БОРЬБА ЗА «СТРАШНУЮ СИЛУ»

О красоте и здоровье мы разговаривали со специалистами Клинического центра пластической хирургии и медицинской косметологии г. Минска. Чтобы ответить на вопросы «Прямой линии», которые вы задавали по телефону в понедельник, 17 апреля, к нам в редакцию пришли врач-косметолог I категории, заведующая отделением косметологии №2 Светлана БОБКОВА (далее С.Б.) а также Валерий СОСЕДКОВ (далее В.С.) – врач-хирург I категории отделения пластической хирургии. Мы предлагаем вам наиболее интересные и важные ответы беседы.

САМ СЕБЕ ПСИХОЛОГ И ПСИХИАТР

– Здравствуйте. Инна, г. Минск. Моя соседка благодаря вам избавилась от пигментных пятен на лице. Расскажите, пожалуйста, чем еще занимается ваш центр?

С.Б.: – Профиль оказываемой помощи довольно широк. В день к нам обращается около четырехсот человек. В отделении медицинской косметологии мы корректируем косметические недостатки: лечим незаразные кожные заболевания, которые вызывают изменения во внешности человека, делают его менее привлекательным. Или, например, проявление небольших сосудиков на лице – это не заболевание, но внешний вид человека портится. Мы устраняем такие косметические недостатки. Удаляем вирусные заболевания на коже, лечим угревую сыпь или дерматит. Очень широкий спектр услуг. Терапевтическая косметология удаляет доброкачественные образования (родинки). Кстати, такие (и не только) случаи требуют консультации онколога, который тоже у нас работает. К нам обращаются женщины с желанием улучшить эстетический вид увядающей кожи лица.

В.С.: – В отделении пластической хирургии мы занимаемся возрастными изменениями кожи лица и шеи, делаем операции по коррекции ушных раковин и носа, удаляем доброкачественные образования (опухоли), корректируем рубцы, делаем операции по подтяжке и протезированию грудных желез, хирургически удаляем избытки кожи и клетчатки жира.

– Чаще решения изменить внешность возникают по действительной необходимости или только по причине комплексов и прихотей человека?
В.С.: – Поскольку мы – медики, то в первую очередь смотрим, есть ли показания к операции. Иногда бывает, что объективно нет показаний, но человеку очевидно необходима коррекция: после травматической деформации носа, например, или при врожденной патологии. Мы рассматриваем жалобу пациента, а далее решаем, до какой степени мы можем ему помочь. Нам главное, чтобы результат был хороший. Но ведь, бывает, приходят с совсем необъективными причинами: кому-то не нравится форма своего носа, или «такие уши мешают карьерному росту».

– Воспринимаете ли вы всерьез такие жалобы, проводите ли желаемые операции?
В.С.: – Ко мне недавно приходил мужчина, который просил сделать ему из нормальных, красивых ушей лопоухие, торчащие в стороны. Это обратно тому, что мы обычно делаем. Не все, кто к нам приходят, – здоровые люди. Около 5-10% пациентов – психически ненормальные. Распознать их – тоже наша задача, порой очень сложная. А без этого никак, ведь если я прооперирую такого человека, он от меня никогда не отстанет: будет ходить и ходить, желая изменить в себе еще что-то. Есть такие люди, которые просто помешаны на таких операциях: они «делают» себе все – от груди до ушей. Так что нам приходится быть психологами, а иногда и психиатрами своим пациентам.

– Не проще ли посылать их за справками в диспансер?
В.С.: – Таких справок сейчас уже не дают. Раньше без справки психиатра мы не работали с пациентом. Сейчас это называется «насилие над личностью» –дать справку о том, что человек больной.

– Сложно отказывать таким больным?
В.С.: – Очень спокойно я убеждаю его (если он нормальный человек) в том, что не могу сделать требуемую операцию. Ко мне раз пришел мужчина, перенесший две операции на носу. Так у него, кроме личного дела его же носа, где эта часть лица была нарисована во всяких проекциях, были макеты желаемой формы из картона. Все это он разложил передо мной, требуя третью операцию. Ну разве это нормальный человек? Тем более, я вижу, что нос совершенно нормальный.

– Светлана, а вы способны убедить девушку, что ей безумно к лицу веснушки?
– Это не так сложно. Гораздо проще, чем удалить их.

