НА ГРАНИ ВЫМИРАНИЯ

Минчане постоянно рискуют стать жертвами эпидемий из-за загрязненности болезнетворными организмами вод реки Свислочь

Вот два совершенно удивительных факта: Беларусь, являясь единственной страной, где все население может пить воду из артезианских источников, умудрилась довести свою столичную реку до состояния самой грязной в Европе. Виной тому отсутствие культуры населения и межведомственное разобщение властей. К сожалению, достаточная суровость наших законов искупается необязательностью их исполнения, а предписанные меры, которые могли бы существенным образом изменить ситуацию, просто не выполняются.

У СЕМИ НЯНЕК ДИТЯ БЕЗ ГЛАЗА

Мы оставляем мусор на берегу, зная, что он обязательно попадет в воду, многие просто бросают в нее все, что захотят. Но главная болезнь любой реки, и Свислочь не исключение, – это перегрузка ее промышленными стоками.

– Бесхозяйственность и безответственность перед законом и перед будущими поколениями является основным источником загрязнения, – говорит председатель минского экологического совета Александр СЫКАЛО. – Самый страшный технический источник загрязнения – недобросовестная очистка промышленных стоков. Широко распространен такой термин, как «залповые выбросы». Ночью или в праздники, когда не работают контрольные службы, предприятия отправляют в реку неочищенные отходы производства, убивая в ней все живое.

Многие очистные сооружения неэффективны, недостроены или просто отсутствуют.
Для части предприятий это вопрос экономического характера. Что дешевле: платить штрафы за загрязнение реки, либо строить нормальные очистные сооружения и соответственно потерять на этом большие деньги? К сожалению, закона, который уничтожал бы эту альтернативу, у нас нет. А есть лишь коррупционный «климат» реки – результат дачи взяток санитарным врачам.

Огромная вина лежит и на Министерстве здравоохранения, которое отвечает за санитарный контроль над безопасностью вод Свислочи. Но толку от такого «опекунства» мало: в воде реки в пять тысяч раз повышено содержание маркеров, характеризующих фекальную загрязненность. Проще говоря, в унитазе вода чище, чем в Свислочи. Но самое страшное, что в этой воде в 1.116 раз повышено содержание энтеровирусов, приносящих нам летние эпидемии. Купаться в этой воде просто опасно.

Сегодня необходимо наладить сотрудничество между ответственными за эти вопросы министерствами. А главное – принять технологически возможные и экономически доступные меры по обеззараживанию коммунальных стоков. К тому же люди недостаточно проинформированы о той опасности, которую несет в себе Свислочь, протекая через поселения Беларуси. И мало кто знает, что лучше не рыть колодец ближе 200 метров от берега или поливать огороды непосредственно из этой реки.

Сегодня безопасность вод Свислочи для населения держится на штрафах, нейтрализуемых взятками.

– Штрафы – это мера карающая, но река от штрафа чище не становится, – говорит эколог. – А пока у нас, кроме штрафов и запрещения купаться, ничего серьезного не предпринимается. Нужно, чтобы санитарные врачи выявляли и обеззараживали каждый источник загрязнений.

РЕАНИМАЦИЯ РЕК

В Беларуси все еще есть реки, которые можно назвать чистыми. Воды Нищи, например, что в Витебской области, вполне пригодны для питья и приготовления пищи. Случь и Гайна пока тоже чистые. Озеро Нарочь и река Нарочанка, некогда относившиеся к этому небольшому списку, теперь цветут летом, обильно «удобренные» за счет смыва этих самых удобрений с полей. Однако природа обладает колоссальной восстанавливающей способностью. Поэтому, чтобы вернуть реке чистоту, достаточно просто убрать источник загрязнения, снизить насильственный пресс, которым мы сжимаем ее, медленно умерщвляя реку и жизнь в ней.

– Свислочь еще не умерла, но она на грани, – говорит эколог. – Вместо того чтобы получать живительную влагу, освежиться в реке горячим летним днем, мы имеем под руками бактериальную бомбу, текущую через всю республику.

