АРТУР ГАСПАРЯН: «Скажем мягко, в Смоловой я не уверен…»

Вот и прошел год после сокрушительного провала белоруски Анжелики Агурбаш на песенном конкурсе «Евровидение». И вот уже ленты информагентств сообщают о том, что новая белорусская участница популярного в Европе конкурса отправилась в свой промо-тур, предшествующий непосредственно конкурсу. Благо, у госпожи Агурбаш хватило ума не выставлять согласно собственным памятным реляциям, свою кандидатуру вновь. Однако нынешняя участница, по мнению многих, выглядит еще более блекло. Так ли все плохо, как выглядит на первый взгляд? Сумеет ли победительница «Славянского базара-2005» Полина Смолова выступить лучше, чем прошлогодняя ее землячка? За комментариями «ЭН» обратились к известному российскому музыкальному критику, редактору музыкального отдела газеты «Московский комсомолец» Артуру ГАСПАРЯНУ.

– Комментируя провал Агурбаш, Вы среди прочего говорили об отсутствии у нее «профессиональной структуры, связанной с издательской деятельностью». Не считаете ли Вы, что сейчас Беларусь во многом повторяет прошлогодние ошибки?
– На самом деле я говорил тогда и настаиваю на этом сейчас, что главной причиной провала Анжелики было отнюдь не это. Как раз с точки зрения пиара у Агурбаш было больше плюсов, чем минусов. Главный минус ее участия в «Евровидении» состоял в том, что она решила представлять Беларусь, политический строй которой в Европе не вызывает восторга. У Полины Смоловой остается та же проблема. Ничего за год в этом смысле не изменилось. Пожалуй, Полине будет даже сложнее, чем Анжелике. Так, в прошлом году благодаря усилиям ее продюсера Филиппа Киркорова и деньгам мужа, «колбасного короля», российская столица об Агурбаш только и говорила. Сейчас же… Я даже не очень знаком с историей продвижения Смоловой за границей Беларуси. Возможно, у нее и есть какие-нибудь успехи в рамках европейского промо-тура, но здесь в Москве про вашу девушку не слышно вообще ничего! Кроме того, не стоит забывать, что Анжелика даже в то время белорусской певицей была достаточно условной. Скорее даже, просто москвичка. Почти такой ее тут и представляли. А Смолова уже стопроцентное «Made in Belarus». Да, я написал о ней (наряду с другими конкурсантами) в «Московском комсомольце», поскольку профессионально отслеживаю эту тему. Но это была единственная информация о ней в российской прессе.

– То есть рассчитывать на то, что промо-тур родит в Европе новое имя, не приходится, и она так и останется исключительно местечковой певицей?
– Вот по поводу «местечковой» не знаю. Что ж Вы таким самобичеванием-то занимаетесь? Считаю, что дело, конечно, не в местечковости, а в том, что должен быть определенного рода заслуживающий внимания материал, какая-то «фишка», которая сразила зрителей и слушателей именно этого конкурса. Тогда и можно было бы говорить о каких-то реальных шансах на «урожай».

– Почему представители наших стран никак не могут занять на «Евровидении» достойных мест: некого послать или не тех посылают?
– Мне кажется, что главная проблема заключается в том, что нет достаточно развитого, с серьезной традицией института участия в «Евровидении». Все происходит на уровне полусамодеятельности, несмотря на то, что наши представители не первый год туда ездят. Как правило, все зависит от усилий продюсерской группы, которая занимается исполнителем. То есть это не поставлено на индустриальную основу, как происходит на Западе или других странах, подходящих к участию в «Евровидении» всерьез. Кроме того, не стоит забывать, что в конкурсе принимает участие более двадцати стран. Кто-то должен занимать и низшие места… Это нормальная ситуация, и я считаю совершенно неправильными разговоры о местах «достойных» и «недостойных». Попадание и участие исполнителя на «Евровидение» – уже серьезная победа. Уже этим надо гордиться, а не заламывать каждый раз после конкурса руки и кричать: «Мы опять не победили!». Все это достаточно относительные вещи, и подходить к ним надо философски.