– Как вы думаете, возникнут ли у нас когда-нибудь организации психологической помощи людям, сомневающимся в собственной красоте и неповторимости? Будет ли возможно избежать операций там, где они не нужны благодаря помощи психологов?
С.Б.: – Психологи сегодня работают и в школах, и в университетах. Но их работа, к сожалению, не востребована еще в полной мере. Думаю, вслед за развитием косметологии, обязательно произойдет подъем психологии на более высокий уровень. Чем больше будет повышаться наше благосостояние, тем больше мы будем осознавать необходимость таких специалистов.
В.С.: – Население должно быть готово к этому. До сих пор у нас в обществе бытует мнение, что психолог – это то же самое, что и психиатр. Пока еще нет разграничения. А ведь операций можно избежать. Человеку кто-то что-то сказал на работе или в школе, он замкнулся на этом. А мы смотрим: нос-то нормальный. Конечно, если бы был психолог, он бы успокоил такого человека, переубедил бы его, посоветовал бы подумать, откуда исходит этот комплекс, а может, коллега, сказавший вам «гадость», просто завидует вашим успехам. Вот если бы была такая служба, тогда мы избавились бы от ненужного материала.

«…КАК КОМУ ПОВЕЗЕТ»

– Здравствуйте. Михаил из Витебска вас беспокоит. Знаете, появилось так много организаций, которые оказывают услуги, подобные вашим. Как отличить, где работают профессионалы, а где несерьезная клиника? Кого бы вы посоветовали как белорусское светило?
В.С.: – Чтобы стать действительно специалистом, пластическим хирургом, нужно поработать не с одной специализацией, практиковать около 10 лет. И хоть в отличие от Москвы у нас подпольных операций не делают, встречается, что наши врачи общего профиля (хирурги, офтальмологи, стоматологи) делают пластические операции, так сказать, себе в нагрузку, в качестве хобби. А светил у нас в стране особо и нет. В Москве есть пару человек. Например, очень хорошая клиника Павлюченко. А на вопрос, где лучше, я вам отвечу, что это как и кому повезет. Есть и в Минске хорошие врачи.
С.Б.: – Придя на консультацию к специалисту, поинтересуйтесь, какая категория и специальность у врача. Если на стенах не вывешены сертификаты, попросите взглянуть на них, на бумаги о курсах, где учился доктор. Это ваше право – узнать, какой стаж у врача. А потом уже делайте вывод, стоит ли вам обращаться в этот центр или нет. Поспрашивайте у знакомых, был ли кто из них в этом центре? Кроме того, обратите внимание, есть ли у учреждения лицензия на оказание таких медицинских услуг. Часто при проверке выясняется, что их и в помине не было.
В.С.: – Это, наверное, в косметологии. В хирургии о таком я даже и не слышал. Все работают только с лицензиями.
С.Б.: – Возможно. Но в той же хирургии, я знаю, сталкиваются с тем, что пластические операции выполняют только что выучившиеся на хирурга общего профиля молодые люди, бывает, даже без категории. Лучше всего обратиться к врачу первой, высшей категории. И обратите внимание, что категория именно нужной вам специальности, а не смежной.

– А где в Беларуси обучают специалистов ваших профилей?
В.С.: – Пластических хирургов у нас не обучают. Только в Москве.
С.Б.: – После мединститута и специализации по дерматовенерологии, пятилетнего стажа по данной специализации, врачи специализируются по косметологии при Белорусской медицинской академии последипломного образования. Практической базой является наш центр.

Кстати, в продолжение темы, я сталкивалась с работой московских хирургов, я знаю, как работают наши. И я не вижу большой разницы. К нам в центр приходят пациенты с осложнениями. Нередко их оперировали в Москве.

– Насколько различаются наши и московские цены?
В.С.: – Московские – на порядок выше. У нас, например, операция по коррекции носа стоит в пределах 1.700.000 рублей. Сюда входят перевязки, наркоз, пребывание в стационаре. Центр пластической хирургии при президентской клинике в Москве оценивает эту операцию в 5-10 тысяч долларов.

НЕНАВИСТНЫЕ И ЖЕЛАННЫЕ ВОЛОСЫ

– Здравствуйте. У меня вопрос, может, не к данным специалистам. Дело в том, что я страдаю облысением. Мне интересно, возможна ли пересадка волос, существует ли такая практика и насколько она эффективна? Виктор, г.Минск.
С.Б.: – В Беларуси я не знаю клиники, которая оперировала бы, да и вообще занималась вопросами пересадки волос. Такие клиники есть в Москве, в Чехии. Иногда встречаются и неплохие результаты, но далеко не во всех случаях. Все зависит от того, какая структура волоса, сколько волос осталось. Трудно сказать, что эта проблема решена, и помочь человеку пересадкой волос, я думаю, на сегодня маловероятно. Стопроцентной гарантии никто не даст. А вам нужно конкретно разговаривать со специалистами в клиниках, которые занимаются такими вопросами. Я сама видела пациентов, которым лазером пересаживали волосы с затылка, а также кусочки кожи с волосами. К сожалению, операции не были удачными. У нас в центре нет такой услуги, и я даже не знаю, куда посоветовать обратиться.