Несмотря на то, что взять и почистить столь грязную Свислочь – дело очень сложное, существует множество примеров восстановления уже умерших рек. Некогда Великие озера Северо-запада США, как и Рейн в центре Европы, были практически уничтожены по вине растущего сталеплавильного производства, заводов, сбрасывающих все ненужное в воду, добычи железа – в этих водоемах погибла вся рыба и даже водоросли. В Рейне можно было даже проявлять проэкспонированную пленку или снимок – вода была настолько насыщена химикалиями, что людям, проплывающим по ней, нездоровилось.

Хорошенько подумав, правительство тех стран смогло, не трогая самих водоемов, так изменить производство, что даже такие умершие воды вернулись к жизни, в них опять появился гигантский лосось. Вернуть в чистое состояние можно и Свислочь.

Существует множество технологий очисток рек, отработанных специально для крупных городов. Но у нас почему-то все получается…как обычно. Например, два года назад, очищая Свислочь, собранные грязь и ил вывозили, не долго думая, в хранилище прямо за микрорайоном «Малиновка». На дно бывшего песчаного карьера постелили полиэтилен и стали туда бульдозерами сгружать ил, материал очень токсичный, «богатый» выбросами с заводов и чернобыльской радиацией. Но полиэтилен под гусеницами бульдозера превратился в решето. И скоро в водозаборах, находящихся неподалеку от этого могильника, появились иловые химические «приведения», которые содержались в захороненном иле. Спрашивается, зачем их тогда было нужно вывозить из города? Такая подготовка илохранилища и места его расположения (жилой микрорайон «Малиновка») –преступление или глупость? Непрофессиональные действия властей – реальная угроза человеческому здоровью.

НАСТОЯЩУЮ ПИТЬЕВУЮ ВОДУ НЕ КИПЯТЯТ!

В продолжение истории давайте задумаемся, а откуда во многих минских квартирах берется питьевая вода? Правильно, из Вилейско-Минской водной системы. А эта система – открытый водоем и часть Свислочи. Весь Фрунзенский и часть Центрального районов Минска пьет эту водичку.

– Неудивительно, что именно отсюда в детской инфекционной больнице регистрируется самая большая часть инфекционных заболеваний. Их связь с водным фактором несомненна, – говорит Александр Сыкало. – Отчасти это вина Министерства здравоохранения, чьи сотрудники прекрасно понимают, что если вдруг разразится эпидемия, то на своих постах никто не останется. А с другой стороны, это же нужно повседневно проявлять активность, работать, брать на себя ответственность за все принятые меры – для Минздрава это неприемлемо сложно. Поэтому они пошли по промежуточному пути. В ответ на мои претензии, обращенные к замминистра здравоохранения М.И.Римже (доктору медицинских наук, эпидемиологу), который знает о возможных последствиях того, что сбрасываемые в Свислочь воды не обеззараживаются, я получил потрясающий по цинизму ответ: Минздрав даст команду обеззараживать воду только по эпидемическим показаниям. То есть чиновники ждут катастрофы, используя нас с вами как некий тестер-прибор?

Самый яркий пример, по словам председателя минского экологического совета, – это летние меры «предотвращения» заболеваний. Населению не рекомендуют пить из-под крана сырую воду. Но ведь из крана должна течь именно питьевая вода со стандартом, исключающим наличие в ней непригодных для человека примесей, а уж тем более, болезнетворных бактерий. Ничего подобного! Ведь сточная вода у нас не обеззараживается, а лишь хлорируется перед поступлением в дома.

Кстати, фильтры воды не защищают нас в полной мере. Они и не предназначены для обеззараживания. Тот посеребренный уголь, который находится внутри фильтра, всего лишь препятствует размножению бактерий на материале фильтра и не защищает от опасных микроорганизмов. Минздрав говорит, не пейте сырую воду, а пейте кипяченую. А что же мы тогда пьем?

