ПРАВО НА ПРИЗНАНИЕ

Слушая ее, думаешь: «Наверно так должны петь в раю» и, закрыв глаза, пытаешься представить себе невиданное великолепие. С детства Ольга пела и мечтала стать настоящей, профессиональной певицей. При поступлении в консерваторию, на одном из прослушиваний оперная прима и педагог Тамара Нижникова плакала, восхищенно признаваясь, что Ольга с легкостью исполняла даже упражнения 4-го курса.

Очень хотела заниматься с ней вокалом, не сомневаясь в звездной перспективе гениальной девочки, но тогдашний председатель Союза композиторов В.Оловников не позволил, «резонно» заметив: «Зачем нам «такая» сенсация?». Прошли годы. Многое изменилось. Но только не позиция чиновников от культуры.
«ЗОРКО ЛИШЬ СЕРДЦЕ…»

О таких людях, как Ольга Патрий, обычно говорят – многогранный талант. Ибо однозначно выделить какое-то главное ее достоинство невозможно. Она и поэт, и музыкант, и композитор, и певица. И чем ближе соприкасаешься с любым из этих проявлений, тем явственней осознаешь, что это все – настоящий дар свыше. А мысли об отсутствии у Ольги зрения – всего лишь нелепый предрассудок, мистификация.

В предисловии к сборнику ее стихов «Глаза души» (Минск, «Лучи Софии», 2004г.) помещен такой вот диалог Ольги Патрий с православным священником:
« – Оля, ты когда-нибудь видела свет, обыкновенный солнечный свет?
– Нет.
– Откуда же ты знаешь, какой он? Какое солнце, радуга, ведь ты так точно описываешь в своих стихах. Какие же они для тебя?
– Добрые, теплые…
– И ты вообще никогда не видела окружающий тебя мир?
– Я вообще никогда не видела…

– Но как же тогда? Твое творчество отличается особенной образностью. Оно столь красочно, ярко… На подобное способен лишь художник, выписывающий лежащую перед ним натуру. У тебя, Оля, душа с глазами… Да?

– Не знаю…
– А как иначе?! Как?…»
Так-то вот. Есть глаза души, и есть душевная слепота, равнодушие зрячих.

«ТОЛЬКО ЭТОГО МАЛО…»

Вокал и фортепьяно Ольге пришлось освоить самостоятельно.
В конце восьмидесятых она начинает петь в Минском эстрадном оркестре и вскоре получает аттестацию солистки высшей категории, став, как сама печально замечает, «профессионалом художественной самодеятельности». Семь лет сотрудничества, семь лет надежд на перспективу. Каждый год она готовит новую программу и до сих пор поет без фонограммы. Ее трехчасовые сольные концерты неизменно завершаются бурной овацией. Репертуар разнообразный – от романсов до популярных песен прошлых лет. Казалось, что вот-вот должно прийти официальное признание. Особенно после того, как ее, единственную из Беларуси дипломантку международного конкурса «Филантроп», приглашают выступить в Москве, в к/з «Россия». Дважды Ольга выступает на сцене престижнейшей московской «Новой оперы», но не как эстрадная певица, а как… бард, автор и исполнитель. Дело в том, что вскоре после принятия православного крещения в 1989 году, Ольга начинает писать стихи, музыку, сочинять песни. На сегодняшний день их у нее около двухсот. Особое место в репертуаре занимает духовное песнопение. В этом жанре Ольга признана одной из лучших исполнительниц в Беларуси. Напомним, всю свою жизнь она стремилась стать профессиональной певицей и выступать на эстраде.

