ПРАВО НА ПРЕСТИЖ И ВЫЖИВАНИЕ

Для подготовки высококвалифицированного специалиста государству необходим пятигодичный срок обучения и немалые материальные затраты. Затем наиболее талантливые 2-3 года совершенствуют свои знания в аспирантурах или на практике за рубежом. В среднем получается восемь лет. Столько же постигал вершины мастерства Георгий Коновалов, живя и работая в Германии. Еще восемь лет ушло на то, чтобы его товар, произведенный уже в Беларуси, был признан на уровне лучших мировых образцов. Государство не потратило на все это ни копейки. Не поэтому ли и грош цена защищенности мастера в случае потребительского шантажа и вымогательства?

«НЕУЖЕЛИ ТОТ САМЫЙ?»

То, что производит Георгий Коновалов, неловко даже называть товаром. Вернее всего, это произведение искусства, коллекционный элемент утонченного дизайна тщательно продуманного интерьера. Все это – мягкая мебель из натуральной кожи. Более 40 моделей. Ручная работа, оригинальные формы, необычное сочетание кож различной категории. Поэтому и увидеть данную продукцию, а затем и заказать ее по предлагаемому образцу можно только в специализированной дизайн-студии «Kono-мебель», посещение которой можно сравнить с культпоходом на престижнейшую выставку в музей.

Листая предложенный каталог можно узнать, что кожа для мебели изготавливается на заказ, на том же кожевенном заводе, который работает с домами моды Диор, Картье, Фенди, Кензо и т.д. При желании клиента качество продукции можно контролировать прямо в процессе производства. Среди почетных клиентов студии французская фирма «Eurolines», концерн «Белнефтехим», «Белвнешэкономбанк», многочисленные посольства. В подтверждение признания престижности и качества предлагаемой продукции – 15 дипломов международных конкурсов и выставок…

Для чего в нашей социально-правовой рубрике этот ярко выраженный рекламный блок, спросите вы? Только лишь для контраста. Ибо настоящим шоком для нас оказалось известие о результате громкого судебного разбирательства по иску общества потребителей в интересах Татьяны В. к Георгию Коновалову: о «расторжении договора подряда на изготовление и доставку мягкой мебели, возврата уплаченной по договору денежной суммы, возмещении убытков, взыскании неустойки, возмещении морального вреда и процентов за пользование чужими денежными средствами, взыскании штрафа».

«ОТ ГРЕХА ПОДАЛЬШЕ…»

Как следует из мотивировочной части решения суда, еще в начале марта 2004 г. между истицей и ответчиком был заключен договор бытового подряда, в соответствии с которым последний обязался изготовить и доставить истице мягкую мебель по типу и количеству в соответствии с приложением к данному договору, которая должна соответствовать эскизам заказчика. Срок изготовления – полтора месяца, цена эквивалентна 2.270 у.е., срок гарантии – 18 месяцев. Внесенная ранее залоговая цена равнялась 1 тысяче долларов США.

При доставке мебели в квартиру истицы она обратилась к ответчику с претензией по поводу имеющихся, по ее мнению, в мебели недостатков.
«Когда мебель была доставлена в квартиру, то оказалось, что диван и кресло слишком велики для комнаты заказчицы, т.е. она не проконсультировалась при заказе с дизайнером, не сделала замеров своей комнаты. Естественно, первое желание было отказаться от мебели. И она это сделала, ссылаясь на плохое качество», – объясняет Георгий Валерьевич.

По законам РБ мебель входит в перечень товаров, которые не подлежат обмену или возврату. По договору-подряду с данной заказчицей Коновалов обязан был в течение 14 дней устранить выявленные недостатки. Но клиент категорически стала отказываться от мебели, ни о каких исправлениях не желая слышать. Требовала возврата аванса. Так как был вложен определенный труд и немалые средства, мастер предложил заказчице отдать обратно мебель, раз она ее не устраивает, и потом выяснять все отношения законным путем, т.е. с помощью экспертизы и свидетелей. Женщина отказалась. Согласно договору, неоплаченная мебель является собственностью изготовителя, поэтому Георгий Валерьевич ушел, забрав с собой подушки сидений и спинок. «Сделано это было для того, чтобы мебель не могла эксплуатироваться, чтобы можно было произвести экспертизу», – говорит он.

