АНАТОЛИЙ ФОМИН: «И в Беларуси, и в США одинаковые ошибки»

В стране состоялись президентские выборы. Как и предполагалось, их результаты вызвали достаточно сильный резонанс среди оппозиции, иностранных СМИ и международных организаций. Именно огромный отрыв действующего Президента от конкурентов некоторым дал повод говорить о фальсификации результатов голосования. ОБСЕ не признала проведения выборов согласно международным стандартам, США отказались признать новым президентов Александра Лукашенко.

Напомним, что это не первое недовольство европейскими и американскими структурами результатами плебисцитов в РБ. Так было и после президентских выборов в 2001-м, так было и после референдума в 2004-м. О том, как проходили выборы, стоит ли сомневаться в результатах голосования, чего не хватает белорусскому избирательному законодательству, в интервью «ЭН» – председатель ЦИК Татарстана Анатолий ФОМИН.

– Анатолий Алексеевич, какие у Вас общие впечатления об атмосфере выборов?
– Как мне показалось, но это не только моя точка зрения, – спокойствие было точно, не чувствовалось напряжения, было видно, что люди для себя решение уже приняли и идут голосовать уверенно. Возможно, некоторая напряженность ощущалась в областях и районных центрах в том плане, как рассказывали мои коллеги, что уже после закрытия избирательных участков, люди были взволнованы и спрашивали, как там в Минске. Но сами выборы прошли очень спокойно. Если бы в обществе была тревога, то такой явки не было бы. А она была поразительной, искусственно такую не сделаешь, это точно. Но что меня удивило, так это отсутствие наблюдателей от кандидатов – как от Лукашенко, так и от его оппонентов. У нас же они просто кишат на участках с утра до подведения итогов. И пока наблюдатель не получит копию протокола, заверенную председателем комиссии, он с участка просто не уходит. Может быть, кандидаты изначально не верили или были, наоборот, уверены, как действующий Президент. Но если кандидат действительно борется всерьез, то наблюдатели от его штаба должны считать каждый голос, как это делается у нас в стране. Фактически представители от кандидатов у нас обладают теми же правами, что и члены комиссии, разве что они не имеют права прикасаться к документам, но смотреть их могут.

– С этой точки зрения имеет ли оппозиция право говорить о фальсификациях результатов выборов?
– Скажу одно, что если бороться всерьез, то борьба должна быть на каждом участке, тогда будет и результат. В противном случае кандидаты заранее понимают, что результата в их пользу ждать не приходится, и появляется внешний антураж – митинги, пикеты и так далее.

– Нарекания ОБСЕ и по выборам в Казахстане, и по выборам в РБ имеют общие мотивы?
– Да, наблюдатели и там, и здесь схожи в своей позиции, причем, я считаю, эта позиция выработана заранее.

– Свой нелицеприятный вердикт вынесли наблюдатели от БДИПЧ ОБСЕ, который расходится с выводами наблюдателей от СНГ. Имеет ли смысл и возможна ли консолидация всех наблюдателей в вынесении общего мнения с учетом всех поправок, чтобы в этом плане не было такого диссонанса?
– Я думаю, что это со временем произойдет, хотя и не так быстро. Ведь в западных странах другие традиции выборов. Начать хотя бы с того, что на президентских выборах они в первую очередь выбирают высшего менеджера от государства. У нас же традиции немного другие – это чуть ли не власть от Бога, и от президента во многом зависит, каким курсом пойдет страна. Они приезжают к нам и высказывают свою точку зрения, хотя у них с их законами проблем не меньше. Я читал отчет по выборам президента в США, когда Буша избрали – поверьте, одни и те же ошибки, что и у нас, и с проколами в подсчете голосов, и с махинациями членов комиссии, вспомните те же перфокарты во Флориде. Часто нас укоряют в использовании административных ресурсов в ходе выборов, но в той же Германии в некоторых городках вывешиваются списки тех, кто не проголосовал, в Венгрии выборы вообще МВД организовывает, а в некоторых странах Евросоюза введена уголовная ответственность за неучастие в голосовании. И эти традиции у них вековые. Во многих странах нет графы «против всех», они боятся этой нормы. В Америке в частности. Это ведь, прежде всего, отношение к власти и к избирательной мишуре. Хотя в Госдуме уже ходят разговоры по этому поводу. И если этой нормы не будет, то примерно на 15 процентов явка будет меньше – человек ведь желает высказать свою гражданскую позицию.

