ЛУКАВАЯ ЦИФРА

Правительство довольно: старт года и новой пятилетки в экономике получился вполне успешным. Валовой внутренний продукт (ВВП) вырос на 10,2, промышленное производство – на 12,6, а сельскохозяйственное – на 11,2 процента в сравнении с прошлогодним январем. На эту тему немало было сказано и на III Всебелорусском народном собрании.

Причин для самоуничижения и впрямь нет. Но для пользы дела не помешал бы и более критичный взгляд на происходящее в отечественном хозяйстве. Ведь год предстоит очень нелегкий. А уж пятилетка и подавно. Одно грядущее повышение цен на российский газ чего стоит. А посему свое «гм-гм» я все же выскажу.

Со статистикой не поспоришь: ВВП и в самом деле вырос. Но давайте вспомним: в начале прошлого года к рождественским каникулам в России, которые были и в нынешнем январе, добавился еще новый механизм взимания налога на добавленную стоимость. Он на несколько месяцев парализовал белорусско-российскую торговлю, пока все более-менее притерлось и утряслось. А посему сравнение результатов нынешнего января с прошлогодним, особенно в промышленном производстве, просто обречено на впечатляющий процентный рост. Хотя, если честно, то истинный результат начнет проглядываться где-то не ранее второго полугодия.

Да и январский успех имеет существенную оговорку. Вместе с увеличением выпуска продукции выросли и ее складские запасы. Причем за месяц сразу на восьмую часть, до 2,3 триллиона рублей. По сравнению с декабрем объем нереализованных химических волокон и нитей увеличился на пятую часть, бытовых холодильников и морозильников, а также шин для грузовых автомобилей – более чем на четверть, а телевизоров и вовсе в 3,8 раза. Россия гуляла пол-января, а потому ничего невозможно было на ее рынке продать? С этим аргументом я, может быть, и согласился бы. Да только белорусские «МАЗы» и сахар тоже в основном сбываются на просторах от Смоленска до Курил. А их производители свои склады в первом месяце текущего года расчистили – соответственно, на шестую часть и более чем наполовину. Так что нечего на Рождество кивать, коли нет конкурентоспособного товара.

Короче говоря, есть рост, а есть его имитация. О ней хорошо сказал председатель Комитета государст¬венного контроля Анатолий Тозик: «За впечатляющими цифрами валового производства продукции нередко скрывается тот факт, что значительная часть произведенного не реализуется, а уходит на склад».

Уши лукавой цифры выразительно торчат из еще одного важнейшего показателя. Объявлено, что минувший год с убытками закончили 370 предприятий или всего 3,5 процента от их общего количества. Для сравнения: в конце позапрошлого года концы с концами не свело 2.261 предприятие, или каждое пятое. Однако даже официальные лица сейчас признают, что количество убыточных предприятий практически не снизилось. Об этом, в частности, заявил помощник Президента Сергей Ткачев на недавнем совещании с участием работников Совета министров. А благополучная цифра выводится очень просто: путем переоценки фондов по состоянию на 1 января 2005 года.

Но это бухгалтерское благолепие скоро кончится. Через месяц-другой шило опять вылезет из мешка, и реальное число финансово неблагополучных предприятий снова станет известно. Судя по всему, у власти насчет его уменьшения нет никаких иллюзий. Иначе зачем бы Президенту Александру Лукашенко подписывать недавно указ о реструктуризации долгов хронически убыточным государственным предприятиям. А долгов в белорусской экономике накоплено много: 4,8 триллиона рублей на начало января. Просроченную кредиторскую задолженность имели в прошлом году почти 60 процентов отечественных предприятий, причем 84 процента из них ходили в должниках свыше трех месяцев.

Именно от реальной, а не бухгалтерской ликвидации убыточности предприятий зависит повышение их инвестиционной активности, а вместе с ней и рост конкурентоспособности белорусской экономики. Но для этого нужны перемены в хозяйственном механизме страны. Лукавая цифра благополучного отчета их только отодвигает. Чем и опасна.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о