Однако вскоре в офис Коновалова пришла не заказчица, а сотрудники ОБЭП. Они изъяли документы, в том числе и договор-заказ на злополучную мебель. Затем вызвали в отдел и устроили допрос с пристрастием. И хотя данным вниманием все и закончилось, Георгий Валерьевич решил, как сам говорит, «от греха подальше с этой женщиной больше не связываться, тем более что у меня не осталось никаких документов».

ДОХОДНОЕ ДЕЛЬЦЕ

Прошло более года. И вдруг в середине апреля Коновалову приходит исковое заявление от общества потребителей о взыскании с него суммы порядка 10 тысяч долларов в пользу Татьяны В.

«Немалая сумма предназначалась и общественной организации. Неплохой заработок с одного клиента», – замечает мастер.
В надежде договориться Георгий Валерьевич отправляется к истице. «Был у нее дома. Диван и кресло, которые я привозил год назад, оказались практически уничтожены. Больше года эта мебель нещадно эксплуатировалась без подушек, вся грязная, поцарапанная кошками. Однако, чтобы закрыть дело, женщина потребовала перетянуть диван и кресло в другую обивку. Я отказался, уверенный, что любая экспертиза докажет непригодность этой мебели. Мне тогда и в голову не могло прийти, что все это обернется против меня».

Действительно, на первом судебном заседании истица категорически возражала против экспертизы. Однако ответчик настоял, и суд согласился.

Прошло полгода. Наконец в декабре назначенная экспертиза смогла состояться. Но несмотря на то, что она была полностью оплачена Коноваловым, по непонятным причинам в присутствовии на ней ему отказали. Не помогли ни жалобы, ни протесты суду. «Более того, хотя эксперты и были предупреждены об Уголовной ответственности за дачу ложных показаний, ничто не помешало им в заключении экспертизы написать, что я не явился! О каком тогда доверии к «экспертам» может идти речь? Клиент обязан был предоставить мебель в том виде, в котором ее привезли и ни в коей мере не эксплуатировать. Да и срок гарантии на нее уже истек».

Тем не менее именно на основании заключения экспертов суд принимает решение об удовлетворении иска. А именно: взыскать с Г.В.Коновалова в пользу Татьяны В. в возврат уплаченной денежной суммы – 2.150.000 рублей, неустойку в размере 1 млн рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 203 тысяч рублей, моральный вред в размере 300 тысяч рублей, расходы на проведение экспертизы 202 тысячи рублей, расходы на оказание юридической помощи в размере 440 тысяч рублей, госпошлину в размере 502 тысяч рублей, штраф в размере 3.577.140 рублей, из которых 357 тысяч в пользу общества потребителей, а 3.219.400 в доход местного бюджета. В общей сложности получилось – почти восемь с половиной миллионов рублей.

Комментируя данное решение, Георгий Валерьевич считает, что наше законодательство и суд создают великолепные условия для аферистов и других нечестных людей.

«Всем выгодно: общественное объединение заработало на мне, истице осталась мебель бесплатно, к тому же вернули ее аванс и высчитали с меня за моральный ущерб. Но главное – государство получило 90% от суммы штрафа. Судья практически ничем не рискует, ее даже похвалят за такое решение».

ПРИКАЗАНО ВЫЖИТЬ?!

«О нас как о производителях мягкой мебели знают не только в Беларуси, но и в России, Австрии, Бельгии, Германии, Франции и т.д. У нас много дипломов с международных выставок за качество, дизайн и прочее. Нашу мебель заказывают в иностранных посольствах и крупнейших фирмах. Да, любое работающее предприятие имеет конфликты с клиентами. Покупатель всегда прав! И мы это прекрасно понимаем и всегда готовы уладить любые ситуации. Но этот случай – чистая афера!»

