МЫ ВСЕ ЕЩЕ СТЫДИМСЯ «ДЕЛАТЬ ДЕНЬГИ»

МЫ ВСЕ ЕЩЕ СТЫДИМСЯ «ДЕЛАТЬ ДЕНЬГИ»

Белорусскому бизнесу 20 лет. Слово «предприниматель» для нас не такое уж и новое. Шутка ли, частное дело в нашей стране живет уже 20 лет. Началось все с создания в 1986 году первых кооперативов и пришло к тому, что в этом году государство определило развитие негосударственного сектора экономики как приоритет на ближайшие 5 лет.

Правительство и бизнес пытаются наладить диалог. По крайней мере, власть в последние годы признала наличие частной инициативы как таковой. Председатель Совета по предпринимательству Беларуси Мечислав ВИТКОВСКИЙ, например, отмечает, что «за 20 лет негосударственный сектор экономики Беларуси прошел определенный путь. Мы рады, что он есть, и надеемся на его дальнейшее успешное развитие». Пока наш малый бизнес формирует только 10% от ВВП (для сравнения: в Швеции, Германии, США – 55-65%), но задача перед ним стоит великая: «увеличить вклад бизнеса в валовой продукт до 20-25%».

Однако сегодня, к сожалению, приходится констатировать, что диалог бизнеса и власти носит исключительно декларативный характер. Иногда кажется, что правительство в целом и многие чиновники в частности так и не ушли от восприятия предпринимателя как того, кто покупает у одних, продает другим, а сам, разумеется, при этом «наживается».

«Предприниматель работает не только для того, чтобы ездить на хорошей машине, жить на вилле за высоким забором, отдыхать на Канарах и морщиться от вида бутерброда с икрой по утрам, – говорит экономист, председатель НИЦ МИЗЕСА Ярослав РОМАНЧУК. – Зачем же? Чтобы получать презрительные завистливые взгляды людей и оскорбления чиновников? Чтобы выслушивать слезливые просьбы неудачников и лентяев об общественном долге и необходимости их индивидуальной поддержки? Наверняка нет. К сожалению, внешняя яркая обертка успешного предпринимателя часто заслоняет его огромную социальную значимость: новый уровень жизни, создаваемые рабочие места, социальные программы помощи, средства на образование и обучение молодежи и, конечно, качественные дешевые товары и услуги. Предприниматели цементируют общество, создают стабильность и безопасность».

По мнению эксперта, если бы вдруг забастовали белорусские предприниматели, наша страна очень быстро стала бы похожа на Северную Корею или агонизирующую Африку. Беларусь без предпринимателей представляется мрачной. Очереди за туалетной бумагой, полупустые магазины, вата и марля вместо памперсов и «тампаксов», хозяйственное мыло вместо «Камэй» и «Запорожец» вместо «Фольксвагена».

Как говорит Я.Романчук, «в Беларуси много проблем, но одну из них нужно выделить особо. Люди стыдятся своего успеха. Боятся рассказать о своем тяжелом труде. Умалчивают о своих достижениях. Атмосфера моральной серости, когда многие в кулуарах предпочитают решать личные шкурные вопросы, пренебрегая корпоративной этикой, надеясь, что его пронесет кара КГК, налоговой или исполкома, явно не способствует развитию предпринимательства».

Как это ни забавно, но «делать деньги» и обладать ими у нас все еще является чем-то постыдным и чуждым нашей морали. Представьте себе картинку: вы идете по улице, а мимо вас проезжает новенький серебристый «Лексус». Из него выходит стильно одетый человек, в руках у него современный мобильный телефон и он идет обедать в не самый дешевый ресторан. Что вы почувствуете? В большинстве случаев, укол зависти. А потом, чтобы успокоить самого себя, еще и добавите: «Честным путем таких денег не заработаешь».

Кстати, фразу «делать деньги» придумали сами люди. Богатство долгое время считалось чем-то статичным. Его захватывали, выпрашивали, воровали, наследовали… И только потом признали, что богатство – это результат человеческой способности думать и действовать. Разве человек, который придумал компьютер, сделал это за счет тех, кто этого не сделал? Разве тот, кто ходит на работу каждый день, зарабатывает деньги за счет тех, кто находится на социальном обеспечении? Ответ, думаю, известен каждому.

ЧТО ТАКОЕ БЕЛОРУССКИЙ БИЗНЕС?