БЕЛАЯ ВОРОНА

«На концертах, – говорит Ольга, – я получаю энергию жизни, стимул, заряд. Видимо, ради всего этого я пишу и пою. Без этого можно отчаяться… Сам по себе ведь талант не оправдывается: необходима обратная связь…Что мешает? Много чего… Отсутствие средств. Очевидная для всех особенность, чиновничий скепсис, предубеждение. Возможно, сомнение в моем здоровом, положительном имидже для зрителей. Многим простым людям нравится, а официальные, ответственные чиновники, не желая знать, считают – не нужно. Отсюда, видимо, и нежелание рисковать, продюсировать. Это, поймите, не оскорбленное самолюбие, это досада на нереализуемый потенциал». Чиновники заявляют: «Но ведь у них же есть своя самодеятельность. Пусть там себе и поет на здоровье!». А если Ольга считает себя выше, профессиональнее?

«Когда указываешь чиновникам на аналогичных зарубежных исполнителей-звезд, отвечают – это там, на Западе. А наши люди не поймут. Но ведь в России понимают и ценят?! А чем мы хуже? Почему у нас гордятся лишь, если человек самореализуется за границей? Это не самомнение, не хвастовство. Поймите! Еще никто, слышавший мое исполнение, не называл его непрофессиональным. Хотя наша профессиональная эстрада полна дилетантов. На их фоне я – белая ворона…».

«Зачем нам эти миноры?!»
После того как в середине 90-х оркестр распался, Ольга осталась без работы и могла лишь раз в год давать сольный, благотворительный концерт, под собственный аккомпанемент в маленьких залах районных ДК. Надеялась, что временно…

Но несмотря на аншлаги и получасовые овации восхищенных слушателей, некие чиновники решили, что слепой певице-самоучке не место на большой сцене: мол, это вам не Запад и даже не Россия. И вот уже три года увидеть и услышать Ольгу Патрий можно только поющей на праздники в храмах.

«Для больших залов, для широкой аудитории я под негласным запретом. Почти всегда таких, как мы, незрячих, прятали в резервации. После перестройки ситуация немного изменилась, но… в последнее время опять с глаз долой, за исключением, может быть, спортсменов. Раньше Министерство культуры, поддерживая нас, разрешало выступать хотя бы в маленьких ДК, домах престарелых. Теперь и этого нет. Не успели мы себя почувствовать нормальными людьми – опять в резервацию. Как единственную из Беларуси дипломантку международного конкурса «Филантроп» пригласили выступить в к/з «Россия». Но опять-таки – Беларусь не смогла меня отправить. Пришлось самой все оплачивать. Помог московский спонсор с помощью Веры Линник, директора предприятия «Акция», – объясняет Ольга. На вопрос: неужели так никто до сих пор не заинтересовался ею на радио, телевидении – с грустью добавляет: «На радио однажды приглашали, записывали. А вот телевидение, официальные концерты… Однажды друзья показали мои записи одному ответственному чиновнику. Очень, говорят, понравилось. Хотел пригласить. Но, узнав, что меня нужно будет подвести к фортепьяно и отвести, воскликнул: «Ну, нет! Зачем нам эти миноры?!». Хотя я еще ни разу не ошибалась, получая цветы…»

Анна Орехова, одна из поклонниц Ольги, как-то даже написала письмо о ней в Министерство культуры. Просила обратить внимание на невостребованный талант, помочь. Но ответа так и не получила. А когда пришла сама узнать, то услышала разъяснение: они помогают только профессионалам.

«Я ЖИВУ В ПРЕДВКУШЕНИИ СЦЕНЫ, ЖДЕТ МЕНЯ СТОСКОВАВШИЙСЯ ЗРИТЕЛЬ…»

Да, Ольга продолжает надеяться и верит, что все еще образуется. Ведь о ней тепло и с восхищением отзывались Тамара Раевская и Эдуард Зарицкий, Игорь Лученок и Марина Морозова, Ядвига Поплавская и Александр Тиханович. Недавно у Ольги наконец-то появился настоящий концертный электророяль. Общество слепых записало компакт-диск с ее авторскими православными песнями, который скоро уже появится в продаже. Возможно, одним диском студия не ограничится. У Ольги много почитателей и поклонников, настоящих друзей. Многие из них считают делом чести хоть как-то поддержать ее. Помочь с организацией концертов пытались многие, да только в нашей стране без официальной поддержки все это нереально. А узнать от кого все зависит – тем более. Комментарии: Александр ТИХАНОВИЧ, народный артист Беларуси:

