ТОПОР НАД ЧУДОМ

СОЮЗНИК ТРЕБУЕТ ПОДЕЛИТЬСЯ

В тот день, когда в Санкт-Петербурге встречались Владимир Путин и Александр Лукашенко, Агентство газовой информации сообщило: «Газпром» в ходе прошедших в апреле предварительных переговоров предложил Беларуси покупать природный газ в следующем году по 145 долларов за тысячу кубометров. Ранее заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Рязанов уже сообщил Минску о намерении повысить стоимость поставок сразу втрое, но конкретную цифру не называл. Теперь цена российской стороной определена и заявлена на торгах.

Кроме того, Москва собирается увеличить стоимость сырой нефти, продаваемой Беларуси. На льготной цене наша страна зарабатывает сейчас около 15 долларов на перегонке каждого барреля российского «черного золота». Нефтяным монополиям это тоже выгодно. Минск установил низкие экспортные пошлины на продукты нефтепереработки, и компаниям есть резон продавать свой товар на европейском рынке именно через Беларусь. В прошлом году в Мозырь и Новополоцк поставлено на переработку почти 20 миллионов тонн нефти. При барышах все. Кроме бюджета России. Поэтому в специальном письме Москва потребовала от своего союзника делиться прибылью от продажи нефтепродуктов, произведенных из российского сырья. Второе условие – уравнять в нефтяном бизнесе экспортные пошлины двух стран, как и предусмотрено таможенным соглашением Союзного государства. Выполнение этих требований чревато для белорусской казны ежегодным недобором как минимум миллиарда долларов доходов. Чтобы оценить потерю, достаточно сказать, что именно такая сумма выделяется из бюджета на поддержку села.

ЕСЛИ ГРЯНЕТ НЕФТЕГАЗОВЫЙ ГРОМ…

Сейчас эксперты активно обсуждают, чем грозит стране рост цен на импортируемые из России энергоносители. Многие сходятся во мнении, что даже незначительное повышение их стоимости болезненно скажется на состоянии белорусской экономики и социальной сферы. Дело в том, что даже сегодня, при воистину спонсорской цене на газ в 46,68 доллара за тысячу кубометров, две трети предприятий страны либо убыточны, либо имеют уровень рентабельности не более 5 процентов. Энергоемкость производства вдвое, а то и втрое выше среднеевропейской. Убытки покрываются в первую очередь высокоприбыльным экспортом в Европу дизельного топлива, произведенного из дешевой для Беларуси российской нефти. В январе-феврале за ее тонну страна платила 249 долларов. А тонну солярки продавала за границей в среднем по 408 долларов.

Но это не спасает многие другие отрасли от потери конкурентоспособности. В первом квартале, к примеру, традиционно высокий экономический рост на 10,9 процента сопровождался одновременным увеличением запасов непроданной продукции на складах предприятий. С начала года они выросли почти на треть и составили 60 процентов к среднемесячному объему производства. Началось и снижение заработной платы. В марте она составила в среднем по стране 259 долларов, что на 2,2 процента меньше, чем в декабре. Эксперты считают, что белорусской экономике из-за невысокой производительности труда и доходности все труднее удерживать зарплату на прежнем уровне.

При повышении цен на энергоресурсы проблемы, естественно, обострятся. Конкретные потери при заявленном «Газпромом» тарифе в 145 долларов еще точно не подсчитаны, но близкие величины в расчетах уже фигурируют. Так, эксперт Всемирного банка Марина Баканова пришла к выводу, что при повышении цен на нефть до 80 процентов от уровня мировых, а на газ до 110 долларов за тысячу кубометров, Беларусь потеряет в следующем году 4% валового внутреннего продукта (ВВП). Поставки же нефти по ценам мирового рынка, а «голубого топлива» по тарифу в 160 долларов, приведут к потере уже 9% ВВП. Возможности для смягчения шока невелики. Ожидаемый эффект от повышения тарифа на транзит российского газа через территорию Беларуси вряд ли превысит 1% ВВП. Ведь газопровод Ямал-Европа принадлежит «Газпрому». Диктовать ему ценовые условия весьма затруднительно.

Если грянет нефтегазовый гром, больше всех пострадают предприятия нефтехимии и машиностроения, которые обеспечивают более половины экспортных поставок страны. Они потеряют способность дотировать жилищно-коммунальное хозяйство, что вызовет резкий рост цен на его услуги. Чувствительно подорожают и потребительские товары.

О своих повышенных рисках заявил и Национальный банк. Первый заместитель председателя его правления Юрий Алымов сообщил депутатам парламента, что скачок цены на газ даже до 95 долларов за тысячу кубометров приведет к снижению валютной выручки и золотовалютных резервов. Возникнут проблемы и с курсом белорусского рубля.

Короче говоря, над белорусским экономическим чудом занесен топор. И над социальным тоже. Ведь их почва – дешевые энергоресурсы из-за пределов страны. Поскольку своих в достатке нет и вскоре не предвидится.

