КИТАЙ ИДЕТ. И ПРОХОДИТ МИМО

В последнее время в разговорах о тенденциях в мировой экономике все больше внимания уделяют восточному направлению. Или, если конкретнее, китайскому. Говорят, что Китай не забыл о своей имперской идеологии и не собирается больше зависеть от США. Очевидно, что Китай больше не хочет мириться с ролью «мировой фабрики», снабжающей западные страны дешевыми товарами.

«Поднебесную» начинают побаиваться в Штатах и Европе, немного паникуют россияне, не единожды за последнее время заводившие дискуссии на тему «стоит ли бояться Китая?». А китайцы меж тем продолжают идти.

УРОКИ ПОДНЕБЕСНОЙ

Белорусы с Китаем дружат. По крайней мере, в декабре прошлого года, как только глава государства в четвертый по счету за время своего президентства раз посетил КНР с официальным визитом, за ним потянулось почти все руководство страны. После этого было объявлено о контрактах на 500 млн долларов, создании совместных предприятий и том экономическом эффекте, который мы все должны увидеть через два-три года.

О том, что из себя представляет китайская экономика и каковы наши перспективы относительно Китая, мы беседуем с экономистом, председателем НИЦ Мизеса Ярославом РОМАНЧУКОМ.

– Во время своего последнего визита в КНР глава государства не только делал комплименты китайской экономической модели, но и говорил о заимствовании ее лучших элементов. Насколько же похожи Китай и Беларусь?
– Про Китай принято говорить «одна страна – две системы». Первая часть – это государственные предприятия, банки. Там не действуют законы рынка, там по-прежнему социализм, там генерируются долги. С одной стороны, это – тормоз, который сдерживает рост второй части экономики, а с другой – это какая-то возможность занять людей, дань той идеологии, которая существует в Китае. Другой сектор – это в первую очередь 14 свободных экономических зон, капитализм в самом ярком представлении. Там на ноль сведено государственное регулирование, там действуют законы спроса и предложения, и там, за что нужно отдать должное китайскому руководству, жестко защищают права собственности. Главная особенность Китая заключается в том, что он декларирует идеологию коммунизма, но коммунизма с легальной частной собственностью и ответственным подходом к рынку. На самом деле, Беларусь идет прямо противоположным путем.

– К опыту Китая апеллируют различные политические группы: одни восхваляют централизованный контроль и монополию одной политической партии, другие говорят о чрезвычайно низкой доле госрасходов в ВВП и о высокой степени экономической свободы. Чему может и должна научиться Беларусь у Поднебесной?
– Китай на несколько порядков более капиталистичен, чем Беларусь. Размер государства составляет порядка 20-22% ВВП, когда у нас более 50. В этом отношении китайское руководство больше понимает необходимость развития бизнеса и привлечения иностранных инвестиций. При этом наблюдается тенденция по сокращению убыточного неблагополучного госсектора, уже началась продажа четырех крупнейших китайских банков, идет их санация, медленно, но уверенно входят иностранные компании в страховой рынок, сокращаются объемы производства на гигантских промышленных госпредприятиях. Я думаю, что постепенно доминировать будет совсем не та часть китайской системы, которую мы называем социализмом.

Парадоксально, но Китаю повезло, что у него не было нефти, газа и других природных ресурсов, при поддержке которых можно было бы безбедно поддерживать государство. Конечно, таких испытаний никому не пожелаешь, однако из этого можно извлечь урок. Не нужно ждать наступления кризиса, чтобы начать реформы. Нужно не просто почивать на лаврах топливно-энергетической ренты, а воспользоваться хорошей конъюнктурой для реформирования государства и экономики.

ДЕШЕВОЕ И КАЧЕСТВЕННОЕ НАСТУПЛЕНИЕ

– Китай традиционно ассоциируется с ширпотребом, с товарами-однодневками низкого качества…
– Да, если раньше товары китайского производства были товарами-однодневками, плохого качества, то сегодня это вполне приличные товары, которые идут под престижными брэндами. Китай значительно расширил свое присутствие в высокотехнологичных отраслях, там, где нужны не только рабочие руки за 50 долларов в месяц, но и знание того, как обслуживать технику. Их уже боятся и американцы, и европейцы, что очевидно на фоне жесткого протекционизма на европейском рынке по отношению к товарам китайского производства.

Данный сегмент привлекает большое количество инвестиций, это порядка 50-60 млрд долларов в год. Это инвестиции как Гонконга, Тайваня, Сингапура, так и других стран мира. В Китае размещены производства многих ведущих транснациональных корпораций мира, начиная с General Motors, Mersedes, P&G и так далее, при этом доля Китая в получаемой ими прибыли постоянно увеличивается. При этом каждая компания декларирует постоянное увеличение инвестиций, потому что потенциал роста огромный.

По объему производства Китай уже вошел в пятерку сильнейших государств мира, по потреблению нефти он второй в мире. Быть на этом рынке выгодно, это гарантированная работа, получение прибыли. Сейчас сложилась ситуация, когда на размещение заказов на китайские предприятия нужно стоять в очереди.

– Стоит ли белорусам бояться Китая?
– Став членом ВТО, Китай может требовать свободных правил торговли, поэтому конкурировать с ним в режиме протекционизма и закрытой торговли практически невозможно. Да, в Китае есть проблемы. Там 300 млн безработных, но вместе с тем Китай показал совершенно беспрецедентный способ вывода из состояния голода более 1 млрд людей за 25 лет, такого не удавалось ни одной стране.

Торговать с Китаем нужно обязательно, открывать у нас китайские предприятия необходимо. Даже Россия не может остановить китайскую экспансию. За Уралом уже много желтого цвета. Те предприятия с китайскими технологиями, которые там создаются, будут выпускать те товары, с которыми мы так или иначе должны будем конкурировать. Вопрос в том, сможем ли выдержать эту конкуренцию.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

В 2005 году Китай занимал 2,2% в общем объеме внешней торговли республики. За 11 месяцев прошлого года на КНР приходилось 2,6% общего объема экспорта и 1,7% импорта.

ИМПЕРИЯ ВОЗВРАЩАЕТСЯ

Запад, как считают эксперты, уже исчерпал возможность покупать в кредит, а экспортно ориентированный Восток близок к перепроизводству. Возможно, они скоро поменяются ролями, а Китай вообще предпочтет пойти по особому пути. Китай сегодня имеет дело с избытком производственных мощностей, однако традиционные рынки экспорта не растут так быстро, как когда-то. Так что теперь КНР озаботится не только развитием внутреннего потребления, но и активным инвестированием в потенциальные, будущие рынки. Предрекают, что китайская экономическая экспансия затронет в первую очередь страны Латинской Америки, Восточной Европы, Россию и, возможно, государства Африки.

Оставить комментарий