– Скажите, можно ли говорить о том, что в белорусском обществе зреет некий раскол, учитывая начавшиеся 19 марта события на площади?
– Я думаю, нет. У вас не видно причин, мотивов для раскола. Ведь по какому принципу происходит раскол. По национальному, по социальному – но в Беларуси нет межнациональных противоречий, у вас нет олигархов, нет такой разницы в уровне доходов, как у нас, у вас нет крупных магнатов, которые появились в том числе и в результате приватизации государственной собственности. Недовольство же результатом выборов – не причина для раскола, она должна быть где-то глубже – или я недоволен политикой того или иного человека, которая проводится в республике, или своим материальным положением, или своим социальным статусом. Часто бывают недовольны предприниматели. У них, кстати, очень сильная корпоративная солидарность, и я предполагал, что в Беларуси они будут больше выступать. Но в основном, как оказалось, эта часть избирателей удовлетворена своим положением. Так что причин для раскола я не вижу.

– Может ли кто-то искусственно создать эти причины?
– Может, но на достаточно короткий промежуток времени, и долго это не будет продолжаться. А тем более, кто за этим пойдет? Может быть, наиболее динамичное и легкое на подъем студенчество, но оно потом быстро остывает – люди заканчивают учебу, идут на производство, обзаводятся семьями, у них появляются другие проблемы.

– В Беларуси кандидаты на пост президента имеют право в своей предвыборной кампании использовать только государственные средства. В России иная ситуация?
– Из государственных фондов мы кандидатам не даем ни копейки. И я считаю это правильным. Спонсорство со стороны может быть, и в российском законе это указывается. Но под вопросом стоит, ограничивать ли бюджеты предвыборных кампаний. Нас заставляют контролировать источники поступлений – есть ограничения по доле иностранного капитала. Даже если спонсорскую поддержку оказывает акционерное общество, то обязательно должна учитываться доля иностранного капитала в его уставных фондах. И эта доля должна быть невысокой. В плане материальной поддержки в России очень большую роль играет партия кандидата.

– Наверняка вы смотрели белорусские телеканалы накануне выборов. Как вы считаете, можно ли расценивать постоянное появление действующего президента в новостных лентах и аналитических передачах как элемент предвыборной кампании, правильно ли это с точки зрения закона?
– Вопрос вечный, и это надо понять. На него нет ответа. Априори государственные каналы должны поддерживать власть, это их задача. С этой точки зрения помощь оппозиции могут оказать лишь негосударственные СМИ.

– Много ли оппозиция потеряла от недостаточного доступа к СМИ, в первую очередь к телевидению?
– Разумеется, потеряла, но не это играло решающую роль. Просто оппозиция слаба сама по себе – она в малом количестве присутствует в законодательных органах, и она не может провести закон, который бы им что-то позволял в этом плане. Хотя для того чтобы продвинуть своих представителей в законодательный орган, ей опять же требуется поддержка СМИ. В общем, это замкнутый круг. И представьте себе двух боксеров, которых выпускают на ринг, но один из них тяжеловес, другой – легковес. Результат будет известен заранее. Так и в политике, если представить, что телевидение – это ринг. Но, в общем, доступ к СМИ – это одна из больных проблем практически всех выборов. Вообще, в предвыборной агитации на первом месте стоит не телевидение, а личные выступления перед избирателями, после телевидения – печатные СМИ и наглядная агитация. Что касается последнего, то в Беларуси я не видел достойных примеров – ни растяжек, ни рекламных щитов. У вас же формат агитации – половина «ватмановского» листа, причем не очень красочного. Меня бы как председателя ЦИК высекли бы за такое.

ИДЕАЛЬНЫЕ ВЫБОРЫ ПО ВЕРСИИ АНАТОЛИЯ ФОМИНА:

1. Присутствие наблюдателей от каждого из кандидатов на избирательных участках.
2. Наличие в составе комиссии представителей с правом голоса от каждого из кандидатов.
3. Наличие мощной программы у кандидатов, когда ведется не борьба личностей, а борьба социальных и экономических установок.
4. Наличие сильных политических партий и движений, которые могли бы поддержать своего кандидата.
5. Полноценный доступ к СМИ для всех кандидатов.
6. Масштабная агитационная кампания кандидатов.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о