АНДРЕЙ НЕКРАСОВ: «Политически» мои фильмы спорные»

Выразив недоверие российским властям, режиссер «взялся» за украинские. Поговорить с режиссером Андреем НЕКРАСОВЫМ захотелось сразу после просмотра в интернете его фильма «Недоверие», в котором сквозь призму судьбы одной семьи рассказывалась версия о том, что взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске – дело рук российского ФСБ, часть спецоперации «Преемник», в результате которой Владимир Путин стал президентом России.

Несмотря на плохое качество записи, мы, несколько сотрудников редакции, смотрели фильм, не отрываясь, кто-то плакал, а после просмотра долго не хотелось говорить. Однако связаться тогда, в минувшем октябре, с режиссером не удалось – уехал на съемки. Письмо на сайт фильма с просьбой об интервью несколько месяцев оставалось без ответа, в результате чего данная история была благополучно забыта. И вот неделю назад пришло сообщение о том, что Некрасов в Киеве презентует свою книгу «Это – революция» и монтирует фильм об отравлении Виктора Ющенко. Мне едва удалось «выловить» Андрея между Киевом и Берлином, чтобы не искать в Вашингтоне и Лондоне. – Фильм «Недоверие» снят в 2004 году. В каких странах он был показан, сколько зрителей его видело, какие призы фестивалей завоевал?

– Фильм был отобран в программу американского фестиваля «Санданс», самого известного и престижного в США, основанного Робом Редфордом. Там нет никаких призов для иностранных фильмов, но критика писала, что «Недоверие» – один из лучших фильмов года. В этом легко убедиться, если посмотреть сайт кинофестиваля. Фильм куплен для американского и канадского телевидения. Там его показывали и повторяли. Было множество хвалебных отзывов. Кроме того, мы получили приз за лучший документальный фильм «Эмнести Интернешнл» в Копенгагене и на международном кинофестивале в Карачи. После этого ленту купили телеканалы Швейцарии, Испании, Португалии. Сами понимаете, что говорить в таких условиях о точном числе зрителей крайне затруднительно, тем более что продажей фильма занимались канадцы из «NFB».

– Не считаете ли Вы, что призы, полученные на зарубежных фестивалях, – это, скорее, политическая оценка фильма, а не оценка художественных достоинств ленты?
– Разумеется, я так не считаю. Наоборот, мне часто приходится слышать, что именно с политической точки зрения фильм спорный, но с точки зрения режиссуры все сделано мастерски. Об этом говорят сами режиссеры, в том числе из стран СНГ. Кстати, «Санданс» – самый «привередливый» фестиваль, который держит очень высокую марку художественности. Попасть туда для «голливудцев» – признание особенно сильной художественной стороны. Даже представители «Эмнести…» говорили о «средствах выражения гуманистических ценностей».

– Из критики Вашего фильма наиболее часто доводится слышать довод о том, что ничего нового в нем не содержится. Якобы сплошь повторение сказанного в книге А.Литвиненко «ФСБ взрывает Россию» и в фильме «Покушение на Россию». Вы могли бы что-то возразить критикам?
– В отличие от перечисленных Вами трудов, «Недоверие» – художественное произведение, киноповесть, где есть основные герои, как в настоящих художественных произведениях. Эффект от фильма прежде всего эмоциональный. Об этом писали даже мои питерские оппоненты. Какой-то лидер пропутинского молодежного движения «Наши»... Новинка фильма именно в том, что он заставляет задуматься, а кого-то и заплакать. По большому счету, можно ли написать что-то новое о Великой Отечественной войне, скажем? Можно, конечно, попытаться в стиле Виктора Суворова копаться в разных парадоксальных вещах. А можно написать «Жизнь и судьба», как это сделал Гроссман, где новым будет только художественная интерпретация. Хотя, конечно, и эта интерпретация может иметь «политический» эффект. Порой даже больший, чем сухие гипотезы.

– Говорят, что первоначально в фильме было интервью с Ахмедом Закаевым. Почему Вы решили убрать его из фильма?
– Я убрал его только из укороченной телевизионной версии. И это никак не связано с отношением к Ахмеду. Наоборот, к Закаеву отношусь хорошо.

– Почему теперь Вас, гражданина России, заинтересовала «украинская тема»?
– Украинская политика – зеркало российской. Украинская революция – красноречивый намек России. И власти, и народу. Украина уникальна тем, что ее политическая культура стала принципиально отличной от российской. И это при том, что историческая и языковая культура Украины самые близкие России (наряду с Беларусью). От успеха или провала оранжевой революции зависит очень многое в России.

– К каким выводам Вы пришли, расследуя тему отравления В. Ющенко? Почему, по-Вашему, «оранжевые» до сих пор сами не расследовали это преступление и не наказали виновных?
– До выхода фильма не могу говорить обо всем, что я обнаружил, но замечу, что заявление команды Ющенко о его отравлении представителями власти последовало тогда, когда этому не было никаких доказательств.

– Почему документалист предпочел писать книгу о революции, а не снимать фильм об этом?
– Я не только документалист, но и автор пьес и эссе, а также режиссер игрового кино и театра. У меня философское и филологическое образование, помимо кинематографического. В книге я исследую наряду с политическими философско-исторические обоснования неизбежности народной революции в России, которые «не форматируются» в фильм.

– Не считаете ли Вы, что тема украинской революции «ушла» и время исследовать, скажем, причины разочарования многих украинских граждан своими недавними кумирами?
– Идея антиноменклатурной революции гораздо значительнее, чем тактические, политические и экономические проблемы, их решенность или нерешенность в масштабах года. Тот факт, что народ не дал постсоветским властям себя обмануть в очередной раз – явление исторического масштаба, а недовольство четверти населения персоной Ющенко – не исторического. Кстати, как показали недавние парламентские выборы в Украине, за оранжевых пока все еще большинство народа. Я интенсивно общался с людьми в Украине последние полгода и о настроениях украинцев осведомлен.

– Не считаете ли Вы, что в профессии кинодокументалиста есть много сходного с профессией репортера? То есть работа «живет один день», а завтра уже никому не интересна?
– Не считаю. По «Недоверию» уже заметны определенные циклы возрастания-угасания-возрастания интереса. Для того чтобы интерес «возвращался», нужно, чтобы не «новое» в фильме было главным, а история человека, позиция автора, «киноязык».

– У Вас наверняка существуют проблемы с распространением своих трудов. Где можно приобрести «Недоверие», фильм об отравлении Ющенко и книгу «Это – революция»?
– Проблемы, конечно, возникают. Так, «Недоверие» «прокатывала» одна фирма, но на них «наехали», и заниматься продажей фильма коммерсанты перестали. Сейчас его можно купить в Москве на «черном» рынке. Или «скачать» в интернете на сайте nedoverie-film.com. Книгу можно скачать на сайте etorevolutsia.com Что касается фильма про отравление Виктора Андреевича, то он еще не готов. Премьера состоится скорее всего в мае. Называться лента будет «Болею за Украину».

СПРАВКА «ЭН»

Андрей НЕКРАСОВ – родился 26 февраля 1958 года в Ленинграде. Учился в ЛГИТМИКе (1975–1979 гг.), окончил Колумбийский университет (1984 г.), Высшие режиссерские курсы в Бристоле (1986 г., Великобритания). Работал ассистентом режиссера у Андрея Тарковского на фильме «Жертвоприношение». Автор телевизионных фильмов и телепередач (BBC, Channel-4), автор и режиссер театральной постановки «Игрок», которая с успехом шла в ряде немецких театров. Призер международных и отечественных фестивалей.