КУДА ВЕДЕТ ВЫГРЕБНАЯ ЯМА, или Каковы же они, запахи жизни?

Вы никогда не жили в частном секторе? Если жили, то поймете. А вот тем, кто не сталкивался со всеми удобствами такого жития, объясним: нет в частном секторе централизованной канализации. «А куда же девать естественные отходы жизнедеятельности человека?» – спросите вы. Вот, собственно, этим вопросом и задался наш корреспондент. И выехал на работу вместе с ассенизатором.

РАБОТА НЕПЫЛЬНАЯ

Ровно в восемь часов утра вместе с ассенизатором Николаем, работником УП «Спецкоммунавтотранс», я вышел на смену. Мы сели в небольшой грузовичок со сплюснутым баком на крыше и надписью «Специальная» и поехали на работу.

– Работать будем в Степянке. Это мой район. Я там уже много лет работаю, знаю все выгребные ямы, всех людей. У нас стараются за каждым работником закреплять определенный район города Минска. Все-таки территория знакомая, ты на ней хорошо ориентируешься, знаешь, как свои пять пальцев. Да и работать так спокойнее.

– А как правильно называется эта профессия?
– Ассенизатор. Но у меня, например, в трудовой книжке записано, что я водитель. А я и на самом деле водитель. Просто в машине должно быть двое: один водитель и один ассенизатор. А я совмещаю две работы и езжу один. У нас так многие делают. А что, двести тысяч рублей сверху никогда не помешают. В итоге получается под семьсот. Чем плохо?!

– И где же учат этой профессии?
– Не знаю. По крайней мере, не слышал о школе ассенизаторов или факультете с такой специализацией. На базе нашего предприятия существуют курсы. Я их закончил и получил новую профессию. А основная профессия у меня – водитель. Всю жизнь им работал. Начальников раньше возил на служебной машине. Начальников жилищно-коммунального хозяйства и их замов, потом работал водителем городского автобуса, затем пришел сюда. Сначала был шофером начальника, потом начал водить служебный автобус, а на ассенизаторской вот уже пятнадцать лет работаю.

– Желания сменить место работы не возникало?
– Нет. А что, считаешь работа пыльная? Не знаю, мне нравится: все спокойно, размеренно, без потрясений и стрессов. Не могу вспомнить ни одного неприятного случая на работе, ни одной глобальной проблемы, которую невозможно было бы решить.

– А как же запахи?
– Запахи… Да, поначалу неприятно было. Да и тебе сейчас неприятно будет. А вот когда поработаешь неделю – привыкнешь.

– Работа интересная?
– Я бы не сказал, что очень. Много интересного было, когда начальников разных возил. Вот там была работа!

Мы приехали в Степянку. Оставили машину в тихом дворике и направились в местный ЖЭС. Николай зашел в диспетчерскую.
– Жалобы, заявки есть?
– Нет, – ответила девушка-диспетчер.
– Это хорошо, – улыбнулся Николай,
– Ну, что? Едем на объекты, – сказал он мне.
Мы сели в машину и поехали.

– А когда спрашивают, кем работаешь, не стыдно отвечать правду?
– Конечно, нет! А чего тут стыдиться? Ведь, главное – не где ты работаешь, а как ты работаешь. И даже не это. Я думаю, важно то, какой ты человек по жизни, а все остальное не так уж и важно… А вот мы уже и приехали.

НУ КАК МОЖНО ШТАНЫ В УНИТАЗ СМЫТЬ?

Отдельные участки земляной улочки между рядами частных домиков были покрыты кусками листового железа. Николай снял листы металла, и моему взору открылась выгребная яма, а в нос ударил характерный запах. Работа ассенизатора на этом этапе заключается в том, чтобы поместить шланг в выгребную яму и включить насос. Под шум мотора фекалии сами бурной рекой текут в сплюснутый бак. Содержимое ямы на глазах тает. Ассенизатору остается лишь следить за уровнем засасываемого и время от времени опускать шланг ниже. Когда шланг затрясется и завибрирует, знай: все засосано. Достаешь шланг из ямы, выключаешь насос и подъезжаешь к следующей яме с нечистотами. Хоть бак и вмещает в себя аж четыре тонны фекалий, заполняется он достаточно быстро: три ямы, и бак уже полон. Надо ехать сливать.

– А бывают у вас аварии?
– Бывают. Люди ведь разные. Одни аккуратные, они в яму только жидкое выливают, да еще и ведро с водой мне оставят рядом, чтобы шланг промыть. А другие сбрасывают в выгребную яму все подряд: сорняки, мусор, бутылки пластмассовые. Это все и может привести к небольшой аварии – шланг засоряется. Тогда надо откручивать его и прочищать. Это что, а вот в многоэтажках и не такое бывает. Люди наши умудряются в унитаз штаны смыть. Ну как так можно?! Нет культуры в нашем обществе. И самое страшное, что уровень последней со временем не растет. Еще жалко, что не предусмотрено у нас наказаний или каких-то штрафов для таких людей.

Мы приехали на сливной пункт, который представляет собой небольшое здание. А рядом с ним находится единственный на весь Минск закрытый колодец. В него, собственно, все и сливают. Далее фекалии по трубопроводу поступают на станцию аэрации, которая находится неподалеку. Там воду чистят.

Бак пуст, возвращаемся обратно, в Степянку, на работу. Опять выгребные ямы, опять запахи и шум мотора. Одну выгребли, подъезжаем ко второй. Все те же операции: размотать шланг, окунуть его, включить насос.

Время уже не такое раннее. Люди начинают просыпаться и выходить во дворы. Подходят к нам, заводят разговоры, чтобы то ли нам, то ли самим скучно не было. Детишки с опаской выглядывают из-за штор в окнах и смотрят большими глазами на шумный агрегат. Николай тут свой. И неудивительно, столько лет проработал в Степянке. Да и работа у него хоть и непрестижная, но важная и нужная: людей от отходов их жизнедеятельности избавлять.

На сей раз бак заполнился чуть раньше, чем в прошлый раз.
– Это из-за того, что ямы-то у всех не одного и того же объема, – объясняет мне ассенизатор. – У кого на одну тонну, а у кого и на все четыре. Так получается порой, что одну яму выгреб, и сразу на слив едешь. Зато в такой двор часто не наведываешься: пока яма заполнится…
Мы опять едем на сливную станцию.

– А общественные туалеты тоже вы обслуживаете?
– Если они не подключены к центральной канализации, то их тоже выгребать необходимо. Но этим занимаемся уже не мы. Сейчас работают частные фирмы, они и забрали у нас эту работу. Но и у нас пока хватает чем заняться .

– И много таких частных фирм? Много зарабатывают?
– Есть несколько. Зарабатывают, думаю, достаточно. Раз работают, значит, прибыль есть. Правда, открыть свое дело в этой сфере не так уж и легко. Все уже поделено: у кого-то деньги есть, у кого-то связи. У меня знакомый хотел заняться ассенизаторством, так ему сразу сказали: даже и не начинай.

***

За смену ассенизатор делает от пяти до семи рейдов. Выгребная яма – сливная станция – так и проходит рабочий день. Не спешно, без потрясений и стрессов. Но все же, не представляю, как к такому запаху привыкнуть можно…

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
борис

жалко его