– В прошлом году Вы говорили, что, несмотря на проигрыш, Агурбаш сделала много для позитивной пропаганды Беларуси. Стало быть, победа на детском «Евровидении» Ксении Ситник…
– (перебивает) Уверен, что Ксения Ситник ничего не сделала для позитивной пропаганды Беларуси. Думаю, что Ксюшу все просто пожалели. Да и невозможно черное выдать за белое. Создать позитивный образ страны, если страна, по мнению массы европейцев, не соответствует позитиву по определению, невозможно. Вы меня можете убедить, что ваша страна лучшая на свете, но вы никогда не убедите в этом жителей другой Европы. Сколько бы вы не вылазили из кожи. К тому же к детскому «Евровидению» там все относятся иначе, чем к взрослому. Бедной девочке просто подсластили пилюлю.

– А разве есть какая-то глобальная разница между детским «Евровидением» и взрослым?
– Да, конечно! И эта разница действительно глобальна. Обратите внимание хотя бы на рейтинги этих двух конкурсов, которые доказывают, что их смотрят не те же самые люди. Показатели детского «Евровидения» гораздо ниже. К нему относятся с иронией, как к конкурсу детской самодеятельности. Основные же телодвижения происходят, само собой, вокруг взрослого конкурса. И относятся к нему преимущественно всерьез. Разница между этими двумя конкурсами примерно такая же, как между Олимпийскими играми и школьной «олимпиадой».

– Насколько в реальности велика политическая подоплека в результатах взрослого «Евровидения»?
– Она существенна. Все равно у голосующих в подсознании «сидит» представление о стране, которую представляет тот или иной исполнитель.

– На прошлом «Евровидении» была десятка очевидных претендентов на выход в финал. Есть ли такая десятка сейчас?
– Конечно, чтобы ознакомиться с этими прогнозами, достаточно зайти на сайт конкурса. Там делаются ставки, и, как показывает практика, эти прогнозы не сильно отличаются от итогов. Лично я предсказываю, что в полуфинал в этом году пройдет Россия. Думаю, что из полуфинала в финал выйдет Армения. Что касается Беларуси, то в том, что она пройдет хотя бы в полуфинал, я, мягко говоря, не уверен.

– Цитата из Вашей статьи: «Известно, что на конкурсе песни «Евровидение» страны-участницы во время голосования обычно кучкуются группами – в основном по признаку этнической или исторической близости». Делает ли это результаты конкурса в значительной степени предсказуемыми?
– Нет, не делает. Именно то, что таких исторических и этнических групп в контексте всех участников конкурса достаточно много, делает результаты «Евровидения» менее предсказуемыми. Я писал о наличии такой тенденции. Не более того. Это не гарантия достижения результата. Тем более что ежегодно в конкурсе участвуют конкурсанты из новых государств. Такое кучкование может сыграть роль только в том случае, если исполнителю до победы не хватает всего чуть-чуть. Каких-нибудь 3-5-6 баллов. Не более! Если же человек вообще ничего из себя не представляет, то никакое солидарное голосование его в победители не выведет. Это очевидно, поскольку простого солидарного голосования для победы недостаточно. Иначе этот конкурс вообще потерял бы всякий смысл.

1
Оставить комментарий

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
mainhill

Как обычно в статьях г-на Гаспаряна нужно очень хорошо порыться чтобы найти хоть слово правды. На его статьи в МК приходится автоматически открывать ссылку — послать отзыв — потому что 90% информации о конкурсе Евровидение в них не является даже близко правдой. В этом интервью есть как здравые мысли, так и откровенная чушь. Сначала о ней: Причина провала Агурбаш — прежде всего в ужасном живом исполнении, а во вторых в ее же подготовке, которую г-н Гаспарян официально консультировал и не бесплатно, о чем он сейчас почему-то не упоминает — конечно же собственные недочеты признать довольно трудно. Ни одного плюса в… Подробнее »