-правовых документов, обещающих скорее гибель, нежели дальнейшее развитие. «Обувной» вопрос, взбудораживший общество, – яркое тому подтверждение.

О том, что же происходит в бизнес-среде Беларуси и чего ожидать предпринимателям, корреспондент «ЭН» побеседовала с председателем Белорусского союза предпринимателей Александром ПОТУПOЙ.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ БРАК

– В последнее время все ярче проявляется тенденция ущемления предпринимателей, в частности, «индивидуалов» со стороны различных министерств и ведомств. Стоило только «Беллегпрому» пообещать не душить торговцев обувью, как тут же поползли еще более страшные слухи о чуть ли не тотальном вытеснении «ипэшников» с рынков. Насколько реален такой вариант развития событий?
– В данном случае речь идет о Постановлении Министерства торговли № 1623, касающегося разрешенного к реализации на рынках ассортимента товаров. Есть сведения, что в этот список планируется внести изменения. Запрет коснется не только одежды бывшей в употреблении, попросту говоря «секонд-хэнда», но также и предметов личной гигиены, парфюмерно-косметических товаров (здесь может все-таки произойти досрочное «изгнание» спиртосодержащих изделий), товаров бытовой химии, товаров для новорожденных (погремушки, бутылочки, соски), игрушек, посуды разового использования, консервов и пресервов из рыбы. Однако пока это «висящий» вопрос, список окончательно не утвержден. Мотивация заключается в вопросах хранения, требования по температуре, влажности и так далее. Хотя, я думаю, что обосновать такие вещи можно всегда, было бы желание.

– То есть можно сказать, что, несмотря на все увещевания и обещания властей о налаживании диалога с предпринимателями, наблюдается явно обратный процесс?
– Живым примером того, как этот диалог происходит и как в этом «болоте» все тонет, является проект Закона «О поддержке малого и среднего бизнеса» (Напомним, что этот документ планировался к рассмотрению на нынешней сессии белорусского парламента. – прим.авт.). Надо сказать, что проект, в свое время подготовленный Министерством экономики, к сожалению, вообще не был показан объединениям предпринимателей. Попал он к нам официально только через Палату представителей Национального собрания и вызвал в общем-то достаточно негативную реакцию. Отрицательные отзывы появлялись с разных позиций.

С нашей точки зрения важным было то, что документ был очень слабо обоснован. Если говорить честно, практически никак! В итоге, законопроект превратился в какую-то непонятную программку. Совершенно не ясно, что идет на смену тому закону, который был принят в конце осени 1996 года. Работа по анализу того, как все 10 лет дейст­вовал предыдущий закон, не была проделана. Например, если говорить о мерах по поддержке малого и среднего бизнеса, то в этой части законопроект не содержит ни одной нормы прямого действия, все строится на отсылочных позициях. Или, например, инфраструктура поддержки – центры предпринимательской деятельности, «инкубаторы» и так далее – прежде чем вводить это в закон, необходимо было изучить, как работают уже существующие организации.

Единственная часть, где была проделана хоть какая-то работа, касалась классификации предприятий по обороту и количеству работающих. Впервые у нас в законодательство планируется ввести такие понятия, как «микропредприятие», «среднее предприятие» и так далее. Дело в том, что здесь тоже есть некие стандарты, есть мировой опыт и его необходимо учитывать. При этом нужно адаптировать это к нашим условиям. Вообще, когда вводятся новые формы предприятий, нужно представлять модель его функ­ционирования. В итоге, эта часть стала проектом Указа, где просто отдельно классифицируются микро-, малые и средние предприятия. Но пока это все зависло.

Самое интересное, что, собрав все поправки, предложения, ППНС «завернула» документ обратно в правительство, правительство посмотрело и снова вернулось к своему исходному варианту. Вот вам и знаменитое белорусское болото: швырнули камень, все булькнуло, круги разошлись, а ряска как стояла, так и стоит на месте. В результате, проект закона не был внесен на осеннюю сессию, теперь еще не известно, будет ли он рассмотрен на текущей сессии нижней палаты парламента.

Потенциал, который есть в экспертных кругах предпринимательских объединений, используется слабо, что ставит сам факт диалога под сомнение. Уж если такой закон тщательно не был проработан, что уже говорить об остальном. В результате мы просто имеем законодательный брак, когда трудно объяснить, зачем нужен этот документ и чем он обоснован.

«ТЫ СКАЖИ, ТЫ СКАЖИ: «ЧЁ ТЕ НАДО, ЧЁ ТЕ НАДО?»

– В среде индивидуальных предпринимателей широко распространено мнение, что в ближайшей перспективе их деятельность станет вообще невозможной. Плотность же малых предприятий аномально мала. Чего же ждать белорусскому бизнесу в дальнейшем?
– Вообще надо сказать, что в этом году ситуация как бы «подвисла». Все полагали, что по итогам выборной кампании, которая прошла в Беларуси, все-таки будут какие-то движения в отношении бизнеса. В нашем законодательном пространстве нужно что-то вроде Директивы №2, которая бы ясно дала установку на максимальное развитие предпринимательских структур. Мы продолжаем недобирать по количеству (у нас 3 малых предприятия на 1.000 населения против 7 в России). Нужно развиваться, нужны нормальные инвестиции, чтобы могли сделать что-то, кроме белорусского автомобиля иранской сборки.

– Что в связи с этим необходимо предпринять в первую очередь?
– Нам надо понять, чего хочет правительство, чего хочет руководство. Потому что сейчас происходит такое тихое скрытое «удавление». Блокируются определенные рынки, по сути дела у многих предпринимателей изымается возможность продавать весьма и весьма доходные товары. Понятно, что это некие монополисты серьезные торговые системы лоббируют. Примеров тому масса: недавняя история с обувью, которая пока не закончилась слишком трагически, но совершенно очевидно, что некая отечественная обувь получит большие преференции. Есть проблемы с арендой, когда блокируются наиболее выгодные места, и так далее.

Принципиальной проблемой является стратегия развития индивидуального предпринимательства, максимально четкое прояснение перспектив деятельности ИП на ближайшие годы. Обсуждение такого рода мы полагаем исключительно важным и считаем, что оно должно вестись на очень высоком уровне. Вопрос заслуживает вынесения как минимум на заседание Совета министров РБ с подготовкой проекта соответствующего нормативно-правового акта на уровне Указа Президента РБ или Постановления Совета министров РБ.

– Сейчас, например, много говорится о переходе «индивидуалов» в корпоративный бизнес…
– Мы хорошо понимаем необходимость развития малого бизнеса в стране. Но здесь надо обеспечить нормальный мост для перехода состоявшихся предпринимателей в корпоративный бизнес. Условия должны быть приемлемыми, а это, к сожалению, пока не так. Люди боятся регистрировать предприятия, учитывая все дополнительные серьезные трудности, расходы, проблемы.

Модель микропредприятий должна быть четко видна. Нужно ясно объяснить перспективы. В частности, на мой взгляд, до введения в действие системы микропредприятий и отработки модели функционирования предприятий имеет смысл заморозить все действия, направленные на усложнения и ограничения работы ИП, более того – устранить ряд усложнений и ограничений с тем, чтобы многие ИП могли аккумулировать свои ресурсы для создания тех же микропредприятий. Мы считали бы целесообразным просто объявить мораторий на упомянутые усложнения и ограничения, по крайней мере, до конца 2007 года.

Оставить комментарий