– Действительно, у Ольги есть все данные для того, чтобы работать на большой сцене. Она – хороший музыкант с абсолютным слухом (что, кстати, является неотъемлемой чертой у незрячих людей). Мир знает немало примеров, когда люди с подобным недугом успешно выступали на профессиональной сцене. И то, что делает Ольга – достаточно профессионально. У нее своеобразный тембр голоса, и свою нишу на эстраде она вполне могла бы занять. Это и камерное исполнение романсов, или же песни в стиле Валентины Толкуновой…

Совершенно верно, получается так, что она профессионально поет в самодеятельности. Но, тем не менее, продолжать мечтать о профессиональной карьере в ее возрасте, простите, не совсем… грамотно, что ли. Даже с большими материальными средствами или серьезным потенциалом. Если бы от меня зависело формирование состава участников и репертуара какого-либо сборного концерта республиканского уровня, да, я смело и охотно пригласил бы принять участие в нем Ольгу Патрий. Ее исполнительский уровень достоин большой сцены. Но быть целиком востребованной как эстрадная певица Ольга, на мой взгляд, к сожалению, уже не может. И зависит это не только от Министерства культуры, но и иных структур и ведомств, которые непосредственно формируют состав участников концертов. И это уже вопрос вкуса… Но я полностью согласен с тем, что такие люди, как Ольга Патрий, должны всегда поддерживаться нами… Всеми.

Марина МОРОЗОВА, композитор, профессор консерватории, член союза композиторов Беларуси:

– Что касается перспективы эстрадной певицы для Ольги, то вы сами должны понимать, что это практически невозможно. Когда обо мне снимался документальный фильм, и Ольга пела в нем мои песни (а я для нее сделала около 15 аранжировок), то мне даже пришлось убеждать режиссера вместо лирических картинок снимать саму Ольгу.

Ольга – достаточно серьезный и требовательный к себе человек, в профессиональном смысле. Но как журналист вы лучше меня должны знать, почему у нас кого-либо куда-то не пускают. И причина не в том, видит Ольга или нет. У меня есть студентка Марина Филиппова (у нее все данные для эстрадной звезды) – лауреат четырех международных конкурсов, но без денег (больших денег!) и связей ей тоже нет пути – ни-ку-да…

Поэтому я и сама отошла от эстрады. И, честно говоря, мне не совсем понятны стремления Ольги попасть туда. Все это: признание и слава – мелочь, суета. Ольга достойна большего. И это большее, мне кажется, у нее есть – настоящие поклонники и ценители в той же сфере духовного песнопения, исполнения романсов и так далее. Лучшее, на мой взгляд, для Ольги – попытаться возобновить выступления в небольших Домах культуры, на радио. И в этом вы действительно сможете ей помочь, если будете писать и обращать на нее внимание.

Эдуард ЗАРИЦКИЙ, композитор, народный артист Беларуси:

– Конечно, Ольга – талантливейший музыкант и исполнитель. Поет она очень тепло и задушевно. У нее есть свой неповторимый голос, нерв, манера исполнения. Но ее проблема скорее всего в том, что ее слушатель на эстрадные концерты не ходит. Вы же видите, какие «вкусы» царят там теперь, сколько там второсортной самодеятельности. Поэтому там и нет Ольги Патрий. Ее уровень слишком, может быть, профессиональный. А радио? Какие-то мои песни тоже стали «неформат» на радио. Конечно же, мне бы очень хотелось как-то помочь Ольге, но как это сделать – я пока плохо себе представляю. Но на мою искреннюю симпатию, сочувствие и уважение Ольга может полагаться всегда. Так и передайте.

Оставить комментарий