Действительно, при знакомстве с материалами данного дела вызывает удивление странная избирательность суда при анализе фактов, входящих в предмет доказывания.

Прежде всего выводы экспертизы изложены в решении суда не в полном объеме. Абсолютна проигнорирована та часть, в которой указано, что «причины таких недостатков, как зазор между каркасом механизма трансформации и спинкой кровати, перекос деталей рычажных соединений механизма трансформации после 18 месяцев эксплуатации специалистами достоверно не установлены. Таким образом, был однозначно установлен факт использования истицей изготовленной Коноваловым мягкой мебели. А это ставит под сомнение вывод суда о наличии производственного брака. Без внимания остался тот факт, что предметом договора-заказа было изготовление не стандартной мебели, а выполненной по образцу, находившемуся в салоне. А это значит, что для удовлетворения исковых требований истица должна была подтвердить то, что изготовленный мебельный гарнитур имел отличия от образца, осмотренного заказчицей, по качеству и размерам. Объективных доказательств в пользу этого нет, да и в решении суда они не приведены. Более того, отмеченные в заключении отступления от ГОСТов вообще выглядят нелепыми. Ибо это никак не может служить основанием для признания мебели некачественной, поскольку известно, что в данных случаях индивидуального исполнения заказа используются механизмы, закупаемые за пределами РБ, которые по ряду причин не могут соответствовать нашим стандартам. Подобное несоответствие не должно ущемлять качество продукции, поскольку все механизмы и материалы сертифицированы в странах-производителях. Поэтому для подобных дизайн-студий Госстандартом и разрешено отступление от стандарта, что никак не было учтено судом.

Как и то, что истица использовала мебель без важных отсутствующих элементов (подушек сидений и спинок), что естественно могло привести мебель к определенной деформации.

Наконец у истицы просто даже отсутствовало право заявления требований со ссылкой на отступления по качеству.

В бланке договора заказа имеется специальная графа для отметок и замечаний по качеству изготовления мебели. Однако никаких нареканий на качество при доставке продукции в квартиру заказчицы высказано не было, т.е. никаких отметок в договоре не делалось. Однако и это не было принято судом во внимание.

Тем не менее именно данный факт в совокупности с отсутствием исковых требований к производителю со стороны заказчика на протяжении года (плюс использование этой мебели) наводит на простую мысль: приобрести дорогую престижную мебель по минимальной цене – реально. Особенно если есть группа поддержки и соответствующее внутреннее убеждение судей.

Данный инцидент Георгий Коновалов вполне бы мог списать на издержки производства, неизбежное зло и стоически пережить. Человек он не молодой. Многое повидал, еще большее научился не замечать. Однако дело, которым он занимается последние восемь лет, – мечта всей его сознательной жизни. Его гордость и одно из главных его достижений. Два года назад в знаменитом пожаре в Доме Мод в Минске был уничтожен предыдущий салон Георгия Коновалова с 19-ю мебельными гарнитурами. До сих пор студия не может оправиться от понесенных убытков. Данное решение суда может окончательно загубить уникальное производство и добавить еще один смысл к слову «выживание», которым мастер характеризует свое положение за последние два года. Дело в том, что Коновалова настоятельно зовут, приглашают переехать в Россию. Гарантируют создать все условия для успешного развития. А он, чудак, любит Беларусь и никак не может смириться с тем, что государство и без него выживет. Чего уж там. И не таких умельцев выживали…

Отправить ответ

2 Комментарий на "ПРАВО НА ПРЕСТИЖ И ВЫЖИВАНИЕ"

newest oldest most voted
Анонимно

Полностью лживая статья, должно быть опроворжение, а газета и автор ответить за ложь, Коновалову Г.В. ответчику в описанном суда 35 лет. А старик на фото хочет работать не платя налоги и не соблюдая законодательство РБ.

Юрий Иванович

Коллега, поищите в ГПК участника процесса под названием «истица» или «ответчица». Если наши судьи не разбираются в элементарной процессуальной терминологии, то что говорить о рассмотрении дела по существу!?