ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМСЯ ВМЕСТЕ

Комментируя мои полемические заметки «Затянувшаяся забывчивость, или «Еще раз о компенсации вкладов», еще задолго до их публикации 23 марта с.г. в информационно-аналитическом еженедельнике «Экспресс НОВОСТИ», управление информации Национального банка РБ, похоже, с тонким намеком поясняло, что «в настоящее время компенсационные выплаты осуществляются АСБ «Беларусбанк» в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 21.04.1998 г. № 209…».

ПЯТЬ ЛЕТ ВОЛОКИТЫ

Кстати, постоянные ссылки на Указы Президента, постановления и решения правительства, парламента и других вышестоящих органов уже давно стали излюбленным коньком наших банкиров. Чувствуя себя за ними, как за каменной стеной, сняв заранее с себя всякую ответственность, они, ничуть не смутившись, торжественно информируют обобранных до нитки вкладчиков, что «компенсация начислена им в строгом соответствии с Указом Президента Республики Беларусь…». И ни слова о том, что основными разработчиками проекта того Указа, да и других подобных постановлений и решений, были не кто иной, как сами же банковские службы.

Справедливости ради надо заметить, что в своем комментарии первый заместитель председателя Правления ОАО «Беларусбанк» В.З.Лукьяненко все же признает, что их банк принимает участие в подготовке подобных указов Президента. Но тут же как бы предупреждает редакции газет, что «до принятия решения руководством страны о втором этапе компенсации обсуждать данный вопрос считает преждевременным». Так и хочется спросить: «Уважаемая Валентина Захаровна, а что можно будет обсуждать после подписания указа Президентом? Разве что критиковать его за недоработанный, не до конца продуманный проект Указа, подготовленный самими же банкирами? Так не очередная ли это попытка переложить вину с больной головы на здоровую?».

Но читаем комментарий дальше: «…любая работа требует тщательного подхода и начинается с анализа дел. В равной степени это относится и к поручению главы государства о разработке программ проведения второго этапа компенсации…». Все абсолютно правильно – решение любого вопроса требует тщательной подготовки и анализа. Но абсолютно непростительно, когда эта подготовка и анализ длятся более пяти лет. Тогда это просто называется обыкновенной, а говоря точнее, преступной волокитой. Да и наш Президент, я более чем уверен, отдавая распоряжение о разработке программы проведения второго этапа компенсации обесцененных вкладов, был прекрасно осведомлен о состоянии экономики республики.

КТО КОГО «ОБУЛ»

Однако вернемся к первому этапу компенсации. «Учитывая значимость проводимой тогда компенсации обесцененных сбережений, – пишет в своем комментарии В.З.Лукьяненко, – банк предложил хранить вкладчикам сумму компенсации и получать доход, а не тратить их». И многие из уже обобранных до нитки вкладчиков клюнули на это предложение. А банк, как теперь выясняется, в очередной раз «обул» их. На момент получения комментария процентные банковские ставки по специальным компенсационным накопительным счетам были равны (и остаются таковыми сегодня) всего лишь 0,5%, а не 17% годовых, как почему-то считает Валентина Захаровна. И при среднем размере компенсации 11,9 тыс. рублей, сумма годового дохода составляла и до сих пор составляет лишь 595 рублей, а не 2.023, как утверждает госпожа Лукьяненко. Более чем удивляет и ее заявление: «Можно сказать, что решение было не продуманным до конца. Однако по этому поводу претензий в адрес банка ранее не поступало». Похоже, снова виноваты вкладчики. А им, простофилям, ведь невдомек, что крупнейший в стране банк принимает до конца продуманные решения только после поступления претензий от клиентов и то, как видите, не всегда. А теперь послушайте, как прокомментировала Валентина Захаровна мое утверждение о том, что при сдаче сертификатов бывшего Сберегательного банка СССР (которое под надуманным предлогом – «невозможно определить, на чьи деньги они были приобретены», совсем не компенсировались) в Сбербанк республики каждый их владелец обязан был заполнить именной бланк с указанием в нем своих паспортных данных, всех номеров сдаваемых сертификатов, их номинала, а также номеров сберкасс, в которых они были приобретены. «Нет в банке документов, о которых пишет автор, – заявляет Лукьяненко. – Почему их нет? Да просто потому, что не было таких документов, о которых пишет автор». И тут же как бы мимоходом добавляет: «Затрагивая специфику работы банка недостаточно иметь собственное представление, необходимо доверять профессионалам, прислушиваться к их мнению».

Уважаемая Валентина Захаровна, не мне судить о профессионализме банковских работников, а вот что указанные документы были в банке, еще раз утверждаю. К счастью, у меня сохранились их копии, и я могу предъявить их вам, если того пожелаете. Думаю, что имеются они и в любом отделении вашего банка, выдававшего на 40 процентов сертификатов именные сберегательные книжки, которые без всяких дополнительных справок документально юридически подтверждают подлинность владельцев данных сертификатов. Неужели это непонятно банковским профессионалам?

ИНФЛЯЦИЯ ВИНОВАТА?

Но вернемся к злополучной инфляции, о которой не забыли упомянуть в своих комментариях управление информации Нацбанка РБ и В.З.Лукьяненко. Удивительно получается: ограблены миллионы людей, которые многие годы складывали копейку к копейке, надеялись, верили, подкапливали ради детей, на черный день, наконец, а виноватых нет. И все почему-то сходятся в одном, что единственным виновником нанесенного народу урона является инфляция. Именно она только и виновата во всем. Ну с кого тут спросишь?.. Однако ж нет, подождите. Насколько я понимаю, вклады населения не хранились в банках просто в мешках. Деньги вкладчиков (а это по тем временам были огромные суммы), как известно, незамедлительно инвестировались в развитие промышленности и сельского хозяйства республики. Это и на банковские сбережения обманутых граждан, а среди них абсолютное большинство: немощные старики, отдавшие все свои силы и здоровье на благо Отчизны, строилось столичное метро и солигорские рудники, решались многие чернобыльские проблемы, вырастали белорусские промышленные гиганты, возводились дворцы спорта, школы, больницы, учреждения культуры, обустраивались, наконец, старые и открывались новые сберкассы… И сегодня исправно работают в Минске метро, а в Солигорске калийный комбинат. И заводы стоят целехоньки, и ни одна из школ и больниц и даже более трех тысяч бывших сберкасс (кстати, безвозмездно унаследованных вместе со всем офисным оборудованием и коллективами высококлассных специалистов на правах правоприемника «Беларусьбанком») не были «надкушены» этой инфляцией.

Поэтому, хоть убейте меня, но я (да, думаю, и не только я) никак не могу понять, как могли обесцениться банковские вклады населения, уже материализованные в конкретные проекты еще задолго до прихода дефолта. По логике, они должны были не обесцениться, а многократно подорожать. Тем более что реализация за рубежом продукции построенных за счет сбережений населения предприятий способствовала и увеличению золотовалютных запасов наших банков. Обесцениться, насколько я понимаю, могли только банковские вклады, сделанные населением в конце 1990 года, которые не успели инвестироваться ни в промышленность, ни в сельское хозяйство, а также деньги, хранящиеся у граждан в чулках и под подушками.

Я ни за что не могу понять и никогда, видимо, не пойму, почему так получилось, что человек доверчиво отдавал свои сбережения, добытые нередко тяжелейшим изнурительным трудом, не какому-то лохотронщику, а «самому надежному в мире банку», а они вдруг исчезли. И виноваты в том, как нас хотят убедить, какие-то страшные неведомые силы, вроде скверной тетки инфляции, деноминации…

У НИХ ДЕНЬГИ ЕСТЬ

Сегодня наши банки для себя строят шикарнейшие новые офисы, проводят дорогостоящие евроремонты старых, обустраивают их самой современной оргтехникой и модерновой мебелью, занимаются меценатством, благотворительностью и даже обзаводятся суперсанаториями, спортивными клубами, и т. д. и т. п. Да и зарплата у банковских работников не самая маленькая в республике. И на все это тоже с лихвой хватает денег, а вот хотя бы частично рассчитаться с обманутыми вкладчиками все никак не получается. Более того, они, забыв, видимо, о таких понятиях, как стыд и совесть, еще раз повторяюсь, умудрились (при нашей-то инфляции) установить по специальным накопительным компенсационным счетам нищим старикам доходность всего лишь в размере 0,5 годовых. А вот дивиденды по привилегированным акциям своим далеко не бедствующим акционерам выплачиваются в размере 100% годовых. Как не трудно подсчитать, разница получается в 200 раз. Так не очередной ли это плевок в лицо и так бесстыдно обобранным ветеранам?

И последнее. Думаю, хорошо бы было нашим госчиновникам и банковским службам последовать намерениям их украинских коллег, решившим компенсировать обесцененные сбережения частично наличными деньгами, а частично за счет освобождения обманутых вкладчиков от оплаты жилья, коммунальных и других услуг. При отсутствии необходимых средств (а на это у нас очень часто любят ссылаться), можно было бы использовать опыт не богатых, но честных стран, где потерянные сбережения компенсировались путем выдачи потерпевшим акций наиболее доходных государственных предприятий, самих банков-должников, многие из которых строились и на их деньги, а также государственных долговых бумаг.

А может быть, я опять в чем-то заблуждаюсь, чего-то недопонимаю? Чем отличаются наши нынешние ценные бумаги и банковские депозиты на предъявителя от сертификатов бывшего Сберегательного банка СССР, которые (еще не раз повторяюсь) под надуманным предлогом – «невозможно определить, на чьи деньги они были приобретены» до сих пор совсем не компенсировались? И не постигнет ли теперешних владельцев ценных бумаг на предъявителя судьба советских вкладчиков?

Оставить комментарий