В частном бизнесе Беларуси занято около 1 млн человек, то есть 25% всех занятых в экономике страны. В малом бизнесе получают зарплату и доходы 440 тыс. человек, в среднем – 300 тыс. человек. В стране насчитывается около 180 тыс. индивидуальных предпринимателей. Почти 74% занимающихся бизнесом имеют высшее образование. На среднем белорусском предприятии работает 11-50 человек. Но… Почти половина частных предприятий не привлекают для финансирования своей деятельности кредиты, потому что его получение представляет серьезную проблему. В структуре капитала кредиты свыше одного года представляют всего 7,8%. Львиную долю (70,2%) составляет уставной фонд. Около 60% предприятий имеют рентабельность до 10%, из них 14% – менее 5%. Высоко прибыльную работу (более 50% рентабельности) декларируют только 2,5% частного бизнеса. Среднее частное предприятие платит с выручки 28,6% налогов и платежей. При этом справедливой, по мнению белорусского бизнеса, будет такая налоговая система, при которой они будут платить 13,5% от выручки.

КОММЕНТАРИИ

Экономист, руководитель АЦ «Стратегия» Леонид ЗАИКО:
«Представляете, какая это махина – тысяча вагонов белорусских чиновников!»

– Предпринимательство – это примерно 25% той экономической власти, которая существует в стране, но это, скорее всего, пассивная власть. То есть предпринимательство не влияет на правила игры, не влияет на изменение тех или иных позиций, связанных со стратегическими условиями развития нашей страны. 20 лет предпринимательство прокладывало себе дорогу, чтобы понять себя и идентифицировать. Но пока эта фаза еще не пройдена. Ребенок есть, он кричит, двигается, говорит, но мы его еще не назвали.

Во всем мире ответственность предпринимателей заключается в том, что они отвечают за доходы населения. однако сейчас на государственном предприятии выгоднее работать, чем на частном. Но при этом вот такой странный момент. Когда наш Минстат дал подборку данных объемных показателей в прошлом году, позапрошлом среди трех типов хозяйственных субъектов – республиканской подчиненности, местной и вневедомственной, то темпы были такими: скажем, общий рост на 12-15% у республиканских, у местных – примерно так же, а вот на вневедомственных – 20-25%. То есть предприятия, которые не находятся под крылом власти, показывают результаты экономического роста.

Для правительства, государственного сектора важно понять, что предпринимательство может артикулировать свои интересы, которые идентичны национальным экономическим интересам. То есть защищать наше предпринимательство – задача правительства. Правительство здесь еще до этого не доросло. У нас, например, в законодательстве есть такие вещи, как поощрение иностранных инвестиций. Ни в одной стране с нормальным предпринимательством таких законов нет. Потому что такой закон сразу похоронили бы. Поощрять надо своего, а не иностранного инвестора. А так получается социалистический интернационализм.

У нас еще не сложилась национальная экономическая элита. Чтобы ни происходило в Беларуси, если наша элита не сможет быть действенной и работоспособной, страны не будет. Кстати, это понимает белорусский Президент, который не хочет приватизации крупных белорусских предприятий. Потому что это будет процесс конвертации власти. Глава государства прекрасно понимает, что в итоге он получит совсем другую страну. Это, кстати, тоже точка соприкосновения власти и предпринимательства. Нам нужно помогать своим предпринимателям, чем ждать, пока придут другие. А они придут или с Востока, или с Запада. Судя по ситуации, скорее всего с Востока.

Есть и определенная проблема при взаимодействии с государственными чиновниками. Я ее рассматриваю не только в контексте того, что трудно получить лицензии, разрешения и так далее. Одним из тезисов белорусского предпринимательства должна быть поддержка идеи дебюрократизации белорусского общества. Не нужно такое количество министерств, различных управлений на местах. Нужно снятие этой нагрузки с белорусского общества. Вообще, белорусских чиновников, всех, которые у нас есть, можно посадить в тысячу вагонов. И для того чтобы их переучить, отправить в страну с хорошей бюрократической системой, такую, как Голландия, где нормально все работает. Вы представляете, какая это махина – тысяча вагонов белорусских чиновников! И они сидят на месте. Интересные вещи получаются, когда начинаешь анализировать условия жизни белорусских служащих государственного и частного секторов. Например, по опросам, 81% наших бизнесменов был в Германии, в то время как среди представителей государственного сектора, чиновников – только 33%, в Польше был 71% бизнесменов и 23% государственных служащих, в Прибалтике – 68 и 11% соответственно. В ходе опроса было выяснено, что госчиновники практически не были в США, Дании, Испании, Бельгии, то есть в странах с развитым капитализмом. Они же сидят на месте! А это очень серьезная проблема. Потому что когда вы говорите чиновнику, что должен быть свободный рынок, он не понимает, что имеется в виду. Потому что если бы он был где-нибудь в Голландии или еще где-то, то он бы что-то подсмотрел, собезьянничал, в конце концов. Это очень важно, потому что сейчас идет разное цивилизационное наполнение тех социальных групп, которых мы видим в качестве партнеров, то есть власти и бизнеса.