– Почему эта проблема пока не поддается решению?
– Генетически в луковицах наших волос заложено, что мы – славяне. Например, монголы или афро-американцы очень редко лысеют. Это проблема белой расы. Хотя недавно произошла занятная история. В Италии мужчине пересадили руки. Свои конечности у него были с огромным количеством волос, а чужие попались голые. Удивительно, но на третий год на чужих руках отросли черные волосы. Здесь все зависит от уровня гормонов в организме: луковицы волос на теле могут взаимодействовать с этими гормонами, а на волосистой части головы не реагируют, они генетически атрофируются.
В.С.: – Эта проблема действительно не решена. Мой пациент приезжал из Москвы, вложил все деньги, чтобы вернуть волосы – все неудачно. Этими проблемами никто и не хочет заниматься, потому что они бесперспективные.

– Здравствуйте. Это Ольга из Минска. Купила себе домашний эпилятор и пользуюсь им уже 3 года. Но почему-то волосы все растут и растут. Мне казалось, что я вырываю их с корнем…
С.Б.: – Все зависит от того, каким методом эпиляции вы пользуетесь. Из всех методов, которые радикально убирают волосы, только профессиональная электроэпиляция на сегодняшний день способна помочь вам. Приборам, которые используются в домашних условиях, возможно, не хватает мощности. Кроме того, когда убираются жесткие волосы, пушковые волосы, как правило, начинают активизироваться и превращаются в обыкновенные. Я думаю, домашний эпилятор не поможет женщинам решить проблему ненужных волос. Можно использовать этот метод как вспомогательный, но лучше сходить к специалистам. Кстати, избавление от волос – это довольно дорогостоящая процедура. Электроэпиляция (самый надежный метод) более доступна, но зато очень болезненна и проводится не на всех участках тела.

Интересно, что проблема избавления от волос с недавнего времени заинтересовала и мужчин. К нам обратились мужчины, пожелавшие убрать лазером волосы на лице. Мотивировали тем, что волосы врастают, или карьера артиста требует таких жертв. Многим также не нравятся волосы на спине.

– А что же, возможна лазерная эпиляция для лиц мужского пола, дабы недельная небритость выглядела ухоженно?
С.Б.: – Корректировать волосы на лице по форме – это вполне реально уже сегодня. Лазерная эпиляция возможна, правда, она даст только временный эффект. Потом рост все равно возобновится. От наших клиентов я еще не слышала просьб, связанных с косметическим уходом за бородой.

ЧИТАТЕЛИ ВСЕ ЗВОНЯТ! ВОЛНУЮЩИЕ ТЕМЫ…

– В последнее время женщины заинтересовались операциями по корректировке формы груди. В то же время в российских СМИ прошло огромное количество информации о неудачных операциях. Поубавилось ли у вас такой клиентуры?
В.С.: – Ничего не изменилось, все как обычно: женщины идут и идут. В хирургии всегда есть осложнения. Чаще всего, все зависит от самого организма. Если протез не подошел, обязательно будет какая-то реакция. Предугадать это практически невозможно. Жалобы всегда были и будут.
С.Б.: – Но между тем всегда будут толпы женщин, готовые изменить свою внешность любыми средствами.

– Можно ли вывести какую-то категорию женщин, потенциальных пациенток на изменение формы груди (возраст, социальное положение)?
С.Б.: – Абсолютно разные. Это какая-то психологическая установка: должна быть гармония в стремлении совершенствоваться не только духовно, но и телесно. Мне кажется, что у людей, пытающихся совершенствоваться за счет изменения своей внешности, как раз и отсутствует эта гармония.

– Здравствуйте. Это Марина из Минска. Расскажите, пожалуйста, о стоимостях операции по коррекции груди в вашем центре.
В.С.: – Стоимость зависит от протеза. В среднем это от 380 и 450 евро и дальше. Сама операция стоит около 1,5 млн рублей. На консультации вам определят необходимый вам номер и размер. А от этого и будет зависеть стоимость всей операции.

– Кстати, как делаются такие операции: под местным или общим наркозом?
В.С.: – Обязательно общий наркоз.