Отфильтровать избыток хлора тоже не получится. К сожалению, в большинстве фильтров зарубежного производства отсутствует специальная вставка, определяющая, как долго он может действительно работать, а не просто пропускать жидкость. Поэтому лучше покупать белорусские фильтры, ориентированные на местную воду. Хотя срок их действия также зависит от состава очищаемой им воды: если вы живете в Уручье, то фильтр может работать и три года, а если, скажем, в Веснянке, то полтора, а то и меньше.

РИСК ЧТО-НИБУДЬ СДЕЛАТЬ

К сожалению, до сих пор большая часть питьевой воды обеззараживается путем небезразличного для организма человека хлорирования. Жидкий хлор привозят к нам из России, где его применение и производство уже неуклонно снижается. Российская федерация уже давно перешла на более эффективные и гуманные меры предотвращения заболевания населения, на более современные методы обеззараживания воды. Установки россиян хоть и называются «Аквахлор», но вырабатывают преимущественно вещества совершенно иного характера, которые, мгновенно прореагировав, тут же распадаются. Главной особенностью такой электрохимической активации воды является ее удивительная дешевизна. На сегодняшний день только в Слуцке удалось избавить население от опасности, обеззараживая питьевую воду не хлором, а такими установками. Почему же Беларусь не может пойти по примеру России, удачно использующей технологию электрохимической активации уже более десяти лет? Да, с одной стороны, в мире наработано так много изобретений, что найти нужное становится проблемой. Однако это не извиняет неумение и нежелание чиновников и специалистов вовремя и грамотно определиться, по причине чего страдает здоровье, а то и жизнь граждан.

– Я не раз беседовал на тему безопасной питьевой воды и в Минздраве и в водоканале, где мне рассказывают, как все и везде у нас хорошо. И мне, председателю минского экологического совета – не специалисту – приходится самостоятельно ездить договариваться в Москву, собирать информацию о современных технологиях очистки и обеззараживания воды, предлагать «профессионалам» хоть что-то делать. А в ответ слышать: «Вы найдите и обоснуйте, а мы внесем это в новые проекты». Логика чиновников проста – за ничегонеделанье – в худшем случае пожурят. А инициатива у нас наказуема – ее нужно защищать, продвигать, нести за нее ответственность – возникает риск вылететь с работы. На таком соотношении рисков и строится вся система. Вода сегодня – самая главная проблема, источник радостей и бед, от ее качества зависит здоровье нации.

ДЕЛО – ТРУБА

Еще одна беда, влияющая на качество воды, – неприглядное состояние труб, которые не обеззараживаются и не промываются.

– Мне как медику срез водопроводной трубы в ее внутреннем диаметре напоминает срез тонкой кишки, в просвет которой свисает множество ворсинок, – говорит эколог. – Эти наросты ухудшают технические характеристики трубы: из-за снижающейся пропускной способности приходится увеличивать давление в ней, а это зачастую ведет к разрыву ее истонченной стенки. С другой стороны, это идеальное место для жизни и размножения микробов. Поэтому проблемы труб нужно срочно решать. И опять-таки начать с обеззараживания воды, обогащенной продуктами нашей жизнедеятельности, в том числе бактериями, опасными для нашего здоровья (кишечные инфекции, туберкулез).

А деньги могут быть не просто выделены, они могут быть сэкономлены. Пластмассовые трубы намного дешевле металлических, да и продолжительность их жизни в 25 раз больше. Такие трубы специально обработаны, наростов на них не образуется. Вода станет дешевле, потому что будет приходить к нам без потерь и аварий.

Но, подсчитывая потери и выгоды для бюджета, мы так и не выяснили, сколько стоят человеческое здоровье и жизнь человека…

КОММЕНТАРИИ

Накануне Всемирного дня воды Национальный пресс-центр провел конференцию по соответствующей теме, где нам выдалась возможность задать самые животрепещущие вопросы официальным лицам, представителям государственных структур, ответственным за качество и санитарное состояние как питьевой воды, так и воды в Свислочи.

