МЫ РАВНЫ ИЛИ БЕЗЛИКИ?

Министерство образования считает централизованное тестирование наилучшим решением для вступительных экзаменов. Абитуриенты и преподаватели сомневаются в его превосходстве.

Многих интересует, с какой именно целью четыре года назад традиционные вступительные экзамены были заменены тестами европейского и американского образцов. Надо полагать, школьная программа и качество обучения также достигли западного уровня. До вступительных тестирований осталось меньше месяца, и неоднозначное отношение к ним вызывает все новые споры. За разъяснением ситуации мы обратились к официальным представителям Министерства образования, к абитуриентам, а также к преподавателям вузов, ведущих подготовку ребят к поступлению.

НЕБЫВАЛЫЕ ПЕРЕМЕНЫ

Тестирование представляет собой внушительный список вопросов и ответов на них в виде галочек, крестиков и номеров вариантов правильных суждений. Тем не менее директор Института контроля знаний Николай ФЕСЬКОВ утверждает, что такая проверка знаний позволяет увидеть не только уровень подготовки, но и творческие способности абитуриента. Даже тестирование по гуманитарным дисциплинам. Но что самое важное, нововведение способно поставить всех в равные условия, а также защитить поступающих, скажем, от предвзятого отношения со стороны члена экзаменационной комиссии.

– Где гарантия, что член комиссии не заинтересован поставить кому-то более высокую оценку? Это очень сложно проверить, – объясняет Николай Феськов. – Что касается объективности подхода к знаниям абитуриента, равной тестированию системы нет. Представьте: 12 июня 96 тысяч человек садятся за одни и те же столы, на всех воздействуют те же самые магнитные бури, одинаково для всех греет солнце, время для работы над тестом, его содержание – все одинаковое, все находятся в равных условиях.

– Многие абитуриенты, подготавливаясь к тестированию на курсах и по учебникам, жалуются на некорректно сформулированные вопросы, наличие двух логически правильных ответов, из которых только один, по чьему-то мнению, допустимый…
– Любая система имеет свои недостатки, в том числе и тестирование. Многое зависит от того, насколько профессионально составлен тест. Те задания, которые рассматриваются на подготовительных курсах, те книжки, на которых большими буквами написано «централизованное тестирование», – это все совершенно не то, что будет при поступлении.

– То есть подготовиться к тестированию в принципе невозможно?
– Если покупать сборники тестов, то лучше наши, Института контроля знаний: у нас несколько авторских коллективов, которые работают по особенной технологии.

– Не имея ответа на некоторые из заданий или сомневаясь в них, может ли абитуриент записать их на листок, и дома, после тестирования, разобраться с пробелами в знаниях?
– Нет. В зал тестирования можно заходить и выходить только с паспортом и гелиевой черной ручкой. На физику и химию можно принести простейший калькулятор. На математику и на биологию – нет. Бумагу для записей или черновик выдадут на месте. После их придется оставить вместе с бланками ответов. А далее – дело машины: тест сканируется, заносится в память машины, выставляется оценка.

– Как происходят апелляции? Что и как докажет абитуриент машине?
– Апелляции как таковой у нас нет. Лишь в процессе тестирования поступающий имеет право заявить, что, на его взгляд, какой-то из вопросов сформулирован некорректно или в нем ошибка. В таком случае составляется протокол и направляется к нам. И если ошибка действительно есть, мы засчитываем всем присутствовавшим на тестировании это задание как правильно выполненное. Оспаривание неправильных подсчетов машины не предусмотрено. Мы сами не ставим оценки, подсчитав правильные ответы: специальная компьютерная программа определяет, каков окончательный результат.

МЕНЕЕ РАДУЖНО О ТОМ ЖЕ

Все мы помним себя юными шестнадцатилетними подростками, неудовлетворенными собой внешне и внутренне. Многие ли из нас в том застенчивом возрасте смогли бы подняться и на огромную аудиторию заявить, мол, я считаю, задание сформулировано некорректно? Единицы.

Рассказывает Надежда Иванова (по очевидным причинам фамилия изменена), преподаватель столичного университета, подготавливающий ребят к вступительным экзаменам по предмету «Человек. Общество. Государство» (ЧОГ):

– Я могу судить о ситуации не только по тем тестам, которые формирует БГУ, я прорабатывала официальные тестирования предыдущих лет. Действительно, формулировка некоторых заданий просто некорректная. Ответ на вопрос: «какой орган защищает человека от проникновения в его тело инфекций» – был самый невиданный – кожа. Разве кожа – орган? Но самое ужасное то, что школьники перестают думать, вызубривая учебник, на основе которого составляются тесты. Им важно запомнить правильный ответ из школьного пособия, и, совершенно не вникая в смысл вопроса, они разучиваются думать логически, и даже просто говорить.

Тесты усредняют знания и мировоззрения, привлекают к работе память, но не мышление. Безусловно, тесты должны быть, но не в варианте основного испытания. Было бы меньше проблем при сдаче того же ЧОГ письменно: у ребят была бы возможность избежать обидных недоразумений. Например, машина при проверке заданий поймет «общество», как правильный ответ, но слово «социум» будет считаться ошибкой. В бланке ответов нередко дается пропуск, чтобы вставить только одно слово, а правильный ответ подразумевает два, а то и три. Есть просто непредсказуемые находки авторов школьного учебника. Знаете, какой характер носит субкультура? Из всего многообразия логических ответов автор выбрал понятие «волнообразный». Что этим хотелось сказать, остается только догадываться.

Копирки английских слов в тестовых заданиях сбивают с толку тех, кто учил французский или немецкий. В прошлом году по ЧОГ проходной балл был ниже среднего уровня. Чему учат в школах? Не может ли эта цифра говорить о том количестве… недоразумений в тестах и их проверке?

Большинство ребят не сможет доказать своих знаний в случаях таких недоразумений. Все, что они видят перед собой, – это крестики. Они ни за что не запомнят, какой ответ они дали на 68-й вопрос. В прошлом году какой-то молодой человек сообщил приемной комиссии об ошибке в задании. Сославшись на некомпетентность, преподаватель попросил написать собственное мнение абитуриента по этому вопросу на полях. Разумеется, машина, проверяя тест, проигнорировала эти записи. В результате – еще один неправильный ответ. На мой взгляд, стране нужны профессионалы, а не бумажки. Интересно, что в МГУ нет тестирования, нет теста по ЧОГ и в нашем государственном Институте культуры, нет в негосударственных вузах. Это о многом говорит.

И ЕЩЕ РАЗ О ТОМ ЖЕ

Юлия СЕМАНОВА, 11-й класс СШ № 27 г. Минска:

– ЧОГ – экзамен очень сложный: нужно думать логически и творчески. Но даже школьные учебники (основа тестов) допускают ошибки. Например, за 9-й класс учебник сообщает, что основными моральными критериями современной жизни являются истина, вера, доброта. В учебнике 11-го класса на тот же вопрос есть другие критерии: вера, надежда, любовь. Нужно как-то определиться. Но если бы эти новшества хоть что-то давали: мы все уравниваемся только в момент тестирования, что происходит после него, при приеме на отдельные факультеты, можно только догадываться. Может, реформы нужно делать, скажем, по образцу Франции, где при поступлении без экзаменов записывают всех, причем на те факультеты, на которые хотят сами абитуриенты, а после экзаменов первого семестра, отсеивать неспособных. Может, был бы толк…

Оставить комментарий