– У меня еще один вопрос. Будут ли проблемы со вскармливанием ребенка после беременности?
В.С.: – Лучше делать такие операции после родов. При вскармливании грудь несколько меняет свою форму.

– А материалы сейчас какие? Насколько они токсичны?
В.С.: – Они все силиконовые, безопасные для здоровья.

– А как с чувствительностью груди? Она изменится после операции?
В.С.: – Это надо у женщин спросить (смеется). Чувствительность не страдает. Обычно протез ставится под мышцу или под кожу. Это не создает никаких изменений.

КРАСОТА И ЗДОРОВЬЕ СОВМЕСТНЫМИ УСИЛИЯМИ

– Здравствуйте. Я страдаю постоянными насморками, не является ли это следствием того, что в детстве у меня был сломан нос. Носовая перегородка искривлена. Поможет ли мне операция?
В.С.: – Коррекция перегородки вместе с наружной коррекцией носа непременно улучшит дыхание.

– Профессиональные специалисты, соблюдение всех предписаний после операции… Что еще необходимо для окончательного положительного результата операции?

– Важно еще и то, насколько сам пациент готов работать над своей проблемой. Отсутствие у него вредных привычек. Нас интересует исходное состояние здоровья человека вплоть до болезней, перенесенных родственниками. Все это мы рассматриваем перед тем, как назначить лечение или операцию. Мы досконально изучаем состояние здоровья пациента, чтобы потом не возникли осложнения. Мы ни в коем случае не хотим рисковать. Если человек приходит к нам практически здоровый, не хочется ему навредить.

– Но неудачи, по вашим же словам, периодически дают о себе знать. С чем они, как правило, связаны?
В.С.: – Неудачи возникают, если есть какие-то сопутствующие хирургии заболевания, например, гипертоническая болезнь, сахарный диабет, заболевания крови. Существует ряд заболеваний, который накладывает запрет на проведение той или иной операции или требует от нас максимальной информированности и осторожности. Важно знать заранее все скрытые факторы, чтобы свести к минимуму неудачи или осложнения.
С.Б.: – Многие пытаются скрыть от нас свои заболевания. Так хочется сделать операцию, что люди просто обманывают. Мы, например, откажем им по состоянию здоровья, а они пойдут к другому доктору. Там, уже зная, как вести беседу, они ни за что не скажут о своих болезнях.
В.С.: – К несчастью, это, как правило, выходит им боком.

– Есть ли какие-то характерные показатели кожи, внешнего вида пациента, которые говорят, что со здоровьем что-то не так?
С.Б.: – Да, конечно. Когда специалист видит человека, он буквально читает лицо, как карту. Например, та же пигментация кожи часто связана с неблагополучным гормональным фоном в организме (щитовидная железа, надпочечники, женские органы), возможно, это наследственность от молдавских, скажем, предков или просто последствия беременности. Мы видим все и знаем, что именно необходимо для правильного лечения. Очень сложно с пациентами, которые, насмотревшись рекламы, решают для себя, что конкретно им надо, например, фотоомоложение (серия процедур для восстановления упругости кожи путем воздействия на нее специальными видами волн). Хорошо, что есть специалисты, которые видят, что нужно делать в первую очередь, и надо ли вообще. Например, о каком омоложении можно говорить, если у женщины – избыток кожи на лице. «Я хочу это» – очень частая ошибка. Ведь без консультации грамотного специалиста можно потратить на процедуры уйму денег и получить минимальный эффект по улучшению внешности.

– Кстати, можно нескромный вопрос? Вы так хорошо выглядите. Сами-то обращаетесь к услугам, оказываемым в вашем центре?
– Конечно. Но, кроме того, так давно работая с пациентами, я взяла себе за хорошую привычку следовать тому, что сама им рекомендую: я постоянно слежу за своим питанием и образом жизни, избегаю вредных привычек. К нам все чаще стали наведываться совсем молодые девушки (15-16 лет). Уже в таком возрасте они стараются хорошо выглядеть, следить и ухаживать за собой, интересуются, как это лучше делать. Глядя на них, понимаешь, что красота – это не только творение рук косметолога, это постоянная и активная забота. А не то, как многие думают: обратился к врачу, заплатил, вылечили и все, ты можешь к этой проблеме больше не возвращаться. Может, к хирургу достаточно прийти один раз, скорректировать форму ушей. С красотой в комплексе дело обстоит иначе: это усердная и неустанная работа. Прежде всего, усилиями самих женщин и мужчин. О красоте и здоровье мы разговаривали со специалистами Клинического центра пластической хирургии и медицинской косметологии г. Минска

Оставить комментарий