ЮРИЙ ФЕЛЬШТИНСКИЙ: «Всей правды о «Норд-Осте» мы никогда не узнаем»

Три года прошло с того момента, когда я, едва приехав в командировку в Москву, стоял у оцепленного театрального центра на Дубровке. Не имея возможности последние 10 часов смотреть телевизор или слушать радио, с непониманием происходящего наблюдал за тем, как бесчисленная журналистская братия устроила допрос заместителю московского мэра…

Что конкретно там говорилось, я не слышал (из-за невозможности пробиться сквозь толпу). Но вскоре мне сообщили, что во время моего нахождения в поезде «случился штурм». Тогда мало кто мог представить, как «это делается в России», не были известны подробности спецоперации. Я был способен шутить (позвонив в редакцию, сказал: «Интервью с Бараевым не будет. Его застрелили раньше, чем я до¬ехал»). Однако вскоре стало не до смеха. И хотя сейчас мы уже знаем, что «операция по спасению» не предполагает сохранения жизни для всех, знаем точное количество пострадавших (в том числе и белорусов), но, по большому счету, все так же остаемся в неведении о том, что это было.

О том, что изменилось в жизни наших восточных соседей после «Норд-Оста», о связи его с последующими терактами, мерах противодействия терроризму в России в интервью «ЭН» рассуждает известный историк Юрий ФЕЛЬШТИНСКИЙ:

– В чем сходство и в чем различия между терактами последних трех лет?
– В трагедии «Норд-Оста», как и в трагедии Беслана, как и в недавней трагедии в Нальчике поражает не только жестокость и беспощадность террористов. Но и жестокость и беспощадность власти по отношению к собственному населению, по отношению к тем людям, которые оказались заложниками ситуации, вызванной многонациональным конфликтом, прежде всего – геноцидом, который проводит Россия в Чечне. Мы видим как от раза к разу циничнее и хладнокровнее ведет себя власть по отношению к оказавшимся в заложниках мирным гражданам. Если в «Норд-Осте» велись переговоры с террористами, и лишь после (или во время) переговоров власть предприняла газовую атаку, завершившуюся смертью многих заложников, то в Беслане усыплять никого не пытались, а предприняли военный штурм с использованием бронетехники и огнеметов, закончившийся, как и в «Норд-Осте», гибелью множества мирных граждан.

Если в Беслане была предпринята, пусть по местной инициативе, попытка переговоров с террористами, то в Нальчике о переговорах мы даже не слышали: власть проводила военную операцию по уничтожению террористов, подвергая риску жизнь мирных горожан и заложников. Чем все закончилось – хорошо известно. Если в «Норд-Осте» раненых и убитых считали с точностью до единиц, то в Беслане расхождения шли уже на десятки. А про Нальчик мы просто не имеем информации.

Если общественность после «Норд-Оста» требовала от правительства ответа на многочисленные возникшие вопросы, то правды о Беслане требовали лишь местные жители, лично затронутые этой трагедией. Нальчик же был воспринят российской общественностью как рядовая новостная сводка, хотя, конечно же, это не классическая террористическая акция, а очевидное восстание группы местных жителей против российских силовых ведомств. Это явление новое, принципиально отличающееся и от «Норд-Оста», и от Беслана. Нальчик – новая веха в борьбе за независимость Кавказа от России.

– Какие цели на самом деле ставили организаторы теракта и добились ли они их?
– Цели террористов в «Норд-Осте» и Беслане идентичны: вывод российских войск из Чечни и предоставление ей независимости.

Добились ли террористы своих целей? Если воспринимать их требования буквально, то нет. Но у них, безусловно, были и другие цели, которых они достигли. В частности, продемонстрировали, что Россия после многих лет войны в Чечне не покорила чеченский народ, не контролирует ситуацию в Чечне ни в военном, ни в политическом отношении. Показали, наконец, что победы в Чечне России не одержать. Что, впрочем, не значит, что победу могут одержать сепаратисты. Не исключено, что эта позиционная война будет длиться долго. Однако из истории нам известно, что даже самые длительные войны, кончались мирными переговорами, а все империи рано или поздно распадались. Российской Федерации придется распасться на ряд государств. Условия для этого возникнут в ближайшие десять лет. Распад империи не нужно воспринимать как поражение или проигрыш. Это исправление ошибок, сделанных предыдущими правительствами. На примере Европы мы видим, что действительная интеграция возможна только после периода абсолютного экономического и политического разделения. Но ожидать такого же уровня культуры в национальном вопросе от России утопично. Через десять лет на Кавказе и прилежащих к нему российских территориях будет полыхать война.

– Почему, несмотря на очевидность неготовности московских властей к теракту, подавшие на них в суд пострадавшие проиграли?
– Судебные иски по определению возможны только в тех странах, где есть уважение к суду, к закону и к правам человека. В России ничего этого нет. Россия остается сегодня средневековой страной, в которой человеческая жизнь ничего не стоит, в которой совершаются ежедневно заказные убийства, причем заказчики чаще всего остаются ненайденными и ненаказанными. В такой атмосфере судебные иски российских граждан к правительству страны или регионов абсолютно бессмысленны. Возможность подать их создает иллюзию правосудия у истцов и ответчиков. Реально же судебные решения, если они не оркестрированы правительством, а принимаются против него, не исполняются.

И у истца во всех случаях нет возможности добиться справедливости. Это относится и к искам против федерального правительства, и к искам против московской власти, исключительно коррумпированной, может быть, даже самой коррумпированной в России. Вся экономическая система страны отстроена так, что 80-90% всех денег могучего государства сосредоточены в Москве и Санкт-Петербурге. Они лежат на счетах московских банков. А все российские бизнесы и их хозяева зарегистрированы в Москве или Санкт-Петербурге. Соответственно, владельцы крупнейших российских бизнесов проводят в Москве и Санкт-Петербурге большую часть своего времени и имеют там свои квартиры. По этой причине Москва действительно является одной из богатейших столиц мира. Понятно, что у правительства Москвы есть неограниченные возможности влияния на судебные власти Москвы, сильно зависимые от мэрии в том числе и в финансовом отношении.

– Узнаем ли мы когда-нибудь всю правду о «Норд-Осте» и прочих терактах?
– «Вся правда» – это философская категория. Ее мы, конечно, никогда не узнаем. Впрочем, нам и не нужно знать всю правду. Нам хотелось бы знать хотя бы то, до чего докопались официальные российские власти. Нам хотелось бы иметь доступ к той информации, которая известна российским следственным органам. Понятно, что доступа и к этой информации у нас не будет, так как правительство знает, что чем больше информации поступит в распоряжение журналистов, тем больше встречных вопросов у них возникнет, и не без оснований. Поэтому, упрощая себе жизнь, правительство просто засекречивает всю информацию, имеющую отношение к основным терактам. И поскольку общественных организаций, контролирующих правительство, в России нет, страна беспомощна перед лицом правительственного беспредела.

Справка «ЭН»:

Юрий Фельштинский родился в 1956 году в Москве. В 1974 году поступил на исторический факультет МГПИ им. Ленина. В 1978 году эмигрировал в США, где продолжил изучение истории сначала в Брандайском университете, затем в Ратгерском, где получил степень доктора философии – Ph. D. (история). В 1993 г. защитил докторскую диссертацию в Институте истории Российской академии наук (РАН). Редактор-составитель и комментатор нескольких десятков томов архивных документов, автор книг «Большевики и левые эсеры»; «К истории нашей закрытости»; «Крушение мировой революции»; «Вожди в законе».

2
Оставить комментарий

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Анонимно

Здравствуй Юрий ……..! Хотел бы с Вами связаться и посо-
ветоватся насчет информации по Чечне.
С увожением Бек Аккинский

Сергей

Вся, или не вся, но большая часть правды находится по адресу: http://xpolitika.tk И из неё, в частности, следует, что штурмов Норд-Оста было два… А господ Путина, Патрушева, Грызлова, Васильева следует предать суду.
Вот только…кто это сделает?