Экономист Исследовательского центра Института предпринимательства и менеджмента Елена РАКОВА:
«Почти половина населения хочет, чтобы их дети занимались бизнесом»

– В конце прошлого года Исследовательский центр ИПМ провел очередное исследование бизнес-среды. Мы опросили 400 руководителей малых и средних предприятий (МСП). Сразу отмечу, что исследование подтвердило выводы многих международных организаций о наличии значительных проблем в области регулирования деятельности МСП в Беларуси. Конечно, для большинства из них эти проблемы являются решаемыми. Особенно это касается тех фирм, которые давно работают на рынке. Однако существующие проблемы затрудняют возникновение новых фирм или развитие предприятий, только встающих на ноги, которые не могут себе позволить нанять большой штат специалистов для решения тех или иных вопросов. И хотя к сложной, противоречивой и нестабильной деловой среде белорусский бизнес давно приспособился, издержки этого приспособления оплачивают все жители Беларуси в виде более высоких цен (по сравнению со странами-соседками), более узкого ассортимента или более низкой конкуренции. В силу многих обстоятельств, белорусский бизнес остается, за небольшим исключением, малым.

В результате опроса выяснилось, например, следующее. В среднем 40% респондентов отметили наличие факта доведения до них темпов роста объемов произведенной продукции. То есть чуть ли не половина бизнесменов отмечают вмешательство государства в свою деятельность и нарушения, таким образом, своих прав частной собственности. При этом, чем больше предприятие, тем больше интерес к нему со стороны государства. О доведении темпов роста заявило только 24% предприятий с численностью до 10 человек, 44% – до 50 человек, 45% – до 100 человек, 61% – от 100 до 200 человек.

Одной из основных проблем, затрудняющих развитие бизнеса, являются высокие штрафы за нарушения, допущенные в ходе осуществления деятельности. Однако нужно подчеркнуть, что штрафы «вытекают» из проверок. Наше исследование показывает, что в Беларуси одна проверяющая организация в среднем проверяет предприятие более одного раза в год, более того, одной контролирующей организацией дело не ограничивается. Согласно исследованию, в среднем одно МСП в 2004 году проверялось 23 раза. Эти проверки в среднем длились 27 рабочих дней. Наиболее часто МСП проверяли представители налоговой инспекции (это отметили 91% респондентов). В среднем за год одно МСП налоговая инспекция проверяла 1,61 раза. Но при этом некоторые респонденты отметили, что налоговая проверяла их предприятия 10-12 раз. И хотя среднее время проверки составило 4 дня, в ряде случаев они затягивались на 10-15 дней. Или вот, например, некоторые респонденты отметили, что органы пожарного надзора проверяли их предприятия 5-10 раз.

А ведь именно из частоты и многообразия проверок вытекают высокие штрафные санкции. Причем, как показывают исследования и разговоры с представителями деловых кругов, основной проблемой штрафов является несоответствие между допущенными нарушениями и наказанием за него. Такие регулирующие нормы приводят к росту теневой экономики, коррупции, другим негативным явлениям.

Еще один немаловажный момент – составлением отчетности для госорганов на среднем МСП занято 3,65 человека. Руководитель же на общение с органами госуправления тратит 5,32 часа в неделю.

Вопреки сложившимся мифам, абсолютное большинство населения положительно относится к предпринимателям и предпринимательству Беларуси. Люди видят в предпринимателях творцов, поставщиков товаров и услуг, создателей рабочих мест, а не «жадных эгоистов» (см. табл. 1). Многие из тех, кто работает на госпредприятиях, хотели бы перейти в негосударственный сектор. Кстати, такое желание изъявляют не только жители столицы и областных центров.

Кроме того, исследование подтвердило наличие еще одной зависимости: между доходом респондента и его отношением к предпринимателю. Согласно опросам, существует прямая связь: чем ниже доход респондента, тем негативнее отношение к предпринимательству.

Надо отметить, что в желании иметь собственное дело, белорусы ничем не отличаются от поляков, прибалтов или словаков. Они хотят и могут работать. Более трети населения хочет начать свой бизнес. И это важный показатель. Несмотря на все сложности ведения бизнеса, 40% населения хотят, чтобы их дети занимались предпринимательской деятельностью. Очевидно, что у частного бизнеса существует огромный потенциал для создания новых рабочих мест и занятости работников, высвобождающихся в госсекторе.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz