Григорий ВАСИЛЕВИЧ: «Утверждать верховенство Конституции – главная задача КС»

15 марта 1994 года Парламент принял Конституцию суверенного белорусского государства. Двенадцать лет мы живем с несоветским Основным законом. О нем и институте, призванном Основной закон защищать, наш разговор с главой Конституционного суда Григорием ВАСИЛЕВИЧЕМ.

– Григорий Алексеевич, в связи с очередной годовщиной Конституции у нас есть прекрасный повод напомнить историю ее создания.
– Начиная с 1990-го по 1994 год, республики бывшего СССР одновременно и разрушали, и пытались создать нечто новое. С принятием в Республике Беларусь новой Конституции и выборами главы государства начался этап созидания. С каждым годом государство становилось сильнее и сильнее. Хочу в этой связи подчеркнуть, что работа предприятий, сферы услуг, образования, медицины и др. всегда основывается на законодательстве. Поэтому те успехи, которые есть в экономике, социальной сфере, – это результат проводимого политического курса и, конечно же, законодательства.

– Вы полагаете, что наше законодательство совершенно?
– Ни в одной стране оно таковым не является. Развивается общество, ставятся новые задачи, требуются новые правовые решения и вольно или невольно возникают проблемы. Пока государству, а значит, и правовой системе, отмирание не грозит. Наоборот, усложнение задач, повышение требований к качеству и уровню жизни, поворот государства к нуждам людей обязывает использовать более тонкие правовые инструменты, включая и конституционное правосудие.

– Насколько, на Ваш взгляд, качественна нормотворческая деятельность наших государственных органов?
– Если государство каждый год «прибавляет», то можно говорить в целом о позитивной оценке. Но сейчас ведь время другое. Мы вышли из того прорыва, в котором были в начале 90-х годов. У нас есть Центр законопроектной деятельности, Национальный центр правовой информации, аппараты Парламента, Правительства, министерств, ведомств. Все они в той или иной мере имеют отношение к нормотворчеству. Там должны работать профессионалы. Сейчас новые требования. В целом мы уже «насыщены» законодательством. Его сейчас надо хорошенько «перепахать», чтобы исключить внутренние и внешние противоречия, изъять излишнее правовое регулирование, исключить придание актам обратной силы. Надо, конечно же, формулируя то или иное положение нормативного акта, предвидеть, как оно будет «прочитано» на практике. Это позволит исключить различное толкование акта.

Но коль народ поддержал текст Конституции, то все мы должны соизмерять с ее нормами и принципами. И здесь большая роль принадлежит Конституционному Суду как специализированному органу. Ведь осуществление конституционного контроля требует особого опыта. Во всех цивилизованных демократических государствах, несмотря на те неудобства, которые создает Конституционный Суд (ведь после его решений приходится менять законодательство или практику), осознают объективную потребность в нем.

– Насколько активны граждане? С какими заявлениями они чаще всего обращаются в Конституционный Суд? Как реагируют на правовые позиции Конституционного Суда компетентные органы?
– Обращения самые различные. И по поводу проверки конституционности нормативных правовых актов, и по частным вопросам. Хочу отметить, что так же, как и в другие госорганы, так и в Конституционный Суд граждане часто обращаются, что называется, не по адресу. Но в силу статьи 40 Конституции, актов текущего законодательства мы знакомимся с такого рода обращениями и даем необходимые ответы. Иногда выявляются очевидные отступления от законов. Конечно, граждане для возбуждения полноценного производства в Конституционном Суде (рассмотрение дела в открытом судебном заседании, приглашение сторон по делу, в том числе принявших неконституционный акт) должны в соответствии с действующим законодательством проявлять соответствующую инициативу перед органами и лицами, указанными в части 4 статьи 116 Конституции, а также перед судами, заявляя соответствующие ходатайства на основании статьи 112 Конституции. Однако разве можем мы оставить вообще без всякого реагирования коллективные обращения или, например, частный вопрос о применении закона об амнистии по отношению к осужденному, когда этот человек действительно прав, а судебная практика невосприимчива к тексту закона. Ведь это находится в русле требований Президента о внимательном отношении к обращениям граждан.

Например, приходит в Конституционный Суд гражданин по поводу наследования квартиры в ЖСК. Если до 1 мая 1994 года паевые взносы были выплачены полностью, то и без документального оформления человек становился собственником этой квартиры. Со смертью собственника наследник имеет право не на символические суммы (паевые взносы), как это сложилось на практике, а на квартиру, стоимость которой совершенно иная. А ведь тяжбы и разбирательства шли годами и в судах, и в других инстанциях.

Вот в таких очень сложных правовых ситуациях и следует задействовать Конституционный Суд. Ничего нового мы не изобретаем. Так живут все страны, прошедшие через трудные этапы становления.

– Как насчет прописки и разрешительной записи в паспортах для выезда за рубеж? Ведь ничего по сути не сделано, чтобы восстановить права граждан. Насколько естественна такая «медленная реакция» на решения Конституционного Суда?
– В свое время по обращению Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко мы признали неконституционной норму КоАП, предусматривавшую ответственность должностных лиц за прием на работу без прописки. Это реализовано в законодательстве. В целом же институт прописки пока сохраняется, и перед нами никто из уполномоченных субъектов вопрос о проверке соответствующих норм не ставил. Но есть другие «частные» результаты. Например, отменена норма, в соответствии с которой взималась плата за каждый день проживания иностранного гражданина в столице. Понимаем, что необходимо решить по меньшей мере две очень сложные задачи: с одной стороны, исключить отказ в приеме на работу по мотивам отсутствия прописки, а с другой – сделать так, чтобы распределение трудовых ресурсов в целом по стране было рациональным. Мне кажется, что здесь можно найти и правовое, и практическое решение.

Что же касается так называемых отметок в паспортах, то у нас достаточно специалистов в области информационных технологий для решения этого вопроса. Здесь просто заинтересованным ведомствам следует форсировать работу по выполнению требований Конституции. Знаю, что одна белорусская фирма выполнила такую работу для Казахстана.

– Когда-то Конституционный Суд, чтобы не быть политизированным, отказался от права инициировать дела о нарушении конституционных норм. Нет ли сейчас по этому поводу сожалений?
– Согласно статье 59 Конституции органы государственной власти и должностные лица должны принимать необходимые меры для обеспечения надлежащего внутреннего и международного порядка. В данном случае в совокупности с другими статьями Конституции мы должны понимать и обязанность перед гражданами обеспечивать верховенство Основного Закона. Такова доля всех государственных служащих. Каждый должен пройти свою часть пути. При поступлении надлежаще оформленных предложений Конституционный Суд готов выносить заключения.

– И в завершение Ваши пожелания.
– Органам государственной власти и гражданам следовать нормам Конституции, сделать все, чтобы она обладала реальным верховенством.

Оставить комментарий