ЦУГЦВАНГ

Радикальный выход из ситуации – переход на современное ресурсосберегающее производство. Но тогда придется осуществлять экономические реформы. Уменьшать государственный сектор, в который входит сейчас 80% предприятий, а проще говоря, провести приватизацию. Допустить иностранные инвестиции, с которыми придут и новейшие технологии.

Серьезного зарубежного капитала в Беларуси пока нет. В том числе и российского. Если не считать заемные средства, то объем накопленных инвестиций России в экономике своего ближайшего союзника составил в прошлом году всего 94 миллиона долларов. Это впятеро меньше вклада в украинскую экономику. Да что Украина с ее огромной промышленностью! Российский капитал направил средств в 1,6 раза больше в экономику маленькой и не всегда дружественной Молдовы!

За этим – большая политика. Нынешняя белорусская государственная система ориентирована на административно-хозяйственные методы управления. Рыночное регулирование выполняет вспомогательные функции. Зато власть может все контролировать и регулировать, поддерживать предприятия и целые отрасли-доходяги за счет чужой прибыли, к банкам присоединять колхозы, проводить грандиозные «Дожинки» и «Славянские базары»… Много чего можно при этой по сути старой советской системе. Одним она плоха: неизбежно начинает производить продукцию, которая не пользуется спросом.

Но вот придет иностранный капитал с его ноу-хау. Им, во-первых, не покомандуешь, как государственными предприятиями. А во-вторых, переход на современное производство неизбежно приведет к сокращению численности работников. В белорусской же экономике, по оценке экспертов, скрытая безработица составляет минимум 20 процентов персонала. При неразвитости частного предпринимательства это шило быстро вылезет из мешка наружу. Чего тогда стоят все рассуждения идеологической вертикали и государственных средств массовой информации о народном государстве, об особом бескризисном пути Беларуси! Нет, экономические реформы в качестве средства избавления от энергетической зависимости нынешней власти явно не подходят.

Иные пути выхода активно подсказывает российская сторона. Руководители «Газпрома» не раз прозрачно намекали, что цены на газ для Беларуси могут и далее остаться спонсорскими, если монополии по дешевке достанется контрольный пакет акций «Белтрансгаза». «Газпром» хотел выкупить свою долю по балансовой стоимости, то есть за 300 миллионов долларов. Минск же оценил эту стратегически важную для России газотранспортную систему в 5 миллиардов долларов, тем самым предложив партнерам заплатить на паритетных началах половину этой огромной суммы. Возник конфликт. Но суть его значительно глубже простого расхождения в ценах между продавцом и покупателем. У белорусской экономики и жилищно-коммунального хозяйства – газовая энергетическая основа. И тот, кто контролирует «Белтрансгаз», контролирует всю страну. Александр Лукашенко терять свой контроль над ней, понятное дело, не хочет.

Не выход для него и уступчивость в вопросе введения российского рубля в качестве единого платежного средства Союзного государства. Хотя недавно из Москвы вновь последовала подсказка: общая валюта упростит расчеты за газ. В официальных кругах Минска дипломатично промолчали. Зато откровенно высказался бывший председатель Национального банка, а сейчас видный оппозиционер профессор Станислав БОГДАНКЕВИЧ: «Это для Беларуси не то, чтобы невыгодно. Это утрата независимости.

В общем, цугцванг, как говорят шахматисты. Любой ход белорусской власти, направленный на то, чтобы как-то приспособиться к грядущему шоковому повышению цен на энергоресурсы, для нее плохой. Остается одно: постараться сохранить все, как есть».
Отважится ли Кремль резать без анестезии?

Прежде всего Минск старается заинтересовать «Газпром» инвестиционными проектами, способными склонить его к значительному уменьшению запредельной цены на газ. Предлагается участие на льготных условиях в строительстве второй ветки газопровода Ямал-Европа, создание совместного предприятия на Березовской ГРЭС, модернизация завода минеральных удобрений «Гродно-Азот» и другие. Правда, неизвестно, примет ли всесильная монополия все это в качестве «отступного» за «Белтрансгаз». Если откажется, то выбор будет небольшой: или труба в качестве платы за газ, или труба белорусскому экономическому чуду.

Но надежду на то, что Кремль не отважится резать без анестезии, наша правящая элита не теряет.
«Белорусское правительство будет придерживаться тех соглашений, которые заключены с российским правительством о равных коммерческих ценах на газ как для российских, так и для белорусских потребителей», – заявил премьер-министр Сергей Сидорский.

Что же касается требования российского правительства унифицировать экспортные пошлины на нефтепродукты, то его выполнение возможно только при создании абсолютно равных условий хозяйствования в рамках Союзного государства. Об этом сообщил журналистам заместитель председателя госконцерна «Белнефтехим» Сергей МИШИН.

Здесь не бравада. Здесь уверенность в том, что Кремль не отважится на ревизию своей прежней политики в отношении Беларуси. Вот выпустит дымовую завесу накануне саммита «Большой восьмерки» в Питере, где придется ответить на вопросы о ситуации с демократией у ближайшей союзницы, – и все пойдет прежним путем. И по прежним схемам. Нефтяным и газовым.
Тогда белорусское экономическое чудо еще поживет.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о