Семена ПОЗИНА, заведующего отделением коммунальной гигиены Республиканского центра гигиены, мы попросили прокомментировать следующее высказывание: в «Медицинском вестнике» №2 за 2006 год в своем интервью Михаил Римжа, заместитель министра здравоохранения, отметил, что производство и продажа бутилированной воды особенно в школах заметно снизили число случаев тяжелых вирусных заболеваний гепатитом и другими.

– Семен Григорьевич, не является ли эта фраза показателем качества питьевой воды, текущей в наших кранах?
– Да, действительно, иногда возникают вспышки инфекционных заболеваний, связанные с водным фактором. Как правило, первыми на них реагируют дети, заболевают. Перевод школ на бутилированную питьевую воду действительно уменьшил число таких случаев. Это не бесплатно: от государства школьники питьевой бутилированной водой не обеспечиваются. Решение об этом принимают родители и педагоги. Такое снабжение населения качественной питьевой водой вполне перспективно, ведь, несмотря на то, что поступающая к нам вода стандартна, лучше бы пить ее прямо из скважины. Все хотят пить вкусную и здоровую воду, а для удовлетворения такой потребности лучший способ – это бутилирование воды. Очищать воду – это одно, да и за фильтрами нужен уход, а вода из бутылки становится все более популярной: ее потребление увеличилось в десятки раз во всем мире и у нас. Но это не показатель недоброкачественности: вода в наших кранах безопасная, но чтобы гарантировать большую безопасность мы стали бутилировать больший, чем ранее, объем воды. Наша питьевая вода только на 1,8 % не соответствует стандартам, а значит, пить ее можно в любом количестве.

Наталью ХОЛОДИНСКУЮ, заместителя главного инженера УП «Минскводоканал», мы спросили, планируется ли переход на пластмассовые трубы в системе водоснабжения?

– Пластмассовые трубы являются действительно перспективным направлением, но они имеют свои плюсы и минусы. В настоящее время мы не считаем нужным полный переход на пластмассовые трубы. Хотя с точки зрения стоимости, транспортировки и возможности проведения ремонта эти трубы незаменимы, и мы кое-где уже используем их. Но в Москве, например, принята программа использования исключительно чугунных труб со специальным покрытием внутри. Так что этот вопрос спорный и требует дополнительно изучения.

У Александра АПАЦКОГО, заместителя министра природных ресурсов и охраны окружающей среды, мы поинтересовались, планируется ли в будущем обеззараживать воду иными, нежели хлорированием, методами, например, «Аквахлором»?

– Мы думаем оставить хлорирование как основной метод обеззараживания. Менять его на что-то другое мы не собираемся. Концентрация хлора в нашей воде безопасна для здоровья. К тому же сейчас очень много других методов обеззараживания воды, но ни один из них небезопасен. Консервирование воды хлорированием гарантирует, что микробы в воде не будут размножаться, как при других методах (озонирование, радиационное облучение воды), при которых обеззараженная вода, попав в распределительную сеть, приносит с собой бактерии со стенок труб. Гарантировать, что такая вода безопасна, мы не можем. Но мы применяем комбинированный метод: и хоть озонирование неэффективно, мы применяем его, чтобы уменьшить дозу хлора в воде, улучшая тем самым ее вкусовые качества.

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

Семен Григорьевич Позин, по меньшей мере, просто не искреннен. В докладе Главного санврача РБ четко говорится, что потребление детьми бутилированной питьевой воды снизило заболеваемость гепатитом А на 69%. Обратите внимание, только за счет исключения из рациона детей Фрунзенского района г. Минска "безопасной" водопроводной воды, произошло резкое снижение заболеваемости. Даже студентам-гигиенистам 3-го курса известно, что такое бывает лишьпри водно-эпидемических процессах при "выключении" действующего агента.

Следовательно, водопроводная вода поверхностного водозабора г. Минска является эпидемиологически опасной по гепатиту А и другим энтеровирусным инфекциям.

Именно это в "закодированном" виде до нас хотел донести М.И. РИМЖА. Жаль, что С.Г.ПОЗИН его понял.